ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В Форте Ларами, торговой фактории, остановился и торговал с индейцами другой караван. Переселенцы передавали друг другу последние сплетни, обменивались продуктами и готовили вечерний праздник. Маленький ансамбль наигрывал живой ирландский рил, кирпичные стены форта, выкрашенные белой известкой, мерцали в свете костров. Мебель была вытащена из фургонов, и кресла-качалки поскрипывали в такт музыке, когда танцоры окружали огромный центральный костер.

— Общество Вдов для Достижения Счастья в Браке… — тихо проговорила Эмили Доналли мягким, немного насмешливым голосом с южным акцентом. Она перевела глаза на Ариэль и задумалась над названием, потом посмотрела на танцоров.

— Как чудесно. У нас есть две вдовы, которые отказываются возвращаться на Восток. Их мужья погибли в стычке с пьяным горцем… Возможно, эти несчастные могли бы присоединиться к вашему поезду. У капитана Смитсона высокая репутация. — Ее веер затрепетал. — Я слышала, капитан Смитсон одобрил ношение дамами брюк, для безопасности, конечно. Как ново!

Ариэль попивала подогретое с пряностями яблочное вино и с наслаждением наблюдала за кадрилью. Счастливые женщины подавали пирожные и кофе, взволнованные общим праздником. Хотя переселенцы должны были отдохнуть перед длинным переходом на Запад, сегодняшний вечер был устроен для удовольствия. Женщины строили планы о косметических процедурах Лидии. Она, признанный знаток трав и растений, смягчит вред, который нанесли женским лицам и волосам время а погода.

«Вдовы» были сдержанны, преподнося свои новые манеры с внутренней искрящейся радостью и застенчивыми улыбками, скрытыми за веерами.

Явно смущенный, но настроившийся на успех, Силам не отходил от Глэнис. На ней были белые нарядные мокасины, ее ладонь лежала на его застывшей в изогнутом положении руке. На ушко Глэнис сообщила Ариэль, почему Силам всегда носит шляпу: его высокий плоский лоб был знаком высочайшего происхождения в племени его матери. Глэнис находила необычную форму прекрасной и была горда, что Силам разделит с ней наследство своих предков.

С группой мужчин Люк курил маленькую, тонкую, темную сигару, явно получая удовольствие от табака. Он неторопливо выдувал колечки из дыма и ухмылялся, слушая мужской разговор. Одетый, как джентльмен, в рубашку со складками, превосходно накрахмаленную Анной, галстук и черный костюм, он был очень красив.

Он слишком общителен, слишком обаятелен.

Ариэль не нравилась его легкая, непринужденная манера знакомиться и общаться. Ее губы сжались, когда Люк приподял протянутую к нему женскую руку и поцеловал с очаровательной галантностью. Ариэль отвернула голову, скользя взглядом по танцорам и группкам людей, зараженных радостной атмосферой вечера.

После окончания танца с Мэри Смитсон с мальчишеской улыбкой направился к Ариэль. Он кивнул.

— Вы должны потанцевать с вашим кавалером, миссис Д'Арси. Не повредило бы улыбнуться ему, может быть, пригласить на танец.

Веер миссис Доналли замер.

— Кавалер?

Смитсон кивнул на Люка.

— Вон тот прекрасный джентльмен хочет жениться на этой женщине. Она упряма, взбалмошна, откровенна не в меру, не умеет шить и готовить. Но у нее есть несколько отличных качеств, если меня принуждают упомянуть их. Уверен, именно эти качества привлекли такого серьезного мужчину, как Люк Наварен, к этой даме. У него есть земля в Орегоне, и он хочет жену и детей. Я бы сказал, он имеет пару монет в кармане. Неплохой улов для любой женщины.

— Боже мой! — воскликнула миссис Доналли, , ее глаза впились в Ариэль. — Если вы беспокоитесь о настоящей брачной церемонии, то у нас есть священник, а леди с восторгом помогут подготовить свадьбу. Я не понимаю, как вы можете отказывать мистеру Наварону.

Ариэль глубоко вздохнула.

— Это мое личное дело.

— Но, дорогая, в вашем возрасте разве благоразумно отклонять такое предложение? — торопливо спросила миссис Доналли, решительно складывая веер. — Прошу вас, подумайте еще. У всех, кроме ваших преданных вдов, вы имеете репутацию взбалмошной женщины, немного дикарки, которая одна встречает и захватывает воров. Я знаю, слухи о ваших подвигах дошли до индейцев, и они называют вас «Маленький Огненный Воин». Один этот инцидент может отвратить женихов, желающих добиться вашей руки. В мужской натуре заложена потребность защищать и улучшать жизнь бедных беспомощных женщин. С тем, как о вас говорят, вы, должно быть, кажетесь… э… неуправляемой проказницей. Хотя я прошу прощения за подбор слов.

— Она — левша, — ненавязчиво предложил свое объяснение Смитсон.

Доброжелательное выражение лица миссис Доналли соответствовало ее тону.

— О, нет, моя дорогая, никаких рыжих волос и привычек левши. Вы помечены. Разве вы не понимаете, моя дорогая? У вас крайне ограниченные возможности, и совсем нет времени. Вы должны выйти замуж за первого же встречного, который этого пожелает. Я настоятельно рекомендую вам принять великодушное предложение Люка, и побыстрее.

Ариэль хмуро посмотрела на Смитсона, который раскачивался с мыска на каблук, глядя на танцующих, и самодовольно ухмылялся. Ариэль бросилась защищаться.

— У Люка порочный характер, мистер Смит-сон. Сейчас он танцует с каждой, попадающей в его поле зрения. Это доказывает мою теорию, что он является распутником.

Мощная грудь капитана поднялась, когда он глубоко вдохнул.

— Вы можете заставить проявиться худшее и в лучшем из мужчин, миссис Д'Арси. Что касается танцев, он просто вежливо угождает их желаниям. Я молюсь, что у вас достанет здравого смысла поймать на крючок Люка прежде, чем он возьмет назад свое предложение.

Миссис Доналли наклонилась поближе к Ариэль и, прикрывшись веером, прошептала:

— Моя дорогая, может быть, вам стоит попробовать носить корсет.

14

Девушка из племени нес-перси показала на вспухшие, тусклые глаза своей годовалой дочери.

— Силу комаин. Илатама, — сказала она, переводя взгляд с Сиама на Люка. Кивком головы Люк согласился с ее словами, означающими «болезнь глаз» и «слепая».

Девушка сидела на циновке у своего вигвама. Она выглядела немного старше своих четырнадцати лет. Ее круглолицая, более светлая дочка крепко обнимала кожаную куклу.

Маленькая девочка робко улыбалась мужчинам, хотя ее тусклые глаза ничего не видели. Лицо молодой матери стало жестким, когда она взглянула на выбеленные стены форта.

— Вы хотите узнать об отце моего ребенка? Она указала, чтобы они сели. Люк бросил несколько монет на циновку, и девушка стремительно схватила их. Она быстро описала офицера, который соответствовал приметам мужчины, разыскиваемого Люком.

— Однажды я найду его, — резко сказала она на своем языке. — Я убью его. Мое имя — Кано, степная курочка. Но когда он входит в мои мысли, я становлюсь писакас — горькая. Я была симпатичной девушкой со многими ухажерами, когда мой отец привез сюда мех на продажу. Этот мужчина с ледяными глазами и белокурыми волосами знал какое-то волшебство, чтобы приворожить меня. Он не хотел меня потом… ни своего ребенка. Он сказал, что всегда делает сыновей, и, значит, я спала с другим.

Кано взяла с тарелки кусочек жареной Свинины и привязала его ремешком к запястью дочери.

— Новый зуб, — сказала она гордо. — Крепкий, красивый.

Ее черные глаза помрачнели, скользнув по верхушке трепещущих на рассветном ветру осин.

— Этот белый человек берет только девушек, которые не знали мужчин. Он переходит от одной невинной к другой, как голодный шмель, пробующий все цветы. Я застала его с девушкой на три зимы моложе, чем я.

Она пожала плечами.

— Вот. У него много индейских девушек. Пренебрегает белыми женщинами, ест за нашими столами. Потом дает виски или ружья отцам этих бедных и покупает их… на время. Мое сердце болит за женщин, которых он ищет, которыми никогда не может насытиться.

— Его имя? — спросил Люк, его рука протянулась к пухлой ручке малышки, когда девочка поползла к нему. — Его звали Блисо?

55
{"b":"17699","o":1}