ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я проткну его рапирой, — пробурчала Ариэль.

Капли дождя стучали по парусине над фургоном.

— Мистер Смитсон не беспокоится, и тебе не стоит, — сказала Глэнис, зевая. — Уверена, с ними все прекрасно, они заняты делами семьи Люка.

— Семьи? Во время болезни он ужасно печалился о потери семьи. У него нет семьи… это Элис Дюбуа. Ты, наверняка, видела их вместе. Флирт, шитый белыми нитками. Элис и ее огромные сиськи. Конечно, ей не нужны всякие там корсеты… Она бегает за ним как кобыла за жеребцом… И что же он? Прогоняет ее прочь? Нет. Между ними все милые разговорчики и смех.

— Люк кажется мне мужчиной, который не станет пренебрегать супружескими обязательствами.

Ариэль покрутила на пальце тяжелое кольцо Д’Арси. Люк неожиданно пришел, взял ее, бережно вернул в фургон, а потом исчез утром.

Она хотела быть в его объятиях, слушать шепот глубокого, утонченно-мелодичного голоса. Ариэль ударила кулаком по пуховой подушке. Она отдала Люку все, а он ускакал на рассвете.

Тыльной стороной ладони вытерла слезы. Люк пытался действовать медленно, смутился, когда тело не подчинилось ему. Его усилия внушали любовь, его ласки были нежными, а руки трепещущими.

Он шептал непонятные, безумные, вызывающие слова, прерывая их жадными поцелуями.

Ариэль перевернулась на живот и запихнула подушку себе под грудь.

— Яблочки… персики, — ворчала она. Ее груди стали очень чувствительны после умеренных занятий любовью с Люком. Она закрыла глаза, оживляя в памяти нежные ласки, попытки Люка контролировать себя.

Ее губы изогнулись в улыбке. Она чувствовала боль внутри, но ошеломленное выражение лица Люка стоило того. Ариэль била подушку, страстно мечтая о сильной груди Люка, о медленном биении его сердца под своей щекой, гладила царапину на шее, напомнившую о бурной любви Люка.

Тадеус. Это имя внезапно выплыло в памяти как сверкающая ледяная глыба.

Она вздрогнула, сжавшись под одеялом, потом стукнула кулаком по подушке. Она начала все это рискованное предприятие, чтобы заполучить Тадеуса, и вот Люк теперь заполняет ее мысли.

— Ариэль, я что-то слышу на улице… Зевс и кобылы беспокоятся. Tec… — Глэнис повернулась лицом к Ариэль.

Зевс бил копытом, мужской голос послышался в ночи. Ариэль схватила мужские брюки, которые Нэнси Фаер сшила для нее. Лежа на перине, она просунула в них ноги, потом скользнула в рубашку Люка, постиранную Анной. Она была ей до колен.

— Ариэль, пожалуйста, не надо… — зашептала Глэнис, когда Ариэль достала из ящика свою рапиру.

— Глупости. Когда начиналось путешествие, я знала, что придется действовать в подобные моменты. В прерии каждый должен защищать свою собственность.

Ариэль выскользнула из фургона, холодная грязь хлюпала под ногами. Она увидела двух мужчин. Они уводили ее лошадей, накинув им на шеи веревки. Ариэль тихонько свистнула и шесть першеронов дернулись, поворачивая к ней.

Мужчины тянули веревки, стараясь удержать лошадей. В отблесках костров их тела блестели от краски.

— Стоять! — крикнула Ариэль.

Воры сильнее потянули животных, и Ариэль снова свистнула. Лошади заржали и побежали к ней, волоча за собой конокрадов. Один из мужчин приблизился к Ариэль, занеся кулак для удара. Острый кончик рапиры уколол грудь похитителя, заставив того остановиться.

— Я действительно не хотела бы, — сказала она тихо. — У меня была плохая ночь, и вы можете пострадать из-за моей бессонницы.

— Сука. Думаешь, эта игрушка остановит меня? Не выйдет, — прорычал мужчина, хватаясь за клинок. Он отдернул руки, пальцы были в крови.

— Смитсон! — резко закричала Глэнис. — Вы, чертов соня, подъем!

Ариэль взглянула на подругу.

— Ты в настроении, Глэнис. Твой язык шокирует. Могут подумать, что ты левша и обладаешь копной рыжих волос.

— Ариэль, а тебе можно? — спросила Глэнис сквозь зубы. — Моя помощь нужна?

— Не сейчас. Может, позже, — ответила Ариэль, внимательно всматриваясь в темноту. Она заметила двух человек, подкрадывающихся к ней.

— Постыдились бы, раскрасили себя под индейцев, — бросила она, усмотрев их бледную кожу и сапоги.

— Поддай-ка этой красотке, — приказал один из них, подходя с поднятым ножом.

— К бою. — Ариэль уколола его в руку и отскочила назад. Затем подняла одну ногу, другую и улыбнулась Глэнис, которая с тревогой выглядывала из фургона.

— Глэнис, эти брюки просто чудо. Они совсем не стесняют движения.

— Достаточно, миссис Д'Арси, — спокойно сказал Смитсон, его пистолет был направлен на воров. — Вы хорошо действовали, — с неохотой добавил он.

— Причина моего успеха, капитан Смитсон, в том, что на мне брюки, — заявила она. — Думаю, я буду носить их теперь.

— Прекрасно, — просто ответил он. — Широкие, практичные брюки подойдут всем женщинам.

— Господи, — озабоченно воскликнула Глэнис, переводя взгляд с застывшего лица Смитсона на триумфальную улыбку Ариэль. — Может быть, не стоит, Ариэль?

— Конечно, стоит, — ответил Смитсон, когда мужчины из других фургонов обступили их. — Мы недалеко от форта. Отвезем этих молодчиков. Их будут судить.

Полчаса спустя, лежа в постели, Глэнис ворчала:

— Брюки. Тетя Луиза была бы убита наповал. Твое своенравное поведение плохо влияет на меня… По правде говоря, ты подала заразительный пример.

— Тсс. Глэнис, эта маленькая схватка улучшила мое настроение, и я действительно засыпаю.

На улице послышался низкий голос Смитсона, переговаривающегося с Люком. Он был зол, Ариэль заметила сильный акцент. Она нахмурилась, когда услыхала ругательства.

— Mon Dieu[8], — его тон был мрачен. Какой-то прохожий захохотал, и Глэнис подскочила.

— Это мистер Сиам. Он смеется! Я никогда не слышала его смех. Как очаровательно! Это приятный, удовлетворенный смех, от всей души…

Ариэль затянула ее в постель, накрыла одеялом. Она не была уверена как теперь отреагирует на Люка, растратив всю накопившуюся энергию на воров. Она хотела встретить его во всеоружии.

— Тихо.

После получаса беспокойного ворочанья, Глэнис отбросила одеяло и скользнула в платье.

— Я должна поговорить с мистером Сиамом. Он оставил мне утром эти прекрасные мокасины. Я не могу принять такой подарок… О, хотя они такие красивые.

— Глэнис, ляг спокойно. Завтра будет самое время поблагодарить его, — быстро зашептала Ариэль, когда Глэнис вышла из фургона. Англичанка, игнорируя совет, крикнула в темноту.

— О, мистер Сиам, могу я поговорить с вами одну минутку?

Одервеневшая Ариэль лежала, сжав кулаки. Утром, когда ее мысли придут в порядок, она встретится с Люком лицом к лицу и потребует развод. Фургон скрипнул, и Ариэль повернулась на бок, освобождая Глэнис место. Завтра Люк заплатит за свою неверность…

Мозолистая рука закрыла ее рот, и длинное тело Люка прижалось к ней. Он наклонился, целуя ее шею. Пойманная в ловушку мужчиной, Ариэль отказалась унизиться до недостойной борьбы, пока его рука не отпустила рот, и, скользнув по горлу, не начала ласкать грудь.

— Оставь меня, ты, похотливый развратник! — неровно прошептала она, брыкаясь и укутываясь в тяжелые одеяла.

Люк вдавил ее в перину, над Ариэль нависло неистовое лицо.

— Я думал мы закончили с нашими маленькими сражениями прошлой ночью, моя милая женушка, — сказал он тихим, с сильным акцентом шепотом. — Ты не будешь больше драться с ворами, как сделала это сегодня. Они могли причинить тебе боль, chere.

— Я была полностью способна контролировать ситуацию… Зачем ты здесь? — она попыталась шевельнуть запястьями, которые находились у него в одной руке.

— Чтобы полежать несколько мгновений с моей любимой женой, — процедил Люк сквозь зубы. — Чтобы почувствовать ее радостные поцелуи…

— Отлично! Иди к Смитсону, мне все равно. Я не желаю, чтобы ты использовал меня по своей прихоти когда угодно.

Он приподнял рассеченную бровь. Глубокая усталость лежала на лице, под глазами появились темные круги. Неистовое выражение удивило Ариэль. Рот, такой чувственный прошлой ночью, сжался в тонкую линию.

вернуться

8

Мой Бог (фр.)

51
{"b":"17699","o":1}