ЛитМир - Электронная Библиотека

– Полагаю, в своей спальне, милорд. Но прежде чем вы уйдете, позвольте дать вам один совет. Не стоит слишком... давить на нее.

Советы, разумеется, давать куда проще, чем следовать им. Хотя Тристан и унаследовал от матери чудесный фиалковый цвет глаз, но их выражение, строгие черты лица и крепко скроенная фигура ему достались от отца. И любой человек, глядя на Тристана Найта, невольно ощущал исходящие от него магнетизм и властность. Без всякого усилия со стороны Тристана люди подпадали под его влияние.

Он уже собрался выйти из комнаты, как в дверь неожиданно постучали.

Брови Тристана удивленно поползли вверх.

– Войдите, – сказал он.

На пороге возникла испуганная служанка.

– Что случилось, Мэри?

– Леди Эмили, милорд! Она... она пропала!

Тристан похолодел.

– Что ты имеешь в виду?

– Я пришла к ней в комнату, но там ее не оказалось. На подушке я нашла вот это. – Дрожащей рукой девушка протянула сложенный листок, бумаги.

Тристан взял его и стал торопливо читать. Внезапно его охватил ужас, сердце оглушительно застучало в груди, к лицу прилила кровь.

– Господи, Арчер! Эмили сбежала!

ГЛАВА 1

Ибелокурый ангелочек уложил детей в кроватки, поцеловал их в розовые щечки и пообещал, что всю ночь он будет смотреть на них и охранять их сон. Затем он повернулся к ярким, ослепительно сияющим звездам и попросил их освещать дорогу, ведущую к самым сладким мечтам...»

Дейрдре Уилкс, виконтесса Родерби, закрыла книгу и глянула на сидевших у ее ног мальчиков. Ее губы тронула, легкая улыбка. Смотреть на эти искренние, восхищенные лица было одно удовольствие. Виконтессе нравилось осознавать, что она могла заставить этих детей хотя бы на время забыть о той мрачной жизни, которую им приходилось вести.

– Наверное, миледи, – один из мальчиков задумчиво подпер подбородок грязной ручонкой, – эти дети были очень хорошими, и поэтому ангелок укладывал их спать.

Д ейрдре улыбнулась:

– Ты, конечно, прав, Майлз.

Неожиданно другой мальчишка, сидевший у виконтессы на коленях, дернул ее за рукав. Он был здесь самым младшим. Бенджи недавно исполнилось шесть.

Взгляд его доверчивых карих глаз заставил сердце Дейрдре сжаться.

– И этот ангелочек был всегда с ними? – пролепетал он. – Даже когда его никто не видел?

– Разумеется, Бенджи. Он был их ангелом-хранителем и находился с ними рядом.

– А у меня есть ангел-хранитель?

– Да, дорогой. У всех деток он есть.

Вдруг атмосферу душевного покоя разорвал злой смех. Все дети мгновенно обернулись – в дверях стоял темноволосый молодой человек. Глубокая тень скрывала его лицо.

– Не слушайте ее. Никаких ангелов не существует. А если вы думаете, что они есть, значит, вы лишились последних мозгов!

Нижняя губа Бенджи задрожала, Дейрдре обняла ребенка и бросила сердитый взгляд в сторону Джека Барлоу. Этого парня звали Шушера, и он был старше всех мальчиков, сидящих у ног виконтессы. Казалось, Джеку доставляет удовольствие дразнить своих маленьких приятелей и портить им настроение. С тех пор как Дейрдре занялась благотворительностью и стала помогать детям, обитающим в лондонских трущобах, она не раз пыталась найти общий язык с Барлоу, но всегда наталкивалась на грубость и насмешки.

Она уже собралась было поставить этого незваного гостя на место, как вдруг послышался еще один голос:

– Заткнись, Джек.

Лицо Джека покраснело, а брови угрожающе съехались на переносице.

– Ты мне что, хозяин? Что хочу, то и говорю. Ты...

– Яже сказал тебе: замолчи.

Из темноты выплыла широкоплечая фигура.

Хотя Питер Куик был моложе Барлоу, которому уже и полнилось шестнадцать, он выглядел значительно старше своих лет, а в глазах его светились ум и спокойствие. Имея трезвое и не по годам мудрое отношение к жизни, а также физическая сила снискали ему уважение обитателей трущоб. Но любовь к Питеру и преданность ему мы вызывали у Шушеры протест и желание поднять бунт против всеобщего любимца.

Холодно улыбаясь, Питер подошел к Барлоу:

– Похоже, тебе необходима помощь, чтобы заткнуть свой фонтан?

Окинув взглядом крупную фигуру своего противника Джек Барлоу начал воинственно переступать с ноги на ногу, кием, что-то пробурчав себе под нос, Шушера бросился я к скамье, стоявшей у камина, и уселся на нее.

– Ангелочки все-таки есть, Питер? – робко поинтересовался Бенджи.

Лицо Питера смягчилось, он добродушно взъерошил имиыс кудряшки мальчика.

– Если леди говорит так, значит, они есть. Ведь леди не станет нас обманывать. Правда же?

Виконтесса нежно улыбнулась:

– Конечно, нет.

– А можешь еще раз прочитать сказку? – попросил малыш.

Но прежде чем Дейрдре успела что-то ответить, Питер спокойно сказал:

– На сегодня достаточно. Всем по кроватям.

Сидевшие на полу мальчики недовольно заворчали, но через минуту поднялись и, пожелав Дейрдре спокойной ночи, стали укладываться спать на соломенные тюфяки.

Бенджи на миг заколебался, затем неуверенно взглянул на виконтессу и тихо прошептал ей на ухо:

– Можно мне взять эту книгу, миледи?

– Конечно. Ведь я именно для этого и принесла ее вам. Но ты должен пообещать мне, что будешь хорошим мальчиком и дашь посмотреть картинки другим детям тоже.

Вместо ответа ребенок обхватил Дейрдре за шею и осторожно коснулся губами ее щеки. Затем, крепко прижимая книгу к груди, Бенджи спустился с коленей виконтессы.

Глаза Дейрдре сделались влажными. Этот мальчик был таким очаровательным и заслуживал лучшей доли, чем та, что ему выпала. Все эти дети были достойны большего.

Она окинула взглядом комнату. Шайка мальчишек облюбовала себе одну из множества халуп, так часто встречающихся в трущобах Лондона. Обшарпанные стены, свисающие собачьими языками обрывки обоев, потрескавшийся, с видимыми следами плесени потолок, убогая мебель. Из окон доносились пьяные крики уличных торговцев и обитателей притонов.

Дети не должны находиться среди этой ужасающей нищеты, с горечью подумала виконтесса. Но разве жизнь всегда бывает такой, какой ей следует быть?

– Что-нибудь не так, миледи?

Вопрос Питера прервал размышления Дейрдре.

– Все хорошо, просто я думала, что могла бы еще сделать для вас.

– Вы и так помогаете нам гораздо больше, чем кто бы то ни было. – Он кивнул в сторону стола, на котором лежало несколько упаковок с едой. – Благодаря вам мы будем сыты всю следующую неделю, а по ночам нас будут греть ваши шерстяные одеяла.

– Значит, мальчики могут неделю не работать?

Питер грустно усмехнулся:

– Пока мы сыты и обогреты, никто не станет опустошать карманы лондонцев. Но я не могу поручиться за мальчишек Барнаби Флинта.

Дейрдре похолодела.

– Барнаби Флинт? – прошептала она. Внезапный спазм сжал ее горло. Ее пальцы с силой впились в ручки кресла.– Барнаби Флинт снова в Тотхилл-Филдз? Ты уверен в этом?

– Да. Я сам видел его. – Питер с любопытством взглянул на виконтессу. – На прошлой неделе двое его людей пытались ограбить Дейви. Хотели забрать весь его дневной заработок, но мы успели поймать этих парней и надавать им как следует.

Барнаби Флинт! Это имя вспыхнуло в голове Дейрдре, словно молния, и тревожные мысли закружились вихрем. Виконтесса так старалась забыть тот день, который вселил в нее ужас и хранился в ее памяти все эти долгие восемь лет.

Стараясь не показать своего испуга, Дейрдре положила руку на плечо Питера:

– Пожалуйста, и ты, и мальчики будьте осторожны. Барнаби Флинт – опасный человек.

– Я знаю, миледи. Мне хорошо известно все о его банде, но мы не станем стоять в стороне и спокойно смотреть, как у нас пытаются отобрать кусок хлеба.

Именно этого виконтесса и боялась. Конечно, Питер – блльшой, крепкий и очень умный мальчик, но Барнаби Флинт – взрослый мужчина. Человек, который не остановится ни перед чем. Его методы тоже хорошо известны – обман, подлог, мошенничество и даже убийство.

2
{"b":"17700","o":1}