ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ариэль закрыла глаза и сосчитала до десяти, пока Глэнис отвлекла Бидди, попросив проверить кастрюльку с маслом, сбитым Марией к обеду.

— Да, — поддразнила Глэнис, пригнувшись к Ариэль. — Все эти бедные одинокие женщины. Дочка французского фермера в восторге от Люка. Она не сводит с него глаз.

— Глэнис. Может быть, нам надо сменить ;тему, — настоятельно предложила Ариэль. — Может, мы поговорим о скрытых взглядах на тебя мистера Сиама и открытом интересе мистера Смитсона к твоей персоне. Такое впечатление, что два джентльмена очень интересуются тобой.

Глэнис приоткрыла рот и озадаченно уставилась на Ариэль, которая не смогла сдержать хихиканье.

До наступления сумерек фургоны поставили г крут, развернув дышлами наружу. Упряжь каждой повозки связали с соседской, получились небольшие загоны для скота, предотвращающие воровство ночью. Сейчас животные паслись на молодой траве под присмотром мальчишек.

Ариэль встала и потянулась. После дня пути ломило спину и руки. Женщины готовили лагерь, доили коров. Майя ткнулась мордой в спину Ариэль, прося сладкого. Ариэль засмеялась и сдвинула на затылок свою шляпу. Она достала из кармана кусочек сушеного яблока.

— Да, моя красавица, ты хорошо поработала сегодня. Этот непослушный Зевс укусил тебя. Не обращай внимания. Я поговорю с ним. Думаю, сейчас нам надо пойти погулять, чтобы ты пощипала травку в стороне от остальных, — она прислонилась к лошади, положив голову на мощную шею.

Ариэль подпрыгнула, когда холодный палец скользнул под рукав платья. Люк стоял совсем рядом с ее спиной. Удивленная мягкой лаской, она замерла в нерешительности. Его рука гладила ноющую поясницу, и Ариэль с трудом сопротивлялась желанию отдаться чудесному утешению. Она закрыла глаза, выпрямила спину и приготовилась отстраниться. Ариэль слишком устала, чтобы препираться с ним. Но в следующее мгновение Люк легко поднял ее, посадил на спину Майи и сам вспрыгнул сзади, обхватив руками тонкую талию в тот момент, когда она хотела ударить его. Люк наклонился и прошептал:

— Позволь мне позаботиться о тебе. Ты слишком устала. Было опасно засыпать с вожжами в руках.

Она сдержанно отодвинулась от него, но теплота сильного мужского тела была слишком соблазнительна после долгого дня на жесткой скамейке фургона.

— Я плохо спала прошлой ночью, гадая, как избавиться от вас, а вы позволяете такие вольности по отношению ко мне, — резким тоном отчеканила Ариэль, когда миссис Поттер и другие жены переселенцев стали с любопытством поглядывать в их сторону.

Ариэль понизила голос. Она дрожала от ярости на Люка и на себя за то, что хотела отдохнуть в его объятиях.

Она не была слабой женщиной и не нуждалась в заботе, тем более от мужчины, который требовал, чтобы она ложилась с ним каждую ночь.

— Как может этот человек, так оберегавший мать и сестер, вести себя подобным образом? Где ваши приличия?

Смитсон прервал разговор с Сиамом и стал задумчиво взъерошивать бакенбарды, глядя, как Люк прикосновением коленей понукает огромную кобылу. Остальные пять лошадей послушно следовали по пятам, идя легким шагом за своей хозяйкой. В сгущающихся сумерках ветер холодил Ариэль, хотя озноб бил только от прикосновения рук Люка, поймавших ее в капкан. Она попыталась освободиться и услышала его мягкий смех, он нежно ущипнул ее за мочку уха.

— Когда мужчина ждет свою брачную ночь, которая все никак не наступит, возможно, его поведение кажется немножко легкомысленным.

Глаза Ариэль расширились, ей это уже надоело. Она слишком хорошо осознавала, что Люк непозволительно прижимается к ней, что его сильные бедра сжимают ее дрожащее тело, отделенное от него всего лишь несколькими юбками,

— Это нечестно, — прошипела она сквозь зубы, отказываясь повернуться.

— Мы только играем комедию на время путешествия. Вы мой служащий.

— Служащий? — лицо Люка окаменело, под? смуглой кожей заходили желваки.

— Ну… да. И теперь. Люк, если вы собираетесь ехать и дальше с нами, до развода, конечно, мы должны оговорить оплату вашего труда…

Его руки напряглись, еще больше прижимаясь к Ариэль.

— У меня есть копия нашего брачного свидетельства. Сиам попросил ее у священника. Тебе теплее? — спросил он, вытягивая шпильки из прически Ариэль и распуская волосы.

С тихим стоном наслаждения Люк уткнулся подбородком в ее голову. Он провел носом по мягким кудрям и глубоко вдохнул.

— Моя маленькая тигрица. Ты сильная женщина. Позволь мне обнимать тебя, отдохни.

— Я не совсем счастливая женщина, — отчетливо произнесла Ариэль, когда лошади начали щипать свежую траву в стороне от лагеря. Она отстранилась от теплоты его тела. Эта прогулка с Люком — отличный момент, чтобы четко определить отношения между ними. Невысокий холм закрыл их от каравана.

— Я узнала сегодня, что вы говорили мистеру Смитсону об ухаживании за мной… Вы станете открыто заниматься этим. Сегодня днем слишком много внимания было уделено вами моей скромной персоне. Мужчинам не свойственно быть такими внимательными. То, как вы смотрите на меня… ваш взгляд почти… первобытно-дикий, — уколола она.

— Словно вы можете… укусить меня. В конце концов, я добропорядочная старая дева.

— Но я действительно ухаживаю за тобой, моя голубка… Это естественно для мужа, — просто ответил Люк, соскальзывая с лошади. Он поморщился, когда его нога коснулась земли. Прихрамывая, он сделал пару шагов и протянул руки к Ариэль.

— Мужа? — повторила она отчаянно, как только увидела его боль, напомнившую о болезни. Она вдруг обнаружила, что снята с лошади и сжата длинными, теплыми руками. Попытка освободиться только приблизила ее к нему. Лошади окружили их, защитив от сильных порывов ветра и придав положению мужчины и женщины интимный оттенок.

Потом Люк наклонился к ней, теплое дыхание коснулось ее щеки.

Его рот был требовательным; руки обвились вокруг, напрягшееся тело стремилось к ней.

Ариэль почувствовала жар и голод, пронзающие мужчину, нетерпение сильных рук. Потом ее губы раскрылись, и язык ощутил глубокий поцелуй Люка. Забывшись от сильнейшего желания, Ариэль ступила в огонь. От наслаждения согревалось тело и подкашивались ноги. Она повисла на его плечах, чувствуя под пальцами упругие мускулы.

Рука Люка скользнула между ними, поглаживая пуговицы на лифе платья. Сердце Ариэль сильно забилось от прикосновения к груди. Пальцы опытного охотника нежно искали набухший сосок.

Ариэль попыталась закричать, оттолкнуть его. Вместо этого она зацепилась за него, словно Люк стал ее миром. Его жар переливался в ее тело, наполняя его, давая новую энергию, одновременно утоляя и разжигая сексуальный голод, терзавший Ариэль. Люк покусывал ее нижнюю губу, тихая боль еще больше возбуждала женщину.

Она изнывала, горела, жаждала. Большая рука Люка раздвинула вырез на платье, шерстяную кофточку и тонкую рубашку и нашла нежную грудь.

Ариэль задыхалась, находясь на вершине чувственного наслаждения, и вдруг поняла, что ее ноги оторвались от земли. Губы Люка обжигали белую кожу вокруг маленького затвердевшего соска. Ариэль вскрикнула, жар начал пульсировать внизу живота.

Она чувствовала его горячее лицо на своей коже, ветер облепил длинные юбки вокруг подкашивающихся ног. Она снова вскрикнула, когда глубоко внутри ее тела напряглись маленькие мышцы, и нахлынула волна удовольствия.

Люк прижал ее ближе к себе, успокаивая мягкими, ласковыми поцелуями, которые облегчали тупую боль разгоряченного тела.

Ариэль вздрогнула и отступила назад, неуверенная, что ноги смогут удержать ее без поддержки Люка. Она решила установить твердую дистанцию между ними и вытянула вперед руку, когда он попытался подойти ближе. Смуглая кожа натянулась на его высоких скулах, глаза потемнели, в них появились обещания, которые она не понимала.

— Вы прекратите эту… игру сию же секунду, Люсьен, — хрипло прошептала она дрожащим голосом.

— Люсьен, — с акцентом повторил он, словно снимая с ее губ. — Ни одна женщина не произносила мое имя так, как ты.

32
{"b":"17699","o":1}