ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Стой, — Сиам ухватился за него и встал.

— Пусть она сама, — тихо сказал Смитсон. — С отъезда из Ларами она с чем-то борется. — Этот хулиганский рот маленького генерала был слишком спокоен. — Она перестала шуметь. Пусть попробует сама. Она крепкая и выносливая, как раз такая, чтобы карабкаться по опасным тропам. Тем более без юбок, которые мешали ей. Эти огромные бестии повинуются ее легкому шепоту. С ней все будет в порядке.

Люк заметил какое-то необычное движение позади фургонов и услышал, как вскрикнула Лидия. Она скользнула вниз по маленькой насыпи, сжимая в руке крошечное растение. Когда Люк добрался до нее, Лидия улыбнулась ему навстречу, не обращая внимания на длинные царапины на руках и кровь, проступившую сквозь чулки.

— Посмотри. Прекрасный маленький экземпляр шафрана. Он вырос с открытой жестянкой, выброшенной каким-то незадачливым переселенцем. Неизвестный ботаник, должно быть, оплакивает потерю своих драгоценных семян. О, как он переживет это горе? — торопливо спросила Лидия, ее очки вопросительно блеснули.

Она протерла их, когда Люк помог ей подняться на ноги.

— Что это делает Ариэль? — нахмурившись, поинтересовалась Лидия, вглядываясь вдаль, на шесть лошадей у подножья холма.

— Пытается убить себя, старается сделать это со времени отъезда из Форта Ларами, — сквозь зубы сказал Люк. Он осторожно выбирал путь между камней. — С тех пор, как она открыла темные пятна на сияющем образе Тадеуса.

— Оставайся здесь.

— О, боже. Ты уверен, что я ничем не могу помочь? — озабоченно спросила Лидия. Когда он тряхнул головой, она села, спрятала свою находку и посмотрела на Ариэль.

Люк осторожно побежал по каменистому склону, его ладони вспотели от страха. Невдалеке от хозяйки довольные першероны пощипывали травку, а волы ревели еще на вершине холма.

Ариэль подняла глаза, когда Люк подошел совсем близко.

— Как вы думаете, что вы делаете, миссис Д’Арси? — спросил он, стараясь отбросить страх, преследовавший его. Он хотел обнять ее, защитить от боли, которая обрушилась на Ариэль в последнее время.

— Несу мой груз. Волы слишком устали. Они — могут тянуть фургон, но без груза. Они так ужас но напуганы сейчас, что впрячь одну пару в упряжку было бы абсолютно бесполезно, — ответила она, забралась в фургон и осторожно осмотрела содержимое ящиков. — Если ты возьмешь поводья моих лошадей, можно будет привязать к ним на спину ящики. Волы не будут упираться, когда фургон станет легче.

Она выглядела такой маленькой, такой решительной, уверенной в успехе. В ясных зеленых глазах притаилось еще что-то. Эта женщина теряла свои мечты и теперь боролась за них.

Люк взял ее лицо в свои руки.

— Ангел, поднимайся на холм и жди нас.

— Глупости. Я не дам Смитсону возможность сказать, что не могу справиться с собственным грузом. Мы взвалим ящики на лошадей, и волы поднимутся на холм.

Чисто импульсивно Люк нагнулся и поцеловал нагретые солнцем губы, почувствовав их нежный вкус. Он увидел ее противоречивые чувства: она облизнула языком губы, и прежде чем успела разобраться с поцелуем. Люк объяснил свой план подъема «груза» на вершину холма. Ариэль шикнула на Зевса, когда тот громко заржал, и массивный жеребец повиновался.

— За работу! — воскликнула хозяйка фургона позже, изучая результат предложения Люка. — Конечно, индейцы используют это на лошадях и собаках. — Отличное решение, — повторила Ариэль, глядя на длинные жерди, привязаные к огромному хомуту. Они будут тащиться по земле за лошадью, поперек нужно положить палки покороче, а сверху можно поставить деревянные ящики и бочонки.

— Люк, ты очень творческая личность.

Он остановился на полуслове и медленно повернулся. Ошеломленный восхищенной похвалой, Люк посмотрел на Ариэль. Две долгие недели он сохранял дистанцию, позволив ей разобраться в себе. Победная улыбка Ариэль застыла, когда их глаза встретились. Она быстро отвела взгляд и посмотрела на Омара, который подгонял уже послушных волов вверх по склону следующего холма.

— Я пеню твои усилия, — заявила она спокойно, когда Люк подошел к ней.

Он отвел с ее лица упавшие пряди, очарованный смущенным румянцем. Ариэль вздрогнула, потом отступила в сторону.

— Мы должны идти. Капитан Смитсон назовет меня черепахой, и мне придется ставить его на место.

Зеленые глаза вспыхнули, и она подняла голову, дерзко глядя на него. Та Ариэль, которую он знал, вернулась, ее раны затянулись. Эти две недели, которые Люк дал ей, чтобы успокоиться и подумать о Тадеусе, он горел страстным желанием побыть со своей возлюбленной наедине. Сейчас его словно оглушило невыносимое желание войти в мучительно-прекрасное тело. Он резко вздохнул. Она была его женой;

иметь ее в своей постели — это сущность брака. Люк взял тонкую руку и поцеловал кончики пальцев.

— Ты погуляешь со мной сегодня вечером, chere?

Медленный кивок заставил петь его сердце. Люк отбросил головокружительное чувство.

Он соскучился по спорам и боям с ней, по смущенному выражению, когда она пыталась контролировать свою жестикулирующую левую руку. Она, должно быть, простила его за спасение от стада буйволов.

Он следил за покачиванием бедер под пресловутыми брюками. Он никогда раньше не кричал на женщину, и воспоминание о том срыве раздражало. Сердце ушло в пятки, когда он увидел море животных, несущихся в сторону фургонов. Сиам, Вильсон и другие мужчины действовали быстро и результативно, в последнюю минуту повернув стадо.

Ариэль даже не моргнула во время его тирады, только подняла голову и плотно сжала губы.

— Должна я поблагодарить вас? Вы устраиваете собственное представление, разыграли этот спектакль. Я поступила правильно, защищая свою собственность. Выстрелы заставили стадо повернуть, не так ли? И кстати, пожалуйста делайте все ваши комментарии по-английски. Я хочу отлично понимать каждое слово. У меня редко были служащие, обращавшиеся ко мне на стольких языках.

В тот момент он был слишком взвинчен, чтобы спорить. Собрав в кулак всю свою волю, заставил себя повернуться и уйти.

Сейчас, глядя на Ариэль, поднимающуюся на гору. Люк нахмурился. Он не доверял ее взгляду, напоминавшему о сдержанном поведении, после истории с буйволами. Она была похожа на греющийся на плите чайник, из которого вот-вот выплеснется кипяток.

Люк решил нарвать цветов для их сегодняшней ночи. Может быть, Бонжоме, семья французов. которые планируют завести на Западе винные погреба, будут не против расстаться с бутылочкой лучшего припрятанного вина.

Они разбили лагерь на берегу Свитвотер Ривер в последний день июня. Животные паслись между рекой и огромной гранитной скалой, которая выделялась на фоне ночного неба. Переселенцы писали свои имена на каменных глыбах, забирались на самый верх и оглядывали поля зелено-голубой полыни. После ужина Смитсон преградил дорогу Люку, шедшему на реку купаться.

— Хорошая ночка, э, Д'Арси? Люк медленно поднял на него глаза.

— Как давно вы об этом узнали? Смитсон затянулся своей трубкой, потом вдохнул и посмотрел на Люка сквозь дым.

— Форт Ларами. Я осторожный человек, один из тех, кто любит задавать вопросы. Кажется, ты использовал нашу остановку не для отдыха, а чтобы выследить семейных слуг, для которых пришли плохие времена. Я немного поболтал со старым индейцем из Латинской Америки в нескольких милях к югу от форта… Спокойный человек, посвятивший себя присмотру за известной могилой севернее форта Св. Врейна. Кажется, вы заплатили кузнецу за выкованную на железной ограде букву «Д».

— Трижды, — медленно произнес Люк, глядя на серебристый поток, петляющий между ивами и камышами. Он сжал в руке длинное полотенце. Один человек стал причиной несчастий и смерти в его семье. Нортрап заплатит.

— След привел к вам, мистер Люсьен Наварон Д'Арси, — сказал Смитсон и постучал трубкой по руке. — Я знаю о вас из моих поездок на Запад. Теперь вы расскажете мне об обмане с ухаживанием за Ариэль, когда вы в действительности женаты на ней. Я все больше восхищаюсь и люблю эту маленькую хулиганку и ее выводок неудачниц. Самому забавно быть рыцарем бедных вдов, везти их к лучшим временам. Итак?

58
{"b":"17699","o":1}