ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Словно читая его мысли, Сиам дотронулся до плеча Люка.

— Если ты прикончишь его сейчас, это будет как раз то, что он заслуживает. Но его жизнь связана с твоей женой. Выбирай осторожно, мой друг…

Люк выпрямился, стараясь разжать кулаки. Он должен знать, нужен ли Ариэль он и их брак. Потом Сиам тихо сказал:

— Я тоже хотел бы убить его. Ад ждет этого мерзавца. Но я не могу идти к Глэнис с кровью на руках. И ты не можешь. Это ловушка. Если мы бросим его, память о матери, Ивон и Колетт будет опозорена, и Ариэль будет несчастлива. Иногда лучше позволить животному найти собственное правосудие, э?

Глубоко вздохнув. Люк наклонился, чтобы поднять Тадеуса.

— Помоги мне посадить его в седло. Отвезем мистера Нортрапа в город.

Сиам кивнул. Он снял два кольца с руки Тадеуса и опустил их в карман Люка.

— Этот негодяй умрет скоро и ужасной смертью. Но не хотелось бы видеть такое перед свадьбой. Если его надо убить, я тот человек, который получит удовольствие от этого дела. Ты должен уважать свою женщину, а?

На следующий день Саша поддерживал табурет, на который взобралась Ариэль. Новый магазин обретал форму, и уже до обеда Ариэль ужасно устала. Женщины не могли уснуть, в доме постоянно слышалось нервное хихиканье и приступы плача. Швед и Нэнси только сидели и смотрели друг на друга. Ариэль чувствовала, что двое влюбленных не могут дождаться момента, когда смогут отбросить все условности. Ей не хотелось говорить Саше, что видела, как он кидал камушки в окно Анны, а потом посылал воздушные поцелуи.

Пока домочадцы обсуждали свадебные планы, Ариэль провела много часов, раздумывая над предложением Тадеуса, но ей не нравилась форма, в которую он все облек. Она была недовольна и отсутствием Люка в своей постели прошлой ночью, хотя он на минутку вошел в спальню и постоял над ней. Он таил в себе какой-то секрет, Ариэль заметила его мрачный задумчивый взгляд, когда Люк вошел, думая, что она спит. Из-за ужасной суматохи в доме нельзя было разговаривать или целоваться, или обниматься, или заниматься любовью. Она хотела, чтобы Люк , был рядом, смеялся, свободно болтал. Вместо этого он замкнулся в себе, но она выведает его тайны.

Саша томно посмотрел на Анну, которая подметала широкое крыльцо.

— Анна — красивая женщина, в самом расцвете. Не Могу поверить, что завтра она выйдет за меня. Я обещал ухаживать за ней, как за невестой, каждую минуту, каждый час, всю оставшуюся жизнь.

Он повернулся к Ариэль.

— Вы в дурном настроении, миссис Д’Арси. Наказание этого бедного маленького котенка не спасет от раздражения.

Ариэль посмотрела вниз на Лоренца, который облизывал лапы после славной порции рыбы. Она передвинула последнюю коробочку с иглами и спустилась с табурета.

— Этот «бедный маленький котенок» переживал условия и похуже, Саша. Он царапается, пугает животных, вертится под копытами лошадей. Он успокаивается, только когда я сажаю его в клетку и привожу в город. Он страшно избалован всеми нами.

Когда обвиняемый зашипел и выгнул спину, Ариэль не обернулась.

— Люк.

Она заметила подозрительную улыбку на лице Саши и нахмурилась. Верный друг пробормотал извинения, заявив, что хочет уйти, чтобы подготовиться к вечеру с Анной. Ему нужно повторить новое стихотворение, только что сочиненное в ее честь. Он кивнул.

— Свадьба завтра, Ариэль. Все будет чертовски прекрасно. Невест в избытке. Надеюсь увидеть тебя сегодня за ужином. Люк. — Люк провел пальцем вдоль шеи Ариэль, у нее по коже побежали мурашки.

— В моем доме будет недоставать всех этих невест, когда они уедут. Хотя одну я с радостью оставлю для себя. Наш обеденный стол будет казаться огромным без женщин, детей и кавалеров.

Саша подмигнул.

— Думаю, вокруг стола будут носиться ваши собственные дети, если Ариэль перестанет…

Он остановился, ухмыльнулся и, насвистывая, удалился из комнаты.

Ариэль решила окончательно соблазнить Люка. Она обязательно добьется этого, раз уж захотела. Она медленно повернулась к Люку, водя кончиком пальца по его груди.

— Ты. Ты приглашаешь этого грубияна, противного. ..

Люк поймал ее палец, поднес к губам и стал нежно покусывать. Его затуманившиеся глаза заставили Ариэль затаить дыхание.

— Как очаровательно, — язвительно пробормотал Тадеус, появляясь в дверях. — Ариэль, не хочешь ли проехать посмотреть участок, который я собираюсь приобрести?

Люк поднял голову. Его лицо, только что выражавшее какое-то переживание, нежность и желание, стало ледяным, даже жестким. Это от страха потемнели его глаза?

— В другой раз, Тадеус, — ответила она и подумала, что побыстрее должна выяснить вопрос с обвинениями против него. — О, дорогой. Что случилось с твоим лицом? — Она подошла к нему поближе, рассматривая синяки.

Тадеус взглянул на Люка и положил руку на талию Ариэль.

— Небольшое падение.

Ариэль отступила назад, нахмурилась.

— Понятно. Ты должен быть более осторожным, Тадеус. — Она посмотрела на Люка, потом снова на Тадеуса. — Завтра, когда закончатся свадебные церемонии, я хотела бы поговорить с тобой.

Она повернулась к Люку, его серебристые глаза подозрительно сузились.

— Я думаю, — сказала она осторожно, — нужно многое поставить на свои места.

20

На склоне холма за усадьбой Д'Арси прятался Тадеус. Он притаился в кустарнике и смотрел, как уезжали свадебные фургоны. Одинокие женщины стали выходить замуж уже через две недели после приезда. В тени около дома стояли Люк и Ариэль.

Тадеус прищурился, заметив защитную позу крепкого тела Люка, он словно охранял Ариэль от невидимого врага. Люк — дикарь, привыкший к дракам, решил Тадеус. Д’Арси был отличной парой к вспыльчивой, упрямой левше. Он вроде бы не рассказал Ариэль о связи Тадеуса с сестричками-испанками.

Сейчас она будет разыскивать Тадеуса. Ариэль — мастер по раскрытию чужих тайн, для нее только вопрос времени докопаться до последних признаний девиц Д'Арси.

Поглаживая пальцем разбитую губу, Тадеус мрачно думал, что находится в аду. Он был слишком опасен, чтобы жить; его смерть заметно увеличит богатство Ариэль. Пройдет немного времени после траура и Тадеус легко приберет к рукам ее. Он знал слабости Ариэль, ждать осталось недолго.

Ему нужен дневник сестер Д’Арси.

Першероны паслись на лугу рядом с домом, прекрасных кровей арабские скакуны резвились в другой стороне обширных владений Д'Арси. Губы Тадеуса сжались в тонкую линию. Он смотрел, как Люк поцеловал Ариэль, а она поднялась на мысочки, чтобы руками обвить его шею. Д'Арси по-хозяйски положил большую руку на ее грудь, потом подхватил Ариэль на руки и направился к дому.

Тадеус закрыл глаза, ярость бушевала в нем. Он решительно поднял веки. Ариэль непременно получит отвар, который вызовет выкидыш. Она никогда не родит от этого ублюдка Д'Арси.

Тадеус внимательно посмотрел на длинный старый сараи для лошадей. Ночной пожар выманит Люка и Ариэль из дома. Они всю ночь будут заняты спасением своих любимых животных. Дом опустеет, отличное время для поисков. После уничтожения дневников Д'Арси очень скоро встретит смерть. А если не удастся обнаружить проклятые дневники, Тадеус заставит Д'Арси помочь.

— Ее звали Катрина… — Люк налил вино в два бокала. В свете свечи рубиновый напиток казался почти черным.

Люк насладился сладким поцелуем Ариэль, шелковистой кожей ее шеи, а потом выпил глоток вина. Он положил ладонь на струны гитары, которую только что подала ему Ариэль.

— Катрина, — медленно повторил он, отставляя бокал в сторону. Он прижал к себе гитару, словно возлюбленную.

Люк взял несколько аккордов, проверяя звук и себя, переживая вновь воспоминания, которые хранил долгие годы. В большом камине потрескивали дрова, яркие языки пламени взвивались над сосновыми поленьями. Ариэль присела сбоку, обжила Люка руками и положила голову на его плечо. Он почувствовал мягкое прикосновение ее груди и подумал, что рядом с ним не слабая женщина, а та, которая может пережить тяжелые времена.

77
{"b":"17699","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Алхимики. Бессмертные
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
Слишком близко
Манускрипт
Треть жизни мы спим
Белокурый красавец из далекой страны
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Зеркало, зеркало
Его кровавый проект