ЛитМир - Электронная Библиотека

– А зачем, позвольте полюбопытствовать?

– Потому что сейчас вы исполните роль моего слуги, и я не могу вас называть лордом Эллингтоном, – объяснила виконтесса, пожимая плечами. – Может, будем обращаться к вам, как к Эдвину или Франсу. Но мне хотелось бы...

– Тристан.

– Что вы сказали?

– Меня зовут Тристан.

Тристан. Ему подходит это имя, подумала Дейрдре. Это имя сразу воскресило в ее памяти образ того благородного рыцаря, каким предстал перед ней лорд Эллингтон восемь лет назад. Когда пытался спасти свою мать, возможно, уже тогда Дейрдре что-то почувствовала к этому незнакомцу. И с того времени в ее сердце поселился образ прекрасного принца, именно о нем она мечтала все эти годы, хотя хорошо понимала, что принцы не выбирают себе возлюбленных из тех женщин, к которым принадлежала она.

Оставалось лишь надеяться, что ей не придется пожалеть о своем порыве милосердия. Впрочем, ею руководило не только человеколюбие. Когда она, придя к лорду Элиннгтону в дом, стала убеждать графа принять ее помощь и неожиданно для себя коснулась рукой его плеча, то вдруг ощутила проснувшееся внутри желание.

– Мне кажется, теперь ваша очередь.

Его слова внезапно прервали поток размышлений виконтессы. Она взглянула на своего спутника:

– Что вы имеете в виду?

– Думаю, это было бы справедливо. Я назвал вам свое имя, и мне хотелось бы узнать ваше.

– О! Но мне кажется, в этом нет...

– Ну же, леди Родерби. – Граф сделал шаг к виконтессе. Наклонился, его губы были совсем близко от ее лица, его дыхание коснулось ее щеки. – Разве так уж трудно назвать свое имя?

Внезапно у нее закружилась голова.

– Дейрдре, – прошептала она. – Меня зовут Дейрдре.

На его лице появилась торжествующая улыбка. По телу Дейрдре пробежала дрожь. «Господи, – с ужасом подумала она, – знакомство с ним может обернуться для меня бедой!»

ГЛАВА 6

Эмили проснулась, с трудом приоткрыла слегка припухшие веки и прямо перед собой увидела пару карих глаз, с любопытством устремленных на нее.

Вскрикнув, она резко села на соломенном тюфяке. Ее сердце гулко ухнуло. Спросонья она не сразу поняла, где находится. Но тут в памяти всплыли страшная картина, невольной свидетельницей которой она стала, ночная погоня и парень, спасший ее.

Эмили слегка успокоилась, осознав, что находится в безопасности. А карие глаза принадлежали маленькому ребенку. Мягкие, вьющиеся волосы, тонкая белая кожа с разводами грязи, голубая жилка на виске, робкая улыбка.

– Ты ангел? – с надеждой в голосе спросил чумазый херувим.

Эмили не знала, что ответить. Она натянула потрепанное одеяло до самого подбородка и огляделась. Ночью, когда Куик привел ее сюда, было слишком темно, чтобы разглядеть комнату. Теперь же, в утреннем свете, проникавшем через тусклые крошечные окошки, Эмили поняла, куда попала.

Большая холодная комната. По углам и на потолке разводы плесени, мебель, знавшая лучшие времена. Весь пол устлан соломенными тюфяками, точно такими же, как тот, на котором спала она. У противоположной стены кучка мальчишек, греющихся у камина.

Вдруг один парнишка лет двенадцати оглянулся. Увидев, что их гостья проснулась, он сердито зашипел на кареглазого малыша, глядевшего на Эмили с неподдельным удивлением и восторгом.

– Черт возьми, Бенджи! Питер велел оставить ее в покое и не будить! Сейчас получишь у меня.

Нижняя губа Бенджи обиженно выдвинулась вперед и чуть вывернулась.

– Я не будил ее, я только смотрел. Она сама проснулась.

–Простите, мисс, – проговорил паренек, сидевший у камина. Его лицо густо покраснело.

Эмили изобразила некое подобие улыбки.

– Все хорошо. Он не побеспокоил меня. Я просто испугалась. – Она нерешительно огляделась вокруг. – Где я?

– В логове нашей шайки.

– В логове шайки? И где же это?

– В Тотхилл-Филдз, конечно.

Эмили была поражена. В Тотхилл-Филдз? Господи, и как только ее занесло сюда?! О, она была наслышана об этом месте.

Повернувшись к чумазому малышу, она спросила:

– Где твои родители? Они, наверное, рассердятся за то, что твой брат привел меня сюда.

Мальчик хмыкнул и сделал шаг назад.

– Питер мне не брат. У нас ни у кого нет родителей.

– Нет родителей? – изумилась Эмили. – А кто же присматривает за вами.

Малыш, которого назвали Бенджи, прыгнул на тюфяк рядом с Эмили и стал скакать на нем на одной ноге.

– Питер присматривает.

– Питер?

– Куик, мисс, – сообщил мальчик постарше, тот самый, что сидел у камина. – Он привел вас ночью. Меня зовут Нат, а тот маленький рядом с вами – Бенджи.

Вот, оказывается, как зовут Куика. Питер. Эмили снова посмотрела по сторонам, ища его глазами. Словно прочитав ее мысли, Нат сказал:

– Питера здесь нет, мисс. Он пошел разузнать, как там обстоят дела. Уж скоро вернется, наверное.

В это мгновение дверь в комнату со стуком распахнулась, и на пороге появился молодой человек крепкого телосложения, темноволосый, чуть постарше Эмили. У него на плече висел мешок.

Нат нахмурился:

– Ты где был?

– Тебя это не касается, щенок.

– Питер искал тебя.

– Да? – Незнакомец опустил свою поклажу на пол и посмотрел на Ната. – Я, кажется, уже говорил тебе, что Питер мне не указ. Это он вами может тут командовать.

Этот сердитый молодой человек вдруг заметил Эмили. Взгляд колючих серых глаз заставил ее замереть под одеялом. Похоже, он тут же стал прикидывать, какую выгоду можно извлечь из сложившегося положения. Увидев довольную ухмылку на его хищно заострившемся лице, Эмили почувствовала, как по ее спине забегали мурашки.

– И кто же это пожаловал к нам в гости?

Незнакомец совсем близко подошел к Эмили. Окинул ее взглядом голодного зверя с головы до ног.

– С каких это пор мы стали принимать в банду девчонок? – спросил он.

– Оставь ее в покое, Джек, – резко осадил его Нат.

– Кто это тут вздумал поучать меня? Ты?

Атмосфера в комнате вмиг наэлектризовалась. Казалось, проскочи сейчас искра, как тут же вспыхнет пламя. Сидевшие у камина мальчики хранили молчание.

Вдруг непонятно откуда послышался спокойный и уверенный голос:

– Тебе, Джек, придется иметь дело со мной.

Сердце Эмили оглушительно застучало. Глаза всех присутствующих обратились к появившемуся в дверном проеме Питеру. Он стоял, скрестив руки на груди, а за его спиной маячил еще один парень, годами двумя-тремя помоложе.

В серых глазах Джека вспыхнула злоба. Эмили испуганно глядела то на Питера, то на Джека.

Наконец Питер снова заговорил, и его слова разрезали воздух, словно удар хлыста.

– Я сказал: оставь ее. Ты понял?

Что-то невнятно проворчав себе под нос, Джек отошел в сторону, подчинившись приказу Питера. Эмили облегченно вздохнула.

Войдя в комнату, Питер пнул ногой лежавший на полу мешок:

– Что там?

– Ничего.

– Не похоже, что там ничего нет. Мы обещали леди Родерби...

– Ну да, ты обещал ей. Но ко мне это не имеет никакого отношения.

Питер недовольно прищурился:

– Ты знаешь наши правила, Джек.

Вместо ответа тот злобно оскалился и, подхватив свой мешок, отошел в дальний угол комнаты.

Напряжение спало и обитатели убежища снова занялись своими обычными делами.

Питер подошел к Эмили и окинул ее обеспокоенным взглядом.

– С тобой все нормально?

Она попыталась улыбнуться:

– Да. Спасибо. Я хотела поблагодарить тебя. Этой ночью ты меня спас. Даже представить страшно, что могло бы случиться, не окажись ты рядом.

Питер пожал плечами и повернулся к Нату:

– Нат, там еще остались жареные колбаски, которые нам привезла леди Р.? Принеси их для нашей гостьи, она, верно, умирает с голода.

Только в эту минуту Эмили поняла, как сильно проголодалась. Ее желудок громко заурчал, подтвердив предположение Питера. Нат кивнул и пошел к мальчишкам, сидевшим у камина.

А Питер, засунув руки в карманы, прислонился к стене. Его голубые глаза внимательно разглядывали Эмили.

11
{"b":"17700","o":1}