ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сейчас Сиам смотрел на друга, освещаемого серебристыми вспышками молний. У Люка были такие же, как у Ивон, блестящие черные волосы, смуглая кожа и длинные густые ресницы. Сиам любил сестру Люка, он готов был убить любого, кто посмел бы прикоснуться к ней. Прекрасный, нежный цветок.

Слишком возвышенный и хрупкий для следопыта с плохими манерами; она родила мертвого ребенка другому мужчине по имени Блисс.

Женщина в постели открыла рот от изумления и теснее прижалась к Люку, когда Сиам швырнул кувшин в стену. Громовые раскаты сотрясли комнату, глиняный сосуд разлетелся вдребезги.

Глэнис Гудмен застыла с чашкой в руке, прислушиваясь к сильному удару и звуку разбитого о стену отеля предмета. Она приподняла бровь и продолжила разговор с Ариэль. До этого времени Ариэль подтверждала современные теории о рыжеволосых левшах, исполняющих волю дьявола, хотя она сама предпочитала называть свои волосы каштановыми.

Глэнис пила чай маленькими глотками. Для большинства являлось неоспоримым фактом, что левши — посланники ада. Семья Браунингов и их слуги тоже боялись этой особенности Ариэль, а Глэнис — нет.

— Ариэль, ты уже не властительница Нью-Йоркской корабельной компании. На Западе ты просто женщина, и мужчины не будут скакать на одной ноге, чтобы исполнить приказания. Возможно, если бы ты не пнула мистера Смита в прошлом году и не учинила тот ужасный скандал, мы могли бы наслаждаться послеобеденным чаепитием.

Молния прорезала тяжелые темные тучи, затем послышался такой грохот, что в лампе задребезжало стекло.

Ариэль Браунинг повернулась от окна, выходящего на улицу Сент-Луиса, к своей компаньонке, высокой, костлявой англичанке, одаренной абсолютным спокойствие».

Ариэль решительно подобрала свои пышные юбки как раз в тот момент, когда на улице громыхнуло так, словно это одновременно разрядились десять пушек. Ее характер можно было сравнить с бурей, бушевавшей за стенами маленькой гостиничной комнаты. Она пробежала глазами по освещенным окнам домов на противоположной стороне улицы и поправила толстые темно-рыжие косы, изящно уложенные на маленькой головке.

Ариэль не позволит женщине, которая старше лишь на четыре года, влиять на нее. Глэнис со своей матерью многие годы служила в семье Браунингов. У нее была чрезвычайно надоедливая манера совать нос в дела Ариэль. Привычку она приобрела в детстве и сохранила в дальнейшем. Это возмущало Ариэль так же, как ее веснушки, которые появились с первыми весенними лучами.

Глэнис Гудмен взглянула на Ариэль поверя маленьких очков и поджала губы.

— Прекрати испепелять меня свирепым взором. Ты можешь иметь нрав хоть черта, но ни капельки меня не испугаешь, — обратилась Ариэль к Глэнис, которая подшивала пышную нижнюю юбку своей хозяйки, прихлебывая чай.

— Ты и тетя Луиза решили препятствовать моим планам переселения женщин к западным границам. Вы постоянно доказываете, что один небольшой инцидент, касающийся недостойного поведения мистера Смита…

— Неучтивый поступок? Мужчина только ухаживал за тобой.

Ариэль решительно замахала головой.

— Глэнис, он водил рукой по моему корсажу. Мистер Смит хотел подцепить меня как кусок жирного цыпленка… — Она остановилась, когда англичанка приподняла брови. — Хорошо, что фехтовальная рапира оказалась поблизости. Я просто защищала свою добродетель. Почему ты и тетушка утверждаете, что я устроила скандал, не понимаю.

Глэнис пересела на кровать, разложила нижнюю юбку, разыскав место, где оторвалась тесьма, и принялась зашивать быстрыми стежками. Откусывая нитку, она взволнованно произнесла:

— Ариэль, мы сможем вернуться домой, если ты просто извинишься перед своей тетушкой. Она твоя опекунша и обезумела от горя, когда ты взялась за дело, которое не имеет ясных целей. Ты уже вложила состояние в это предприятие, прежде чем она уловила смысл твоих капризов. Мы буквально сбежали в последний момент. Ты так заморочила ей голову, что она не могла понять твои хитрости и слишком поздно сообразила, что тебя нужно держать за закрытыми дверьми. Ты, возможно, весьма опытна в торговле в Нью-Йорке, разбираешься в кораблях и продаже земли, — что не является достоинством для настоящей леди, должна я заметить, — но ты собираешься переселять женщин на неосвоенные земли, там живут индейцы, эти дикари могут… Ариэль подняла руки.

— Ты остановишься? Здесь улицы наводнены толпами эмигрантов, они все хотят начать другую жизнь в новом месте. Это простое деловое предложение.

Я перевезу моих першеронов и построю ферму по их разведению. Такие лошади в состоянии тянуть очень тяжелый груз, поэтому они, возможно, смогут пригодиться для поставок товаров, так необходимых на Западе.

— Не просто груз или товары — женщин, Ариэль. Женщин и детей. Путешествие длится шесть или семь месяцев. Трудности подстерегают на каждом шагу. Твои прославленные першероны легко совершили переход из Нью-Йорка, потому что имели вдоволь зерна и травы, но они могут не выжить в пустыне.

— Мои лошади выращены для преодоления преград. Мистер Борденс говорит, что Зевс и кобылы прекрасно себя чувствуют на его новой ферме и уже привыкли к пастбищу. Лошади были великолепны в нашу последнюю поездку на ферму. Я не замышляю измену, мисс Гудмен. Я женщина, которой знаком бизнес с пятнадцати лет. Сейчас мне тридцать один, я здорова и отлично подготовлена провести эту операцию. Мой брат, Джонатан, у кормила семейных дел, и тетушке нечего бояться. Мое предприятие ждет успех в Орегон-Сити.

— Ты твердолоба и просто хочешь следовать за мистером Тадеусом Нортрапом, который записался в армию и был послан на Запад пять лет назад.

— Позволь мне повторить — я приобрела хороших першеронов, чтобы основать конный завод в Вильямет Вали. Во время переезда мои животные могут в любом случае везти груз, даже если это живой товар. — Ариэль высоко подняла подбородок. Глэнис не догадается, что затронула истинную причину путешествия. В свои тридцать один Ариэль Браунинг настойчиво стремилась выйти замуж за Тадеуса Нортрапа. Она выбрала этот путь после того, как ее лучшая подруга, вдова, снова вышла замуж. Фанни Орсон, игривая подруга ее детских забав, обвенчалась в пятнадцать, а в шестнадцать родила. В то время как Ариэль мечтала о детях и еще только должна была произнести брачные клятвы, ее подруга Фанни уже готовилась стать бабушкой.

Фанни словно флагом размахивала под носом у Ариэль, говоря о своем предстоящем положении. Слова «старая дева» она как вызов бросала в лицо Ариэль. Ариэль решила принять его. В любом случае некоторое время эта мысль ее развлекала.

Она страстно хотела выйти замуж за Тадеуса и получить немного дикой свободы, которую земля Орегона предлагала такой предприимчивой женщине, как она. Женить Тадеуса была задача, которую она способна решить. Она уже проследила его путь до Форта Ливенворт, где он покинул армию, чтобы попытать счастья на Западе. Ариэль предполагала, что Тадеус хочет возвратить деньги в семейные сундуки, изрядно опустевшие после регулярной помощи ему. Нортрапы много брали в долг, чтобы поддержать задумку их единственного сына начать бизнес в Вильямет Вэли.

Ариэль не могла раскрыть свои планы; «охотиться» на Тадеуса на землях индейцев и Западных территориях было бы неразумно даже для тех, кто обвинялся в использовании не того полушария мозга и поэтому предпочитал действовать левой, а не правой рукой. Она незаметно, заговорщически улыбнулась. Временами бывает благоразумнее помалкивать о своих намерениях. Прокладывание для Браунингов торговых путей на Запад и основание конного бизнеса были отличными прикрытиями для ее истинных целей. Хотя тетя Луиза не допустила бы безумия этого любовного романа, она немного размягчалась всякий раз, когда Ариэль предлагала привезти невест для жаждущих мужчин.

Ариэль снова улыбнулась. Сватовство было старинное, почтенное занятие. Она только придала новый размах браку через посредника. Ее свадьбы, конечно, необходимо добиться без помощи свахи. Выполнив это, можно сэкономить кругленькую сумму.

3
{"b":"17699","o":1}