ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Да, я мать! Секреты активного материнства
Ж*па: инструкция по выходу
Тихий уголок
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Без опыта замужества
Разоблачение
Иллюзия греха. Поддельный Рай
Скандал у озера
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
A
A

Он пожал плечами, глядя на стадо оленей, показавшееся на возвышенности.

— Я мужчина. Я был женат. Когда-то у меня были сестры, нуждающиеся в заботе. В детстве Ивон никогда не могла правильно застегнуть пуговицы. Как старшему брату, мне поручалось следить за этим, когда Маман или служанки были заняты. Мой отец был очень придирчив к подобным вещам. Один его мрачный взгляд, и Ивон плакала…

Печаль в голосе Люка тронула Ариэль. Но она оттолкнула возникшую симпатию, решив .держаться своего намерения поставить Люка на место.

— Вы прикасались ко мне, Люсьен. Вы касались и целовали меня так, как ни один джентльмен даже не мог и помыслить, — твердо заявила Ариэль. — Это не должно повториться снова.

— Не должно? — спросил он, словно бросая вызов. — Chere, но это будет, и скоро. У тебя ротик просто создан для поцелуев. Господь вылепил твои округлые груди и мягкие ягодицы, чтобы их ласкали. Я могу обхватить твою талию двумя руками. Ты женщина, созданная для того, чтобы тебя любили и прикасались к божественному телу. Ты очень темпераментная.

— Темпераментная? Я такая темпераментная, Люк, что могу пронзить вас рапирой, если это случится вновь. — В этот момент Ариэль наконец высвободила колено. Она чопорно расправила юбки. — Вы пользуетесь своим превосходством в данной ситуации. Люк.

— Да, — согласился, он, совершенно спокойный. — Мы женаты. Ангел. Судя по тому, как страдает мое тело, это ты имеешь надо мной превосходство…

— Почему вы ведете себя так? — требовательно и резко начала она, потом приглушила голос.

— Как?

Левая рука Ариэль вышла из-под контроля, изобразив жест разочарования. Она поймала ее правой рукой. Ариэль ненавидела широко жестикулировать.

— Как будто вы голодный хищник, а у меня роль добычи. Это непристойно… это похотливо.

— Я взял не больше, чем ты дала, — задумчиво произнес Люк спустя мгновение. — Наши дети будут очень красивы. Вспыльчивые, необузданные дети, которые унаследуют от своей матери чувство сострадания. Только жалостливая женщина возьмется за превращение особ с темным прошлым в истинных вдов. Невест с хорошими манерами.

— Дети? — Эхом отозвалась Ариэль, пока перед глазами пронеслось видение аккуратно причесанных мальчика и девочки Тадеуса рядом с оравой неуправляемых детей Люка.

— Естественный результат занятий любовью между нами, — медленно произнес он, осторожно поглядывая на Ариэль. Когда она вспыхнула, вспомнив его сильные, напрягшиеся мускулы у своих ног. Люк улыбнулся и подарил ей быстрый, горячий поцелуй, горевший на коралловых губах еще долго после того, как охотник соскочил с фургона.

10

— Взялись! — Люк расставил ноги, напрягаясь вместе с другими сопровождающими, чтобы поднять фургон. Соскочило колесо, сломавшаяся спица была заменена, и надо было снова поднимать повозку.

Он хотел работой заглушить желание, которое возбудила Ариэль. Его гордость была уязвлена.

Эта женщина довела Люка до того, что он страдал как сопливый мальчишка.

Ариэль Браунинг Д'Арси воротила нос и смотрела в сторону всякий раз, когда их пути пересекались. Раньше он не собирался настаивать на продолжении брака, но она бросила ему вызов, на что до этого не решалась ни одна женщина. Жизнь с ней стала бы адом…

Черт побери. Люк хотел ее. Невыносимая страсть изводила его не меньше, чем желание мучить, обнимать и ласкать маленькую злюку.

Были же другие. Умные, теплые, любящие, мечтающие об имени Д'Арси. А он тосковал по этой чопорной, маленькой, вспыльчивой дамочке.

Каждое здравое рассуждение доказывало, что Ариэль доставляет только проблемы.

Каждая капля крови, каждый мускул кричал, что он хочет ее как ни одну другую женщину, которую знал в своей жизни. Она не была милой. Любой мужчина с хорошим чутьем давно сбежал бы.

Так какого черта он приставал к ней, хотел видеть зеленые глаза, сияющие от смеха, и изогнутые в улыбке губы?

Он хотел ее. Хотел искрящейся любви и нежности, которую знал, она могла дать.

Он должен излечиться. Для мужчины есть более простые способы умереть, чем на кончике колючего женского язычка.

Люк подумал об этом интересном маленьком розовом язычке и улыбнулся. Женитьба на Ариэль имела очевидные преимущества.

Закаленное степными ветрами мощное дерево оправдывало свое имя. Одинокий Вяз. Используя опыт, полученный прошлой ночью, переселенцы незамедлительно начали разворачивать лагерь.

Разожгли костры, поставили палатки и спутали ноги скоту.

Ариэль подскочила, когда Люк сел рядом с ней после вечерней трапезы. Она выронила ручку, которую легко поймал на лету он. — Не доверяя ни веселым искоркам в его глазах, ни легкой улыбке, когда Люк был рядом, ей хотелось ругаться и даже ударить его. Ариэль взяла ручку.

— Погуляешь со мной? — спокойно спросил он.

— Не могу. Занята. Сожалею, — отрезала Ариэль. — Глэнис, ты готова к нашему поединку? Поблизости фыркнул Смитсон.

— Я бы подумал, что вдова скорее предпочтет предложение мужчины пройтись, чем фехтовальный бой. Миссис Д'Арси, если вы хотите мужа, надо принять приглашение. Приятная прогулка пойдет вам на пользу. Вам не помешает размяться… Кажется, вы напряжены и немного раздражены.

Он выбил свою трубку и многозначительно взглянул на Ариэль, когда та открыла было рот. Смитсон продолжал:

— Утром я не собираюсь требовать от вас отчета о загрузке фургона, или советов по упряжке волов.

Ариэль почти в шоке заметила улыбку на губах Люка.

Именно этот рот целовал ее с таким жаром, что она загорелась… Его губы играли с сосками на ее, ;

груди, возбуждали, заставили весь день томиться от сладкой боли…

— Спасибо за совет, мистер Смитсон. Я могу их принимать, и сама давать их. Но фехтование та привычка, которую, боюсь, я должна сохранить.

— Вам бы лучше поискать настоящего мужа, — скрипуче ответил Смитсон и бросил очередной многозначительный взгляд на Люка.

У костра Глэнис пила чай, производя впечатление тревожной, загнанной в угол мышки. На ее коленях лежал аккуратный букетик, а сбоку сидел Сиам, зашивавший кожаный мешок.

— Конечно, — сказала Глэнис, вскакивая на ноги. — Было бы так чудесно пофехтовать сейчас. Ох… извините меня, мистер Сиам. Он вытянулся во весь рост, возвышаясь над ней.

— Я пойду с вами…

— Нет… — дрожащая рука Глэнис потянулась к волосам. — Нет, это будет слишком… любезно. Ариэль всегда использует физическую нагрузку, чтобы расслабиться после трудного дня. Боюсь, мне тоже надо поупражняться. Благодарю вас, — она осторожно обошла высокую фигуру Сиама, придерживая длинные юбки.

Через несколько минут женщины нападали друг на друга с рапирами в руках.

— Мистеру Сиаму очень подходит его прозвище, он такой же огромный и несокрушимый как ; медведь, — сказала Глэнис между выпадами.

— Он следит за каждым моим шагом. Что может хотеть этот мужчина?

Ариэль отразила удар, направленный прямо в вышитое сердце. Она не хотела думать о желаниях Люка, не желала ничего делать кроме как изгнать раздражительность и рассеять напряжение, скопившиеся за день. Она должна была бы устать после дня пути, но напротив. Поспешно расправляясь с Глэнис, в уме Ариэль сражалась с Люком. Ее удар в вышитое сердце англичанки оказался слишком легким.

— Еще? — спросила она из-под маски, когда Глэнис подняла свою.

— Если ты хочешь драться, chere, позволь мне предложить свои услуги, — спокойно сказал Люк и взял рапиру, которую протягивала Глэнис.

— Я не могу фехтовать с новичком. Люк, я бы причинила вам боль, — беззаботно ответила Ариэль. — Предупреждаю вас. Уже есть один мужчина, страдающий от моих ран. Он попытался приставать ко мне, и я отомстила. Не повторяйте его ошибку.

— Я напуган, но принимаю вызов, госпожа жена. Я постараюсь выжить под напором вашего мастерства, — от хриплого тихого голоса у нее побежали мурашки. Потом он прошептал так, чтобы Глэнис не могла услышать:

— Но так как ты моя жена, есть гораздо более приятные способы улучшить твое настроение наедине.

37
{"b":"17699","o":1}