ЛитМир - Электронная Библиотека

Дейрдре передалось внутреннее напряжение Тристана, и она слегка коснулась пальцами его плеча. Этот дружеский жест не унял беспокойства, но заставил графа вновь почувствовать физическое влечение к виконтессе.

– Не беспокойтесь, Тристан. – Услышав свое имя из уст леди Родерби, он ощутил болезненный спазм, сжавший горло. – Здесь живет Маус.

Лорд Эллингтон немного отодвинулся, словно пытаясь избавиться от чар своей спутницы, которая повергала его в трепет и заставляла краснеть, как школьника.

– Кто это?

–Тот, кто ловит крыс.

Тристан криво усмехнулся. Очень интересно. Но улыбка вмиг растаяла на губах графа, когда виконтесса направилась в проулок. Забыв о том, что дал себе обещание не дотрагиваться до леди Родерби, Тристан бросился вперед и схватил ее за локоть. Виконтесса остановилась.

– Что вы делаете?

– Собираюсь найти Мауса. Ведь именно за этим мы и приехали сюда.

Тристан тревожно окинул взглядом ближайший дом.

– По крайней мере, позвольте мне идти первым. Мы и предположить не можем, что нас там поджидает.

– Вы говорите нелепости. Я просто...

– Дейрдре, прошу вас.

Его интонация чем-то насторожила виконтессу. Но она пожала плечами и пропустила графа вперед.

Тристан чуть заколебался и несколько неуверенно взглянул на Каллена. Сразу поняв, что от него требуется, кучер спустился на землю и двинулся в проулок.

Мысленно поблагодарив сообразительного слугу, граф зашагал вслед за ним. Виконтесса шла последней.

Когда они оказались в узком каменном мешке, отделявшем один дом от другого, у Тристана возникло ощущение, что он вернулся во времена восьмилетней давности. К горлу подкатил ком. Граф попытался отогнать от себя призраки прошлого. Не стоило давать волю своим видениям.

Вдруг за его спиной послышался тихий сухой треск, и Тристан замер на месте. Обернувшись к Дейрдре, он быстро взял ее за руку и заставил остановиться. Виконтесса тоже посмотрела в ту сторону, куда так напряженно вглядывался ее спутник.

Тусклые лучи утреннего солнца, неуверенно пробивавшегося сквозь тучи, не позволяли как следует рассмотреть странную маленькую фигурку, притаившуюся в тени дома. Но когда глаза привыкли к полумраку, граф увидел, что за ящиками у самой стены на корточках сидел человечек с растрепанными волосами цвета соломы.

– Маус! – Прежде чем Тристан успел остановить Дейрдре, она бросилась вперед и присела рядом с незнакомцем. – Это ты?

Приглушенный голос ответил:

– Уходите! Я не сделал ничего плохого. Ничего! Слышите?

– Маус, все хорошо. Мы не собираемся причинять тебе зла! – Она протянула руку и коснулась его локтя. – Это я, леди Родерби.

Два темных глаза опасливо вынырнули из-под светлой челки.

– Не знаю я никаких леди.

– Знаешь. И даже очень хорошо. Ну же, посмотри на меня.

В конце концов, Маус поднял лицо и с бессмысленным выражением уставился на виконтессу. Только сейчас граф осознал, что перед ним вовсе не подросток, как он предположил было сначала, а взрослый мужчина неопределенного возраста. Тонкая, блеклая кожа цвета сырого теста, слегка вздернутый узкий нос, придававший человеку сходство с мумией, и широкий рот с белесой полоской губ. Ему можно было дать и тридцать пять, и пятьдесят пять лет. Живые черные глаза, смотревшие настороженно и внимательно, делали этого человечка похожим на мышь.

– Ну, предположим, я знаю вас. – Он неохотно поднялся на ноги. Маус едва доставал Дейрдре до плеча. – Вы приносили Салли кости.

Услышав свое имя, из-за ящиков выбежал старый с рыжими подпалинами на боках терьер. Он лениво гавкнул пару раз и с дружелюбным видом уселся у ног Мауса.

Дейрдре улыбнулась и наклонилась, чтобы почесать собаку за ушами. Тристан же почувствовал странную слабость, к горлу неожиданно подступила тошнота.

– Да, да, – подтвердила с улыбкой виконтесса.

– А сейчас у вас нет ничего для нее? Салли очень любит кости.

– К сожалению, сегодня я ничего не принесла. Собственно говоря, я со своим знакомым пришла сюда, чтобы задать тебе один вопрос.

Маус шмыгнул носом и вытер лицо рукавом рубашки. Затем бросил опасливый взгляд на Тристана.

– Не люблю вопросов.

– Я знаю. Я бы никогда не пришла к тебе, если бы дело было не столь важным. Мы ищем кое-кого. И этому человеку угрожает опасность.

Дейрдре попросила у Тристана медальон с портретом Эмили и молча протянула его Маусу. Его костлявые узловатые пальцы впились в золотой диск, черные глаза на мгновение застыли.

– Ангел, – благоговейно прошептал он.

Тристан не смел дохнуть, но зеленые глаза Дейрдре просияли.

– Ты видел ее?

– Да. Прошлой ночью во сне. За ней гнались демоны.

– Граф внезапно осознал, что надежды покидают его.

Демоны? Господи, да у этого ничтожества просто не в порядке голова.

– Демоны? – настойчиво переспросила Дейрдре, пытаясь заставить Мауса говорить дальше.

– Да, помощники дьявола. – Маус робко кивнул. – Он снова здесь. Вы, наверное, знаете.

– О ком ты?

– О дьяволе. Ужасном дьяволе со шрамом.

У Дейрдре от лица отлила кровь. Разумеется, от Тристана не ускользнула эта перемена, он заметил и ее бледные, как мел, щеки, и горячечный взгляд. Что же ее вызвало? Ему казалось, что Маус просто бредит.

– Дьявол послал за ангелом демонов, потому что она видела... – тихо проговорил Маус.

– Видела что?

– Что он согрешил. – Маленький человечек испуганно дернулся, быстро огляделся вокруг и прижал грязный палец к тонкой полоске губ. – Я тоже видел это, – почти беззвучно пробормотал он, – но дьявол не знает обо мне. Иначе бы меня уже поймали и отправили на небеса.

Дейрдре протянула руку, схватила Мауса за локоть и возбужденно прошептала:

– А эти демоны схватили ангела?

– О нет. У ангела крылья. У них у всех крылья. Она улетела.

Тристан просто не мог поверить, что все происходящее у него на глазах имеет хоть какое-нибудь отношение к действительности. Этот странный разговор с чудным человечком напоминал сцену из плохого спектакля.

– Черт возьми! – прошипел он и подошел ближе к Дейрдре. – Мы тратим понапрасну время. Этот человек просто сумасшедший. Стоит ли искать какой-то смысл в его словах?

Но виконтесса не обратила на Тристана ни малейшего внимания, она продолжала все так же внимательно смотреть на Мауса.

– Ты уверен, что ангел, которого ты видел, именно тот, что изображен на портрете?

– Разумеется! Я убежден в этом. У меня даже есть одна ее вещица. – Маус засунул руку за пазуху, немного порылся и выудил откуда-то длинную голубую шелковую ленту. – Видали? Она обронила ее, когда бежала.

У графа на лбу выступили капли пота. О, он не раз видел эту ленту, которая лежала сейчас в заскорузлой руке чудаковатого человечка. Тристан сам подарил Эмили небесного цвета платье с двумя голубыми лентами, когда вернулся домой несколько месяцев назад.

– Да, это ее лента, – глухо прошептал он, пытаясь подавить в себе нарастающую панику.

ГЛАВА 9

У Дейрдре в глазах потемнело, когда Тристан сказал, что голубая лента действительно принадлежит его сестре.

Неужели это правда? Эмили спасалась бегством от Барнаби Флинта?

Тревога Тристана передалась Дейрдре. Она еще ближе подошла к Маусу. Стараясь сохранять спокойствие, она спросила:

– Где ты нашел ее?

– Я же объяснял, что ее потерял ангел. Она убегала...

Не успела Дейрдре что-либо сказать, как к Маусу подскочил Тристан, схватил его за воротник и приподнял над мостовой.

– Где ты взял эту ленту? Отвечай! – проскрежетал граф, его лицо налилось кровью. Маус ничего не ответил, его вытаращенные глаза в ужасе скосились вниз, на Тристана. – Черт тебя возьми! Где?

Человечек жалобно мяукнул и вцепился тонкими пальцами в крепкие руки лорда Эллингтона. Салли, почувствовав, что ее хозяину угрожает опасность, стала вертеться у ног Тристана и яростно лаять.

– Тристан! – крикнула Дейрдре и дернула графа за локоть. – Поставьте его.

16
{"b":"17700","o":1}