ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты должна довериться леди Р., Эм. Если она говорит, что твой брат способен позаботиться о тебе и отправить Барнаби Флинта в тюрьму, значит, так оно и есть. Она наш хороший друг, мы доверяем ей.

Эмили заглянула Питеру в лицо. Казалось, она обдумывала его слова. Питер молчал, мысленно умоляя Эмили последовать его совету. Решение должна принять она сама. Он не мог этого сделать за нее, как бы ему этого ни хотелось.

Эмили показалось, что у нее из-под ног уходит почва. После недели, проведенной вместе с шайкой, она уже привыкла к своему новому положению и чувствовала себя в безопасности. К тому же она успела привязаться к этим мальчишкам, и покидать их ей совсем не хотелось.

Но в то же время Тристан был единственным близким родственником из ее семьи. Эмили хорошо помнила, как в детстве, когда ей было четыре-пять лет, он сажал ее на плечи и так носил. Очень осторожно и бережно, она даже никогда не боялась, что может упасть. Хотя сейчас Эмили не хотела признаться в своих чувствах к брату даже себе, ей очень недоставало его внимания и любви. Не хватало ощущения стабильности и защищенности, уверенности в том, что ее обожаемый брат сразу же придет ей на помощь, если в этом возникнет необходимость.

Немного поколебавшись, Эмили взглянула на виконтессу:

– Тристан и в самом деле беспокоится обо мне?

– Дорогая, да он перерыл весь Тотхилл-Филдз в поисках тебя, – заверила ее леди Родерби. – Твой брат, Эмили, очень хороший человек. Я понимаю, что у вас довольно сложные отношения, но нельзя найти выход и прийти к мудрому решению, если ты отсутствуешь.

Эмили стояла и молча размышляла над словами Питера. Разумеется, вернуться домой было бы здорово. Она снова ложилась бы спать в свою мягкую постельку. В чистой одежде и с сытым желудком. А кроме того, ей было бы больше не нужно волноваться о Барнаби Флинте.

И все же она не могла уйти от своих друзей, которые так много для нее сделали. Ее взгляд снова остановился на Питере, но его лицо по-прежнему было непроницаемым.

– Ты любишь своего брата, Эмили?

Вопрос леди Родерби застал ее врасплох. Эмили вспомнила тот день, когда они гуляли в парке с Тристаном и смеялись. Им было так весело... Нежность к брату охватила ее.

– Думаю... что да, – медленно проговорила она.

– В таком случае дай ему еще один шанс. Уверена, ты не пожалеешь об этом.

Что-то в лице леди Родерби и в ее голосе подсказывало Эмили, что она может довериться этой красивой женщине.

– А можно ли мне будет иногда навещать здесь мальчишек?

Виконтесса обвела взглядом обитателей убежища.

– Этот вопрос тебе следует обсудить с братом, но мне кажется, что всегда можно найти какое-то решение, которое устроит вас обоих.

С одной стороны, ей не сказали «да», но ведь и не сказали «нет». Эмили вздохнула и закрыла глаза. Теперь, когда ее нашли, она, собственно говоря, и не собиралась делать выбор. Для нее все и так было очевидным. Просто можно было добиться кое-каких уступок...

– Хорошо, я поеду домой. – Эмили замолчала. Конечно, так или иначе ей придется возвращаться к брату. Придется высказать ему все, что накопилось в душе. Но только не сейчас. – Я вернусь к Тристану позже.

Радостное выражение лица виконтессы сразу же испарилось.

– Я не понимаю.

– Я хочу остаться здесь еще на некоторое время. – Эмили посмотрела на лица мальчишек, которые стали ей такими дорогими. – Ведь здесь сейчас не все. Нет Ната, Бенджи. Я не могу уехать, не попрощавшись с ними.

Нат и Дейви вместе с Бенджи ушли еще сегодня утром и до сих пор не вернулись.

Она обязательно должна увидеться с Бенджи перед отъездом. После того как Джек порвал его бесценную книгу, Бенджи ходил за ней по пятам, держал ее за руку, все время задавал вопросы. Ему непросто расстаться с ней. Как он будет теперь без нее?

– Пожалуйста, – попросила она виконтессу. – Я прошу дать мне всего несколько часов.

– Эмили, я понимаю твои чувства. Но ты должна знать, что, если сейчас я уеду без тебя, мне придется сообщить твоему брату о том, где ты находишься. И он незамедлительно приедет сюда и заберет тебя домой.

– В таком случае не говорите ему.

– Дорогая, но ведь я должна это сделать. Я не могу скрыть от него это.

– Вам и не нужно ничего скрывать. Вы расскажете ему обо всем, но только позже. Прошу вас, пообещайте мне это.

– Эмили...

– Пожалуйста.

Леди Родерби заколебалась, в ее глазах промелькнуло сомнение.

– Что ж, хорошо. Мне это совсем не нравится, но я обещаю, что в течение нескольких часов ничего не скажу Тристану. Но ты тоже должна мне пообещать никуда не выходить отсюда.

– Обещаю, – согласилась Эмили.

Это заверение не успокоило виконтессу. Она повернулась к Питеру и заглянула ему в лицо:

– Питер, я могу в этом положиться на тебя?

Он скрестил руки на груди и наклонил голову:

– Обещаю, она никуда не уйдет отсюда до вашего возвращения.

– Хорошо. Мы приедем с твоим братом к полудню, и, надеюсь, ты будешь нас здесь ждать.

Леди Родерби внезапно обняла Эмили за плечи.

– Вероятно, я просто сошла с ума. Когда твой брат узнает... об этом... Надеюсь, Господи, я правильно поступаю.

Точно такие же сомнения одолевали и Эмили. Она посмотрела на мальчишек. Они изо всех сил пытались выглядеть незаинтересованными, но на их лицах слишком явно проступали разочарование и горечь. Питер, засунув руки в карманы, молча смотрел себе под ноги.

Господи, но как она может сказать им «прощайте»?!

ГЛАВА 24

Дейрдре не могла поверить, что она позволила Эмили остаться в убежище еще на несколько часов и сама дала обещание ничего не говорить Тристану.

Разумеется, Эмили обязательно вернется домой, и это произойдет через несколько часов, рассуждала про себя виконтесса, поднимаясь по ступенькам своего дома вместе с Дженной. Тристан пребывал в таком отчаянии, что не сообщить ему о том, что Эмили нашлась, и продлить его мучения хотя бы на минуту было просто жестоко. Но когда виконтесса заглянула в фиалковые глаза Эмили, точно такие же, какие были у ее возлюбленного, она просто не смогла отказать девушке в ее просьбе. Дейрдре чувствовала себя виноватой, но она дала слово и, разумеется, сдержит его. Как бы то ни было, виконтесса надеялась на Питера, который пообещал никуда не отпускать Эмили до ее приезда с Тристаном.

Слава Богу, ей удалось уговорить девушку вернуться обратно. Конечно, Эмили колебалась и не сразу согласилась. Эмили по-прежнему любит своего брата, но она была оскорблена в своих лучших чувствах, а в таком возрасте это особенно трудно перенести. Впрочем, ничто еще не потеряно. Эмили возвратится. Тристан докажет ей свою любовь. Убежище Питера стало сейчас ее домом, тем местом, где ее любили и в ней нуждались.

И она, Дейрдре, должна лишь убедить Тристана, что нет никакой необходимости отдавать Эмили тете. Он прекрасно справится со всеми трудностями сам.

– А теперь запомни, – сказала виконтесса Дженне, когда они подошли к входной двери, – ни слова о том, что мы были в убежище Питера и нашли Эмили. Понятно?

– Да, миледи.

– Вот и молодец. – Дейрдре одобрительно улыбнулась девочке. Затем она открыла дверь и вошла в холл.

Им навстречу сразу же выбежала миссис Годфри.

– Ах, миледи, вот и вы. Мы уже начали беспокоиться. Вас так долго не было.

– Что все это, черт возьми, значит? – прорычал Тристан. – Где ты была?

Домоправительница, Дженна и Дейрдре замерли, оробев. Увидев крупную фигуру Тристана в дверном проеме и его хмурое лицо, Дейрдре невольно схватилась рукой за горло. Душа ее была не на месте.

– О, Тристан, – только и сумела проговорить Дейрдре, стараясь сохранять непринужденность. – Ты испугал меня.

– Ты тоже заставила нас тревожиться. – Тристан прошел вперед, и из-за его спины показался Каллен, такой же недовольный, как и граф. – Тебя не было целых три часа.

О Господи, неужели она отсутствовала так долго? Дейрдре бросила взгляд на старинные часы с маятником и пришла в ужас – пробило одиннадцать часов. От радости, что она нашла Эмили, Дейрдре совершенно потеряла счет времени.

50
{"b":"17700","o":1}