ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да я знаю, что ты мальчик! Какую ж ты можешь знать тайну? Орден Желтого Дятла знает все тайны.

«Голос» иронически усмехнулся:

— Ты думаешь, что знаешь все, а не знаешь ничего. Я пришел рассказать очень важную тайну: я знаю, как сделать человека таким же невидимкой, как я.

Эти странные слова произвели на Педриньо такое впечатление, что он оступился, зацепился ногой за сучок и грохнулся вниз головой на землю. К счастью, дерево попалось не очень высокое, так что он не особенно ушибся. Педриньо поднялся, смахнул сухие листья, прилипшие к рубашке, и сердито спросил у «голоса»:

— Где ты находишься, хулиган?

— Направо, налево, впереди и позади, — был ответ.

Самое противное на свете — это говорить с невидимкой. Не знаешь, куда повернуться. А «голос», как нарочно, забегал то вправо, то влево, то вперед, то назад, словно дразнился.

— Это, наверно, очень приятно быть невидимкой, — сказал Педриньо куда-то в пространство. — Мы сколько раз об этом говорили с Носишкой!…

— А кто это?

— Это моя двоюродная сестра Лусия, девочка со вздернутым носом. Она тоже хочет стать невидимкой. Ты ей покажешь, как это делается?

— Покажу обоим, если заслужите.

— А что надо делать, чтоб заслужить?

— Во-первых, не ругать меня хулиганом. А, во-вторых, поехать со мною в Мир Чудес. Посмотрим, как вы будете себя там вести. Пока что единственный мальчик-невидимка на свете — это я. Но я чувствую себя очень, очень одиноко, мне нужны товарищи. Потому я и пришел сюда.

— Спасибо, что вспомнил. Но где находится этот Мир Чудес?

— Повсюду. Вот посмотри, у меня есть карта, — сказал «голос», протягивая сложенный листок.

Педриньо очень удивился, увидев, как карта сама собой разворачивается в воздухе. Он протянул руку, взял карту и стал рассматривать.

— Прекрасная карта, — сказал он, читая названия земель и морей. -Даже Домик Желтого Дятла здесь помечен. И свинарник маркиза де Рабико виден очень хорошо. Где ты взял эту карту?

— Сам составил, путешествуя с карандашом в руках. Мир Чудес очень древний. Он появился, когда родился первый ребенок на земле, и будет существовать, покуда не умрет последний старик.

— А легко добраться туда?

— Очень легко или невозможно. Зависит от человека. Человеку с воображением очень легко.

Педриньо не совсем понял последние слова… «Голос» иногда говорил диковинные вещи.

— Много путешественников побывало в Мире Чудес, — продолжал «голос». — Среди них были братья Гримм и Андерсен, ты знаешь их? Они там долго прожили, много повидали и потом рассказали обо всем точь-в-точь так, как видели. Братья Гримм первые рассказали историю про Золушку полностью — все как было. До них эта история уже гуляла по свету, но каждый рассказывал ее по-разному…

— Как интересно! Ну, а карту я могу взять себе?

— Возьми. Я ее наизусть знаю. Только не теряй — другой такой карты на свете нет.

— Не беспокойся, все будет в порядке, — сказал Педриньо, пряча карту в карман. — Теперь только надо выяснить, как туда ехать.

— Не думай об этом. Я все знаю. Я поведу вас туда.

— Когда?

— Когда хотите. Завтра, например.

— Превосходно! — обрадовался Педриньо. — Завтра и поедем. Утром я приду на это самое место с моей двоюродной сестрой Лусией. По рукам?

— Кукареку! — отвечал таинственный голос и смолк. Педриньо постоял, послушал. Тишина. Видно, тот, кому принадлежал голос, удалился.

Педриньо долго еще стоял на том же месте, задумчиво глядя перед собой…

Глава 2.

Приготовления к отъезду.

Домой Педриньо бежал бегом, спеша рассказать Носишке о странном происшествии. Он выложил все залпом, сбиваясь и волнуясь.

Носишка даже рот раскрыла от восторга.

— Но как же он выглядит? — спросила она, сгорая от любопытства.

— Почем же я знаю, как он выглядит, если он невидимка! Голос такой мальчиковый. Говорит, что рост, как у меня, и столько лет, как мне. Поет петухом.

— Чудеса! — покачала головой Носишка, рассматривая карту, расстеленную на земле. — Эмилия, иди-ка сюда, погляди…

Кукла, игравшая с графом в прятки, вскинула голову и быстро застучала каблучками — тук-тук-тук… Посмотрела на карту, высказала свои критические замечания и, увидев изображение свинарника Рабико, вскричала:

— Граф, идите сюда, посмотрите-ка! — и, так как граф не сразу откликнулся, побежала за ним и ткнула его в карту так неосторожно, что граф— ский нос прорвал какое-то море.

Ну, карту смотрели-смотрели, учили-учили, и наконец Педриньо сказал, что довольно — пора готовиться к отъезду.

— Надо все решить сегодня, потому что завтра утром едем. Вопервых, давайте решим, кто поедет, а кто останется дома.

— По-моему, можно ехать всем, кроме Рабико, — сказала Носишка. -Маркиз очень плохо воспитан. Поедет Эмилия, поедет Представь Себе, поедет граф…

— Представь Себе не поедет! — вскинулась Эмилия. — Какая польза от такого уродца? А граф — пускай, он мне будет нужен.

Хотя все пожалели деревянного человечка, но с Эмилией лучше было не связываться. Решили — едет граф.

— А вещи? — вспомнила Носишка. — Взять что-нибудь из одежды или не надо?

— Я думаю, не надо, — сказал Педриньо. — Мальчик-невидимка, видимо, человек бывалый: он всегда сумеет добыть то, что нам понадобится.

Решили вещей не брать.

— Ну, вот и хорошо, — сказал Педриньо. — Тогда пойдемте спать, а то завтра вставать очень рано.

Донну Бенту удивило, что дети так покорно, раньше положенного часа, отправились спать, и она сказала тетушке Настасии:

— Завтра нас ждет какой-нибудь сюрприз!…

Но Эмилия не ложилась. У куклы было свое особое мнение обо всем, и она всегда привыкла поступать не так, как другие. Поэтому она решила вещи взять и провела остаток вечера, складывая свои вещички в маленькую корзинку, подарок донны Бенты. Положила перо попугая, половинку сломанных ножниц, знаменитую булавку с голубкой и другие пожитки.

— Всякому свое мило, — повторяла она, стоя подбоченившись посреди комнаты, любимую поговорку тетушки Настасии. И, видя, что ничего не забыла, попробовала закрыть корзинку… Как бы не так! Слишком много напихала…

— Гра-аф! — позвала Эмилия. — Идите сюда, помогите сдавить эту пакость!

Бедный де Кукурузо, кряхтя, вышел из своего угла.

— Сядьте на корзинку и давите, пока не лопнете… — любезно попросила Эмилия.

К счастью для графа, к таким крайностям прибегать не пришлось. Корзинка, видно, сжалилась над бедным мудрецом… и закрылась.

Глава 3. Отъезд

Ранехонько поутру дети вскочили с постели, оделись и тихо-тихо, на цыпочках, направились в сад, так что донна Бента даже ничего не заметила. Эмилия шла за ними, вздернув голову, на носках, как балерина. Процессию заключал граф с корзинкой на плечах. Как только отворили калитку, так сразу услышали пенье петуха. Оно доносилось из-за дерева гойабы:

— Кукареку!

Педриньо узнал «голос».

— Это он! Уже ожидает нас в условленном месте.

Все побежали туда, но так как никого не увидели, то остановились в растерянности, не зная, что делать дальше. Но в это мгновение второе «кукареку» раздалось откуда-то с верхушки гойабы. Мальчикневидимка был, видно, лакомка и даром времени не терял…

— Ты там наверху? — спросил Педриньо, задирая голову.

— А ты не «видишь»? — ответил «голос». — Научись знать, где я, не видя меня.

И «голос» дал первый урок — бросил кожуру гойабы прямо в нос Педриньо, спросив: — Смекаешь?…

Педриньо рассмеялся:

— Смекаю. А теперь слезай, я тебе представлю мою двоюродную сестру Лусию и других членов Ордена Желтого Дятла.

— Не надо. Я понимаю, что эта девочка со вздернутым носом и есть Лусия. А кукла — Эмилия, маркиза де Рабико. Я только не понимаю, кто этот сеньор в шляпе и с корзинкой на плечах.

— Это знаменитый граф де Кукурузо, ученый, который знает все.

В Домике Желтого Дятла все знали, что граф все знает, но никто, в сущности, не знал, что же, собственно, граф знает… Однако «голос» удовлетворился таким ответом, и все услышали — плюх! — как он спрыгнул с дерева. Теперь «голос» стоял где-то среди них.

25
{"b":"17689","o":1}