ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А теперь представим себе, что есть наука, где факты представить невозможно, ибо они неповторимы, причинно-следственных связей нет. Теоретически это возможно? Да! Но наш мир — зеркальное отражение «горнего» мира, значит, эти условия свойственны миру Духа! В нем своя физика, химия, своя логика, свои процессы, о которых мы можем только догадываться.

Для примера разберем, как материалистический способ познания говорит о человеке, нам эта тема наиболее интересна. Говорит он о нем в основном как о биологическом существе, представителе рода высших приматов. Научный способ познания хорошо известен нам из диалектического и марксистского материализма.

Напомню…

Диалектический материализм. Говорит о человеке как о части Природы и о том, что он ее вершина. Можно ли нам познавать жизнь, основываясь на нем, ведь мы принимаем это утверждение?!

Нельзя! Ибо после этого утверждения начинаются странности. Прежде всего, мы видим, что человек нуждается в Природе только для того, чтобы, использовав, освободиться от нее и творить уже свою природу, человеческую. Природа уже не нужна, она — загнанная лошадь… Подобное воззрение приведет к изоляции человека от Природы внешней, а потом и от другой природы — внутренней. Следующий этап — поиск лучшей внутренней природы, т. е. селекция людей… Не правда ли, чем-то знакомым попахивает -фашизмом, немецким или русским.

Марксизм. Считает, что труд создал человека из обезьяны.

Мы могли бы взять этот вид познания на вооружение, если бы в нем тоже не было противоречий.

Итак, человек — продукт труда, который он сам же создает. Но возможно ли это? Как я могу создать себя самого? Я могу себя воспитать, оздоровить, но создать себя… И еще странный момент… Марксизм утверждает, что только труд способствует развитию интеллекта. Но тогда самыми интеллектуальными существами на Земле должны были стать пчелы или муравьи, как самые трудолюбивые существа. С одной стороны, труд необходим для развития интеллекта, но с другой — не всякий труд развивает интеллект — только труд человеческий, а не муравьиный. Похоже, что этот способ познания нам не подойдет.

Культурологический способ познания

Он включает в себя этику, эстетику, идеологию. По этому способу познания человек — существо социальное.

Слово «культура» выросло из слова «культ», т. е. из религии, и более всего к ней приспособлено. Поэтому научный подход более приемлем для познания законов физического мира, а культурологический — психического и духовного миров. Есть в нем одна особенность — кодирование информации…

В культурологическом способе познания жизни делается попытка раскодировать истину. Все сказки, былины, сказания, легенды в закодированном виде говорят о каких-то жизненных событиях, и их можно понять, если уметь делать раскодировку. Сказка «Морозко» — о всетерпении православной Души и ее безоглядной преданности Высшему.

Наука считает, что если в объекте (в том числе и в мыслящем) нет или не задействован блок по раскодировке информации, то этой информации как бы нет совсем. Например, папа любит своего ребенка, но он не умеет это показать (осторожно, ненавязчиво), т. е. не может раскодировать свои чувства. Тогда ребенок об этом может и не узнать и развивается ущербно, как будто бы без любви. Так и сказки, их нужно уметь раскодировать. Не сумеешь — не поймешь главного. А что у человека является блоками раскодировки? Правильно, сердце и мозг. Вспомним, что христианство кардиоцентрично, т. е. деятельность сердца лежит в основе всех поступков человека, а мозг занимает подчинительную позицию по отношению к нему. И еще давайте вспомним, что самое главное на свете доходило до нас в виде притч, и человечество уже на своем уровне понимания раскодировывало притчи. Как только наука поняла, что все это код, сразу же появились гениальные открытия Фрейда, Юнга о кодировании информации в подсознании…

В наших школах дают огромное количество знаний, часть которых понадобится ребенку в будущем. А самое важное, самое животрепещущее в школах не дают. Вернее, как правило не дают. Помните, мы говорили, что самое главное — личность, а не энергия. Программа — это аккумулятор энергии, ее возможности всегда слабее возможностей одухотворенной личности. Потому практически невозможно составить идеальную программу, а во-вторых — в любом обучении все зависит только от личности обучающего. Можно и на тривиальной программе дать ребенку самое главное, а можно и на прекрасной программе ничего не дать. Почему? Потому что дети, смотря в рот учителю, ловят не информацию, ее они могут получить и из программы, а ловят благодать, энергию Духа Святого, которая исходит от конкретной личности.

Вы спросите, дорогой читатель, — как быть, где найти столько прекрасных учителей, чтобы передать детям самое главное? Уверяю вас, у нас есть масса замечательных учителей. Их квалификация просто недоступна учителям лучших школ Америки и Англии. Но жизнь учителя у нас самая тяжелая… Выход № 1 — сделать жизнь учителя хотя бы сносной, особенно жизнь сельского учителя! Выход № 2 — культурологический подход к обучению. Через настоящее искусство, где в закодированном символическом виде говорится о самом главном. Кодирование информации происходило во все времена. Вот посмотрите, дорогой читатель, как пишет об этом крупнейший астрофизик Джеймс Джине (1877—1946): «Примитивные космогонии рисовали Творца работающим во времени, выковывающим Солнце и Луну… из уже существующего сырого материала. Современная научная теория заставляет нас думать о Творце, работающем вне времени и пространства… так же, как художник находится вне своего холста».

Как видите, дорогой читатель, введение в школу компьютерной грамотности настраивает ребенка на частности. А если бы в школах серьезно изучались сказки (и национальные, и народов мира), былины, фольклорные песни, прослушивалась (а не анализировалась) серьезная музыка, наши дети значительно больше взяли бы в главном, чем во второстепенном (но не тут-то было). Мы никогда не догоним Америку по компьютеризации, но всегда будем впереди нее только потому, что еще есть учителя, читающие детям сказки. В подтверждение своих слов приведу безжалостные слова писателя В. Бианки: «Наука убивает живое, искусство воскрешает мертвое».

Итак, искусство — способ передачи закодированной информации.

Искусство делится на светлое и на темное. Каждое уводит мысли человека в ту или иную область.

Светлое и темное искусства

Светлое искусство. Знакомясь с истинной культурой, человек сознательно и подсознательно усваивает главные жизненные ориентиры мировой морали и настоящие духовные ценности. Поэтому так важно водить ребенка на концерты хорошей музыки. Пусть ему не нравится, тактично потерпите, его протест временный. Главное, он усвоит, что есть другая жизнь, другая музыка, кроме «попсы» и «рейва». Светлое искусство имеет семь лучей:

— луч исторического признания и проверки временем;

— луч стремления к Высшему (а не к низшему);

— луч собственных выводов;

— луч высокой любви (касающийся сердца человека, а не иных физиологических структур);

— луч мира прекрасного (о не оторванного от реальности);

— луч побуждения к лучшему;

— луч оптимизма и надежды.

Светлое искусство создает человек-творец. А кто он? Тот, кто продолжает дело Творца. Творец может все, но не может творить зла. Отсюда и надо исходить в оценке любого искусства.

Темное искусство — это большая часть поп-музыки, большая часть рок-музыки, эротика, порнографическое искусство, все азартные игры (карты, рулетка). Это искусство представлено во всех музах, но в их непотребной части… Этот вид искусства имеет тоже семь лучей:

— луч сиюминутных ценностей;

— луч низменно-чувственного;

— луч искаженных мыслей, подмены понятий и лжи (дает уму отравленную пищу);

— луч низшего интереса, чувствования и примитивных мыслей;

— луч негативной мистики;

— луч отчаяния, страха или безразличия;

31
{"b":"17690","o":1}