ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что вы имеете в виду, говоря, что было поздно?

– Я имею в виду только то, что сказал. Остальное вам расскажет Диди, если сочтет нужным. – В лице Дэна снова появилась жесткость. – Но на этот раз я не оставлю ее.

Наклонив голову, Тристан внимательно посмотрел на Дэна. В его взгляде читалось уважение.

– Нам лучше объединить свои усилия. Тем более, как я понимаю, у нас одна цель, – сказал граф.

– О чем вы?

Тристан опустился на табурет.

– Я вот о чем. Судьба Дейрдре мне небезразлична, и, если кто-нибудь только попытается ее обидеть, будет иметь дело со мной.

Дэн в течение нескольких секунд вглядывался в лицо своего собеседника. Потом вдруг широко улыбнулся:

–Похоже, мы действительно хотим одного и того же. Да, конечно, все так и должно быть. Нельзя допустить, чтобы Диди снова попала в руки Флинта.

У Тристана вдруг екнуло сердце. Как понимать его слова? Что значит «чтобы снова не попала в руки Флинта»? Уже второй раз он слышит о том, что Дейрдре была связана каким-то таинственным образом с главарем банды Барнаби Флинтом. Но не успел Тристан что-либо спросить, как в таверну снова вошла леди Родерби.

– Что ж, все улажено, – с улыбкой сообщила Дейрдре. – Лила согласилась немного развлечь Дженну, так что мы можем продолжить нашу беседу.

Глядя на Дейрдре, Тристан вдруг решил, что эта небольшая пауза в их разговоре совсем не случайна, но промолчал.

Что же за тайна скрывается в ее прошлом? И почему Дейрдре ничего не говорит ему об этом?

Ему оставалось лишь надеяться, что, каким бы страшным это прошлое ни было, оно не помешает тем чудесным отношениям, что сложились между ними сейчас.

ГЛАВА 23

С тех пор как Дейрдре и Тристан побывали в «Веселом Роджере», прошло уже несколько дней, но никаких новостей об Эмили не было. Даже несмотря на то обстоятельство, что люди Доджера Дэна упорно продолжали прочесывать улицы, им так ничего и не удалось узнать. Казалось, поиски просто зашли в тупик. И Дейрдре стала бояться, что теперь Тристан все же решит пойти в полицию.

Но разве она имеет право осуждать его? Прошло уже целых три дня с того утра, когда они встречались с Дэном. И что? По-прежнему ничего не слышно. Каждый вечер они продолжали ездить в Тотхилл-Филдз и расспрашивать его обитателей, но в этом было мало проку. Тристаном начало овладевать отчаяние. Разумеется, он пытался скрывать это и держаться мужественно, но леди Родерби знала его уже достаточно хорошо, чтобы понять – за непроницаемым фасадом прячется страх. Дома, в своей комнате, он метался, словно зверь в клетке, что-то бормотал, тряс головой. Ночью не мог заснуть, а если ему и удавалось забыться, то не больше чем на пару часов.

С той ночи, когда они впервые занимались любовью, Дейрдре стала спать в комнате вместе с Тристаном. Между ними установились очень близкие отношения, они легко понимали друг друга с полуслова. Каждый из них ощущал существование некой тайны, которая принадлежала лишь им двоим. Ее любовь к Тристану становилась сильнее с каждым днем. И сегодня утром, когда Дейрдре проснулась и не обнаружила его рядом, она почувствовала странную пустоту. Казалось, она потеряла часть себя самой. Дейрдре охватил ужас – впереди у нее не было будущего вместе с Тристаном. Их ждала разлука.

Стараясь не думать об этом, Дейрдре спустилась в холл, где встретила миссис Годфри, по пятам за которой трусила Салли с красным шелковым бантиком на шее. Виконтесса улыбнулась. Маленький терьер не отходил от домоправительницы ни на шаг, превратился в ее тень. И хотя миссис Годфри постоянно ворчала и жаловалась, что теперь ей приходится уделять так много времени собаке, похоже, любовь Салли была взаимной.

– Доброе утро, – поприветствовала ее Дейрдре и наклонилась, чтобы погладить Салли. – Вам, случайно, не встретился лорд Эллингтон?

– Он в гостиной, миледи. Его вызвал Доджер Дэн. Кажется, они обсуждают дальнейший план поисков.

Дейрдре почувствовала некоторое замешательство. По всей видимости, отношения между Дэном и Тристаном претерпели явные изменения. Вместо неприязни установилось взаимопонимание.

Она познакомила их, и они теперь вдвоем будут искать Эмили. Дейрдре испытала странную горечь: в ее помощи больше не нуждались. Оставалось радоваться лишь тому, что она успела отвести Дэна в сторону и предупредить его о том, чтобы он ничего не рассказывал Тристану о ее прошлом, о тайне, которая связывала ее с Барнаби Флинтом. По тем вопросам, что ей стал задавать Тристан, она поняла, что Доджер Дэн подошел к запретной теме слишком близко.

Виконтесса тяжело вздохнула.

– Что ж, не буду им мешать, – сказала Дейрдре. – Приготовьте, пожалуйста, чай и печенье.

И хотя миссис Годфри согласно кивнула, в ее глазах сквозило явное неодобрение. Это выражение появлялось на ее лице всякий раз, как только речь заходила об их госте. Дейрдре и Тристан старались не афишировать свои отношения. Но от домоправительницы скрыть этого не удалось.

Виконтесса предпочитала не обсуждать эту тему с прислугой, но сейчас она просто не смогла промолчать.

– Миссис Годфри, лорд Эллингтон – хороший человек. Он не причинит мне зла. Он просто хочет найти свою сестру.

Домоправительница заморгала и отвернулась в сторону.

– Я это хорошо понимаю, миледи, но тем не менее не могу не беспокоиться. Мне не хотелось бы, чтобы он воспользовался вашим положением...

– О нет, нет. Он ничего не сделал против моей воли. – Дейрдре умоляюще посмотрела на служанку. – Пожалуйста, не нужно так явно показывать ему свое неодобрение.

Миссис Годфри посмотрела долгим взглядом на свою хозяйку.

– Я постараюсь, миледи.

Она повернулась и уже собралась уходить, как вдруг во входную дверь резко постучали.

– Я открою, – сказала Дейрдре, жестом останавливая миссис Годфри. – Вы лучше принесите чай и печенье для джентльменов.

Домоправительница направилась на кухню, а Дейрдре поспешила к двери.

Увидев возникшую на пороге Дженну, виконтесса не могла скрыть своего удивления.

– Дженна? Что ты здесь делаешь?

Девочка ничего не ответила, а сразу прошла в холл. Ее щеки раскраснелись, она дышала прерывисто и тяжело, словно долго бежала.

Дейрдре с беспокойством посмотрела на нее, затем обняла за плечи и спросила:

– Дженна, ты ищешь Дэна?

Дженна отрицательно покачала головой:

– Нет, миледи. Я пришла поговорить с вами. Я расспрашивала всех о вашей знакомой. Помните, я же говорила, что могу помочь.

Виконтесса не знала, что и думать. Причастность к этому делу Флинта могла обернуться бедой для Дженны и обрушиться на нее с совершенно неожиданной стороны. Но девочке так хотелось побыстрее поделиться своими новостями с Дейрдре, что упрекать ее и заставлять ждать было просто немилосердным.

– Да, разумеется, я помню, – сказала Дейрдре.

– Сегодня я шла в булочную на углу около нашего дома и остановилась поболтать с продавцом апельсинов.

Спросила его, не встречал ли он поблизости какую-нибудь незнакомую девочку со светлыми волосами. Он сказал, что не встречал девочку, но видел нового мальчика в шайке Питера.

Упоминание о шайке Питера сразу заставило Дейрдре насторожиться. Она была так сильно занята в последние дни, что совсем забыла о тех подозрениях, которые зародились у нее после посещения убежища.

– Мальчика?

– Мальчишки из шайки Питера часто приходят в эту лавочку за апельсинами. Несколько дней назад они тоже приходили. И этот новенький был с ними. Продавец сказал, что у него странные глаза, он таких никогда не видел. Сине-фиолетовые.

Мальчик со странными сине-фиолетовыми глазами? Может?.. Стоит ли сказать Тристану?

Но виконтесса сразу же решила не делать этого. Надежды могут не оправдаться, и он снова будет разочарован. Ей придется съездить к Питеру одной. Присутствие Тристана сдерживало мальчишек в прошлый раз, и они не хотели раскрыть ей своего секрета. Поэтому лучше ехать туда без него. Да и момент для этого самый подходящий.

48
{"b":"17700","o":1}