ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Смитсон счастливо посвистывал, проходя мимо под руку с Мэри.

— Мошоны, — сказал Сиам, когда мужчины вскочили на своих лошадей.

— Твоя женщина встретилась с военным отрядом мошонов. Не бойся. Они отдадут ее.

Люк скрежетал зубами, подгоняя лошадь по песчаной, заросшей полынью местности. Рано утром Вильсону потребовалась помощь в похоронах, Сиам и Люк помогли закопать мертвых и сжечь павших волов. Они разговаривали с уставшими бывалыми калифорнийцами, которые путешествовали на Восток, и вдруг заметили индейцев эдарапайо. Когда Люк и Сиам вернулись к фургонам — с тушей только что убитой антилопы, Ариэль уже не было. Караван направлялся к Южному Перевалу, а следы тяжелых копыт Зевса вели назад, к Сплит Рок.

Люк и Сиам быстро скакали, оглядывая песок и сломанные стебли полыни, не теряли следов мальчика и собаки, пересекаемых глубокими отпечатками подков. Сиам взглянул на Люка.

— Если ты винишь себя за то, что расспрашивал калифорнийцев о Блиссе, который слишком долго охотился за антилопой, то не нужно делать этого. Она сильная женщина.

Люк сжал кулаки, скользя взглядом по следам ботинок Ариэль. Видимо, она сошла с лошади и пошла рядом с мальчиком. Песок затруднял их .движение, следы мальчика стали глубже, наверное, он взял собаку на руки. Капли крови засохли в пыли, по-видимому, собака была ранена, и маленький хозяин спас ее.

Военный отряд сопровождал их путь к каньону Свитвотер. В скалистом ущелье шумел водопад, запах дыма смешивался с ароматом цветов. Индейцы разбили лагерь на маленькой площадке над обрывом.

В полдень Люк и Сиам увидели Ариэль, сидящую с воинами вокруг большого одеяла. Раскрашенные лица были бесстрастны, а Ариэль словно вела деловое совещание. Джино присматривал за огнем, на котором жарились куски большой змеи. Люк и Сиам медленно въехали в лагерь. Данте улежал на руках огромного индейца, воин ласково поглаживал собаку.

Люк показал рукой знаки «мир» и «друг», и вождь, Каменный Лось, ответил тем же. Он указал на жареное мясо и предложил, чтобы они присели поесть.

— О, привет. Люк. Мы мило проводим время. Эти джентльмены слушают, а это всегда хороший знак. Пожалуйста, садись, — сказала Ариэль, словно приглашая на бизнес-конференцию.

— Женщина Большой Лошади много говорит, — мрачно сказал воин на языке мошонов. — Это больно ушам.

Она кивнула, по-доброму улыбаясь.

— Уверена, он сказал тебе, что все идет отлично.

Люк показал, что Ариэль его женщина, а мальчик — сын. Вождь угрожающе посмотрел и кивнул.

— Возьми ее. С ней много неприятностей. Ариэль прошла мимо, сунув в руку Люка деревянную миску с кусками жареной змеи, и бросила осторожный взгляд на вождя, который кивнул и дал знак есть.

— Я все держала под наблюдением. Люк, — сияя, сказала она. — Не говори ничего. Мы без всяких трудностей уйдем от этих добрых людей в подходящий момент, — прошептала она и встала на ноги.

Воин гневно заговорил на языке мошонов, и Ариэль свирепо посмотрела на него.

— Сядь сзади меня, — Люк дернул ее вниз. Вопрос вождя об умении Люка заставить свою жену повиноваться, не был пустяком. Если мужчина не мог заставить жену повиноваться, он терял статус. Джино сел рядом с высоким воином, явно обожествляя индейца.

— Я уже сторговалась с ними, — самодовольно заявила Ариэль.

— Тебе нравится эта женщина? — Каменный Лось задал вопрос Люку, который боролся с поднимающимся раздражением. Ариэль распрямила спину и положила руки на колени. Ее самоуверенная улыбка бесила Люка. Он знал, что их совсем немного отделяет от беды.

Люк кивнул. Этим утром он сорвал плохое настроение на Сиаме, который только широко ухмылялся. Прошлой ночью, после происшествия с Салли, Ариэль заснула над своим путевым журналом. Люк остался с безумным, неудовлетворенным желанием.

— Разбитое Сердце и Медведь. Ваша отвага известна всем. Люди говорят, ты не берешь больше жену. И ты еще хочешь эту злонравную? Эту Женщину Большой Лошади? — вопрошал Каменный Лось.

— Она не очень спокойная, но она моя женщина. Мать моего сына, — ответил Люк.

— Что он сказал? — спросила Ариэль тихим голосом, дотрагиваясь до его руки. — Скажи, что он будет награжден, когда мы вернемся в лагерь. Теперь, когда ты переводишь, можно поговорить о продаже мехов. Спроси, что они хотят больше всего.

— Они хотят спокойствия. Они боятся потока белых людей.

— Женщина и твой сын могут идти. Большая лошадь останется.

Люк перевел, потом добавил:

— Ты позволишь мне договориться об этом. Зеленые глаза расширились.

— Я позволю? Когда все это предприятие под моим руководством? А мои расходы? Этот человек осмеливается предложить, чтобы я рассталась с моим бедным любимцем? Когда каждая вдова в этой поездке под моей опекой? — Она одернула блузку и подняла подбородок. Длинная толстая коса упала на грудь. Люк накрутил ее на руку и дернул Ариэль ближе к себе, выдавив натянутую улыбку.

— Вы не в том положении, чтобы торговаться, миссис Д’Арси. Ты будешь послушной. Если нет, поставишь под угрозу жизни всех нас, и, может быть, других переселенцев.

— Ты забываешь, у меня есть рапира, — ответила Ариэль, потянув косу. Она вскинула подбородок, солнце зажгло огненные блики в волосах.

— Я уже не хочу обедать. Боюсь, жареная змея не является моим любимым блюдом.

Люк притянул ее ближе и в вспышке гнева подумал, почему он позволяет этой маленькой красотке сердить себя. Белую женщину индейцы могли взять в жены или изнасиловать и убить. Ариэль не имела и малейшего представления о методах, которыми они пользуются, чтобы заставить повиноваться. Страх пронзил Люка. Эта маленькая своенравная ведьмочка выводила из терпения.

— Может быть, Джино захочет увидеть свою мать снова. Ему могут причинить боль, пока ты будешь защищать нас.

— О, конечно. Очень хорошо, продолжай. Торгуйся.

Воин быстро заговорил, спрашивая, сколько сыновей у Люка от этой женщины.

Ариэль покраснела, когда он перевел и внимательно посмотрела на лошадей, привязанных у сосен.

Воин Каменного Лося подбросил в огонь поленья, дрова затрещали, разбрасывая искры.

Вождь с достоинством начал говорить. Джино сел на колени Сиама, его веки слипались. Люк переводил рассказ вождя, легенду племен мошонов и арапайо.

— Сильный, злой дух принял обличье огромного зверя с клыками. Он опустошил эту долину, и люди не могли охотиться и жить в деревнях. Великий Дух, через пророка, сказал людям убить чудовище. Они напали на него из ущелья. Он ударил клыками, пробил гору и исчез. С тех пор его не было.

— Чудесное народное поверье, — прошептала Ариэль, поглаживая голову Данте, который устроился у нее на коленях. — Но думаю, мы должны идти. Пожалуйста, вырази нашу благодарность за их гостеприимство.

Каменный Лось медленно закурил свою длинную трубку. Он задумался, потом передал ее Люку.

Ариэль толкнула спину Люка кончиком ботинка.

— Сейчас не время заниматься пустяками, Люк. Караван движется.

Он продолжал неторопливо курить, традиция дружбы. Она резко вдохнула, нетерпеливый звук предназначался ему. В следующее мгновение она встала и свистнула.

Мужчины вскочили на ноги. Зевс заржал, мотнул головой и направился к ней, таща за собой привязанных одной веревкой лошадей.

Воины закричали, их лошади становились на дыбы, брыкались, ржали. Зевс продолжал медленно идти к Ариэль. Животное остановилось и терпеливо ждало, пока хозяйка достанет из кармана сладости. Ариэль бросила на Люка мимолетный взгляд.

— Что они говорят? Господи, да они вышли из себя.

Рука Сиама легла на нож, и Люк стал перед Ариэль.

— Они думают, что ты крадешь их лошадей. Для женщины подобное оскорбление может стать последней выходкой. Миссис Д’Арси, вы, возможно, должны пожалеть о несъеденном обеде из гремучей змеи.

Она коснулась его напрягшейся руки.

— Люк, ты не будешь драться, так ведь? Я приказываю тебе не делать этого.

Бешеный Бык, самый сильный воин, направился к ним, подняв свой топорик. Люк отскочил в сторону, зашел сзади и ударил высоко по руке индейца. Бешеный Бык выронил оружие, развернулся к Люку. Его боевой клич разнесся в воздухе, Люк опередил воина коротким ударом в солнечное сплетение.

61
{"b":"17699","o":1}