ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Открывались окна и двери, и люди выглядывали посмотреть на «вдов», прокладывающих свой путь среди толпы на собеседование к мрачному мистеру Смитсону. У каждой были заготовлены доказательства брака: семейная Библия, мятое, запачканное брачное свидетельство. И на руке каждой — золотое кольцо. Для тонкой руки Ариэль было тяжело толстое, богато украшенное испанское кольцо, она часто покручивала его, пока Смитсон допрашивал спокойных, очень вежливых женщин.

Ариэль закрыла глаза, когда Смитсон атаковал Анну, расспрашивая, вынюхивая каждую деталь о ье муже, на что Анна отвечала со спокойным достоинством. Ариэль сдержала улыбку. Анна вошла во вкус, расписывая картины идеального брака с мужем-фермером. Она долго выдумывала все мелочи, пока действительно они не стали частью ее жизни. Купленное у медника, старенькое кольцо Анны стало свидетельством двадцати летнего брака.

Смитсон опросил Лидию, Салли, Нэнси, Америку, Марию, Элизу, Гариэт и Лелию.

Когда Бидди начала дрожать рядом с Ариэль, она взяла ее руки и почувствовала, как женщина судорожно сжала пальцы.

— У тебя все будет хорошо, Бидди. Мы не поедем без тебя. Выше голову. Ты свободна и везешь своих детей к безопасности и свободе, — строго прошептала Ариэль. — А ну, выше голову.

Смитсон спокойно разговаривал с Бидди, без всяких придирок, которыми он пугал других женщин. После требования показать «документы об освобождении», Смитсон стал задавать прямые вопросы.

— Вы путешествуете как рабыня? Когда Бидди с мрачным выражением взглянула в его сторону, Смитсон грубо сказал:

— Я не буду иметь дело с теми, кто перевозит или продает рабов. В каком качестве вы находитесь по отношению к другим женщинам? Служанка, горничная?

Бидди откинула назад голову, атласные ленты ее шляпки заблестели в тусклом свете.

— Я сама себе хозяйка. Я хочу мужа, хорошего человека, который вырастит моих малышей. Миссис Д'Арси не будет с этим связана.

— Вы верите, что миссис Д'Арси человек слова?

— Да, я бы доверила ей жизни моих детей. Я доверяю ей.

Массивная голова Смитсона опустилась в коротком кивке.

— Идет.

Затем Мэри и ее дети отвечали на вопросы. Ребятишки прижались к ней, когда Смитсон начал усердно оспаривать необходимость для нее сносить трудность путешествия. Хотя она не показала других признаков страха, лицо ее побледнело, и Глэнис шагнула вперед.

— Я молюсь, чтобы трудности, которые пришлось вынести этой женщине после кончины мужа, больше не продолжались, сэр, — сказала Глэнис строго и спокойно.

Смитсон вскинул глаза и прищурился, словно вспомнив что-то. Краска разлилась по его шее, румянец окрасил загорелые щеки. Он щелкнул языком, словно злясь на самого себя, потом мягко добавил:

— Сударыня, вы прошли, — и положил монету в маленький кулачок Тимми, а вторую в ручку Брианны.

Когда малышка широко улыбнулась и сделала реверанс, лицо Смитсона потеплело.

Глэнис села на освободившийся после Мэри стул и сложила руки на коленях.

— Итак? — спросила она Смитсона. Ариэль заметила в ее голосе оттенок неудовольствия перед вспышкой гнева.

Ариэль молила Глэнис не связываться со Смитсоном, чтобы «вдовы» не потеряли шанс на безопасное путешествие.

— Начинайте, — приказала Глэнис по-царски, ее глаза сверкали.

— Уксус, — сказал Смитсон. — Вам потребуется море уксуса в пути. Вдовам потребуется женщина с крепкой спиной, которая выйдет вперед, когда необходимо. — Затем он отрывисто произнес ее имя: — Миссис Гудмен, берегитесь того, кого вы решите укусить. Надеюсь, это буду не я.

Он кивнул Ариэль, и она поспешила к центру комнаты, перешагивая через вытянутые ноги человека, сидящего на стуле. Еще один уроженец Запада мешал ей пройти. Когда Ариэль подошла к Смитсону, Глэнис стояла рядом с ней.

— Женщины и дети принимаются, все настоящие вдовы. Но вы наняли кого-то… Три фургона — три сильных мужчины. Где они?

Ариэль вздохнула. Она работала не покладая рук, чтобы представить мистеру Смитсону «настоящих вдов». Но совершенно забыла о требовании капитана, чтобы кто-то сопровождал их.

Она закусила губу и взглянула на Глэнис, которая плотно сжала рот. Ариэль преодолела желание по привычке сцепить руки за спиной во время нерешительности.

— Я… о… возможно…

— Давайте быстрее, миссис Д'Арси. У меня мало времени, — прогремел Смитсон, потом озабоченно посмотрел на Глэнис. Она подняла подбородок и на равных встретила его с высоты своего роста. Хозяин фургонов откашлялся и смягчил тон. — Вдовий поезд мне не по нраву. Вам нужны стойкие парни, которым можно довериться.

— Это могли бы быть мы, — раздался сильный мужской голос. Высокие крепкие охотники медленно поднялись и зашагали к столу Смитсона.

Под шляпой лицо канадца хранило следы индейской крови. Его глаза, цвета холодной стали, в обрамлении густых длинных ресниц, казались жесткими, лишенными эмоций.

Более худой мужчина слегка прихрамывал, его гладкие черные волосы были перевязаны на затылке кожаным шнурком. Черты лица более тонкие, чем у товарища, темная кожа натянута на выступающие высокие скулы и волевой квадратный подбородок. Голова высокомерно приподнялась, губы плотно сжались в линию, когда он встретился с широко распахнувшимися глазами Ариэль.

Этот рот она видела раньше… этот милый маленький шрам на нижней губе… Рот, который страстно целовал ее. Нельзя не узнать медальон, согревавший грудь Люка Д'Арси, а сейчас висевший поверх рубашки охотника.

Вильсон подкрутил навощенные кончики усов и сплюнул в глиняную миску на пыльном полу.

Глэнис резко вздохнула, и Ариэль почувствовала, как румянец разливается по щекам.

Возвышаясь над Ариэль в прокуренной комнате, Люк Д'Арси и Сиам стояли в отделанных бахромой кожаных костюмах. В одной руке они держали по черной широкополой шляпе, в другой — длинные ружья. На дула были надеты кожаные чехлы. Взгляд Смитсона скользнул по их поясам, заметив деревянные рукоятки револьверов кольта и толстые, из оленьего рога, концы охотничьих ножей.

Пока Смитсон медленно разглядывал каждого претендента, Вильсон снова сплюнул. Смитсон взглянул на Ариэль, которая, не отрываясь, смотрела на бритое лицо Люка.

— Ваши люди?

Ариэль старалась согнать краску со щек. Она лежала в постели этого мужчины, в его объятиях. Он говорил с ней так, как не обращался ни один другой мужчина, его руки касались ее… Стоя напротив, он возвышался над ней… она едва доставала до плеча Люка. До смуглого, гладкого плеча, которое соединено с широкой грудью, покрытой вьющимися волосами. Она закрыла глаза, гоня видение его плоского соска, пробивающегося сквозь черные заросли.

Когда она подняла веки. Люк стоял рядом, опираясь на ружье.

Она видела его в последний раз скользящим навстречу смерти. Теперь мускулы играли под смуглой кожей, а из-под густых длинных ресниц на нее устремился взгляд серебристых глаз. В нем были ярость и отблеск чего-то, что заставило ее похолодеть. Ариэль задрожала, сжимая рукой другую руку с широким золотым кольцом. Люк Д'Арси выжил! Его подпись стоит под брачным свидетельством рядом с ее!

— Миссис Д'Арси? — медленно начал Люк мягким, опасным голосом, словно пробуя на вкус ее новое имя.

Быстрая жаркая смесь языков, на которых он безнадежно шептал в бреду, пронеслась у нее в голове. Ангел… мой ангел.

Она заставила себя повернуть голову в сторону Смитсона и кивнуть.

— Да. — Тихий шепот собственного голоса удивил Ариэль. Одним словом, эти охотники смогут положить конец ее планам переселения вдов, и ей потребуется много времени и трудов, чтобы найти другого хозяина каравана с достоинствами Смитсона.

— Да, они были наняты. О, мистер Сиам и… о мистер…

Рука Люка скользнула вперед, быстрое движение насторожило Ариэль, но он уже пожимал руку Смитсона.

— Наварон. Люк Наварон.

Ариэль смотрела на рукопожатие. Покрытая волосами рука Люка была широкая, с сильными пальцами.

Четыре глубокие рубца виднелись на темной коже. Ее грудь покоилась в ладонях мужа.

20
{"b":"17699","o":1}