ЛитМир - Электронная Библиотека

Тетя смерила племянницу ледяным взглядом:

– Как это понимать, мисс?

– Простите, тетя Ру, но я сказала «нет». И мне все равно, что по этому поводу будет думать общество. – Эмили вздернула подбородок. – Я не оставлю Тристана. Я знаю, вы любите меня и беспокоитесь обо мне, но вы должны понять нас. Его так долго не было подле меня, и теперь мы должны узнать друг друга и найти общий язык. Я не хочу уезжать отсюда.

Воцарилась зловещая тишина, все молчали. Леди Овертон, выпрямив спину и гордо подняв голову, сверлила взглядом племянника и племянницу.

– Должна сказать, что я просто в шоке. Так-то вы благодарите меня после всего того, что я сделала? – Она с шумом втянула воздух. – Что ж, отлично. Я умываю руки. Больше я ничем не могу помочь вам. Очень скоро вы поймете, какую ошибку совершили, но будет слишком поздно.

С этими словами она повернулась и гордо прошествовала к двери.

Когда дверь за маркизой затворилась, Эмили засмеялась, подбежала к Тристану и обняла его за шею:

– Тристан, ты был неподражаем!

Он заговорщически посмотрел на сестру:

– Ты мне ни в чем не уступала!

Дейрдре улыбнулась. Теперь их ждало общее будущее.

– Ты действительно женишься на леди Родерби? – с надеждой спросила Эмили.

Он посмотрел на Дейрдре таким взглядом, от которого она почувствовала себя наверху блаженства.

– Если она согласится стать моей женой.

Эмили восторженно вскрикнула и подбежала к Дейрдре, бережно обняла ее за плечи.

– Я прямо сейчас отправляюсь к Питеру. Сообщу мальчишкам эту новость. Они, думаю, обрадуются. Можно?

Тристан кивнул:

– Возьми с собой Каллена.

Девушка бодро направилась к двери, но Дейрдре вдруг окликнула ее:

– О, Эмили!

– Да?

– Почему бы тебе не вернуть бумажник брату перед уходом?

Уголок рта Эмили уныло опустился.

– Я только тренировалась, – пробормотала она, возвращая бумажник Тристану.

Он нахмурился.

–Ты не находишь, – проговорил он, – что уже достаточно поднаторела в этом ремесле?

Дейрдре положила руку девочке на плечо:

– Будь осторожна, дорогая. И не забудь взять с собой книгу, которую ты купила для Бенджи. – Затем виконтесса тихо добавила: – И передай привет от меня Питеру.

Эмили покраснела до корней волос.

Когда девочка вышла, Дейрдре снова повернулась к Тристану, который сидел на диване, счастливо улыбаясь. Затем он слегка нахмурился и сказал:

– Я не слишком уверен в том, что общение с этой шайкой пойдет Эмили на пользу.

– Мне кажется, об этом не стоит беспокоиться. Мальчишки не сделают ей ничего плохого. Они, наоборот, опекают ее, особенно Питер. – Дейрдре замолчала, не слишком хорошо представляя, как ей подступиться к этой теме.

Потом заговорила снова:

– Тристан, я хочу, чтобы ты знал, что я не стану тебя втягивать в это...

– Втягивать меня во что?

– Я понимаю, ты сказал тете, что мы собираемся пожениться, только для того...

Он улыбнулся и приложил палец к губам Дейрдре, заставляя ее замолчать.

– Дейрдре, уверяю тебя, я говорил это вовсе не для тети. Я собирался сделать тебе предложение, а визит тети Ру только ускорил дело. Вот и все.

Дейрдре молчала, и на лице у Тристана появилась неуверенность. Он опустил голову и стал сосредоточенно рассматривать свои руки.

– Разве что-то не так, Дейрдре? Ты не хочешь выходить за меня?

– Нет, вовсе нет. То есть да, я хочу выйти за тебя замуж, только...

Дейрдре снова замолчала. Как объяснить ему это? Он вряд ли поймет ее.

– А, я, кажется, понял, – сказал Тристан. – Ты хочешь, чтобы я обратился к тебе с официальным предложением. Я слышал, что женщины очень серьезно относятся к таким вещам, но не принял это во внимание, – К удивлению виконтессы, Тристан быстро опустился перед ней на одно колено и заглянул ей в глаза. Дейрдре почувствовала, что не в силах дышать. – Леди Родерби, я знаю, что порой бываю упрямым, у меня сложный характер, я вспыльчивый и временами просто невыносимый человек. Возможно, теперь, когда вы уже достаточно хорошо меня знаете, вы сочтете, что мне нельзя верить. Уверяю вас, это все не совсем так, и обещаю, что буду бороться со своими недостатками. Но самое главное, и это может быть истолковано как смягчающее обстоятельство, – я люблю вас. Мое сердце в ваших руках, и моя жизнь без вас не будет иметь смысла. Окажите мне честь, станьте моей женой.

У Дейрдре на глазах выступили слезы. Слезы счастья. Она и не надеялась, что когда-либо ей доведется услышать эти слова. Тем более от человека, которого она любила и о котором мечтала многие годы.

– Ты действительно именно такой, каким мне сейчас отрекомендовался, – улыбнулась она. – Но к этому я могу добавить и то, что ты сильный, смелый, добрый и щедрый человек. В тебе нет и капли эгоизма, ты любишь детей. И с ними ты проявляешь чудеса выдержки и терпения. Ты единственный, кто смог увидеть и понять, какой я являюсь на самом деле. И за это я всегда буду тебе благодарна. Я люблю тебя, и для меня нет большего счастья, чем называться твоей женой. – Улыбка исчезла с ее лица. – Но...

– Но?

– Но мы должны подумать об Эмили. Твоя тетя права. Если мы поженимся, то вход в общество нам будет навсегда закрыт. И от этого в первую очередь пострадает твоя сестра. Я не хочу этого.

– Я так не думаю. Мне кажется, она тоже будет счастлива вместе с нами в Найтхевене, вдали от Лондона и света. Ну же, Дейрдре, – он шутливо зарычал, – хватит всего бояться. Ты выйдешь за меня?

Господи, это все происходит не во сне, а на самом деле! Ее потаенная мечта обретает вполне конкретную форму. Она обняла Тристана за плечи и прижалась лбом к его лицу.

– Да, да, да. Я выйду за тебя замуж!

Он тихо приник к губам Дейрдре. Окружающий мир вдруг перестал для них существовать, остались только они, их страсть и их счастливое совместное будущее.

Но через несколько мгновений Тристан отстранился от Дейрдре и, тяжело дыша, тихо прошептал:

– Дейрдре, твоя рана! Мы должны остановиться.

– К черту рану! – хрипло пробормотала Дейрдре, продолжая крепко обнимать Тристана.

Он рассмеялся, но в его смехе ощущалось с трудом сдерживаемое возбуждение.

– Нет, Дейрдре, мы должны подождать. Мне нужно кое-что с тобой обсудить.

Его серьезный тон обеспокоил Дейрдре.

– О чем ты?

Граф провел рукой по волосам, затем встал и стал ходить по комнате.

– Я о мальчишках из шайки. Сейчас миссис Годфри занимается с ними, но они не могут остаться в твоем доме навсегда.

– Знаю. Я тоже об этом думала. Мне очень не хочется отправлять их обратно в трущобы, но вместе с тем они не могут жить у меня. Я не знаю, что делать. Надо найти какой-то выход.

Он остановился и посмотрел на Дейрдре.

– Кажется, я кое-что придумал. От матери в наследство мне достался небольшой особняк в деревне, недалеко от Найтхевена. Он не слишком нравился мне, и я там никогда не жил. Если там сделать небольшой ремонт, то этот дом вполне подошел бы для мальчишек, стал бы им отличным пристанищем.

У Дейрдре перехватило дыхание. Она не могла поверить тому, что услышала.

– Тристан, ты серьезно?

– Вряд ли мне захотелось бы шутить на эту тему.

Ее лицо залила краска.

– Я знаю, но в это трудно поверить. Твоя идея слишком хороша, чтобы быть правдой. Я и мечтать не могла о таком.

– Разумеется, это не будет просто, – предупредил он ее. – Я там не был очень давно и не знаю, в каком сейчас состоянии дом. Возможно, надо поправить не только крышу, но, думаю, все не так страшно. Соседей поблизости там никаких нет, так что дети будут наслаждаться полной свободой.

– Свободой, – эхом повторила слово Дейрдре, смакуя каждый его звук. – Благодарю тебя, Тристан. Спасибо.

– Есть еще кое-что. Нам нужен кто-то, кто сможет присматривать за всем... Я подумал, что, может быть... – Он замолчал. Затем заговорил снова, его скулы слегка порозовели. – Если учесть мою роль в поимке Барнаби, то я могу рассчитывать на некоторое вознаграждение... Кроме того, полиция отказалась принять участие в розыске Эмили, а поэтому власти в некотором долгу передо мной. Мне кажется, я мог бы попросить их освободить Ангуса Маклина.

61
{"b":"17700","o":1}