ЛитМир - Электронная Библиотека

Его отчим. Йен Траск.

Глава 12

Иногда для того, чтобы разрешить загадку, нужно вернуться к самому началу.

Когда им удалось отправить едва стоявшего на ногах Элмера Пэтчетта домой, они направились в хижину Хайрама Ледбеттера и принялись вновь обыскивать ее. Вскоре Джиллиан заметила, что Коннор стал странно молчалив. Она наблюдала за ним со смешанным чувством удивления и тревоги, пока тот ходил по комнате взад-вперед с мрачным и отстраненным выражением лица. Когда же он остановился перед единственным окном, его мысли явно были не из приятных.

Как бы ей хотелось, чтобы он доверял ей! Джиллиан желала этого, несмотря на то что дала себе слово держать его на расстоянии. Но она не могла вести себя отстранен-но, когда Коннор выглядел таким одиноким. Джиллиан чувствовала, что этот мужчина был не из тех, кто способен раскрыться перед другим человеком, несмотря на боль, которую причиняли ему спрятанные в душе темные тайны. А она знала, что ему действительно было больно. Коннор только что получил подтверждение тому, что все его подозрения оказались правдой.

Письма с угрозами. Убийства. Послания, оставленные для него на местах преступлений. Все это было частью смертельного садистского плана, целью которого было отомстить ему.

Джиллиан почувствовала, что ей нужно попытаться подбодрить его, помочь облегчить душу. Она неуверенно шагнула к Коннору и прокашлялась, а потом нарушила тишину:

– Теперь-то мы точно установили, хотя бы для себя, что все три случая связаны между собой. Надо объединить наши усилия и подумать о том, куда этот человек планирует нанести следующий удар.

Коннор ничего не ответил, а просто продолжал смотреть на унылый пейзаж через запачканное грязью стекло.

Она не собиралась так быстро сдаваться и попыталась отвлечь его еще раз:

– Мистер Монро? Вы меня слышите?

Он криво усмехнулся одним уголком рта и перевел на нее взгляд:

– Да, конечно. Я просто... задумался.

– Кому еще вы помогли за эти годы так же, как миссис Ридли и мистеру Ледбеттеру?

– Еще нескольким людям. Но с ними я не поддерживал связи и не был в таких близких отношениях, как с Хайрамом и Пег.

– Тогда нельзя отбросить возможность того, что следующей жертвой убийцы станете вы.

Лицо Коннора перекосило от пугающей решимости, в глазах зажегся опасный огонь. Сердце Джиллиан сжалось от предчувствия чего-то нехорошего.

– Пусть приходит. Я с нетерпением жду его. – Именно этого она и боялась.

– Если Толливер нам поможет, – рискнула сказать Джиллиан, – мы сможем организовать засаду. Мы...

– Мы? – прервал девушку Коннор, созерцая ее холодным, отстраненным взглядом. – Думаю, что твое участие в расследовании на этом подошло к концу.

Джиллиан замерла. Что такое? Наверное, она опять ослышалась?

– Подошло к концу? Что вы имеете в виду?

– Именно то, что я сказал.

– Но вы согласились...

– Я согласился привезти тебя в дом Хайрама. Так и поступил. Я выполнил свою часть сделки, а теперь пришло время тебе сдержать данное тобой слово.

– Мое слово?

– Ты пообещана беспрекословно выполнять мои приказы.

Джиллиан охватила паника. Она мысленно перебрала в голове варианты, как можно заставить Коннора поменять решение. Со вчерашнего дня ее не покидала уверенность в том, что этот вопрос решен раз и навсегда. Но Коннор не разделял ее мнения.

Почему?

Она не могла позволить ему отстранить ее от дела, просто взять и выгнать. Это расследование было единственной нитью, связывавшей ее с Форбсом. Если уж быть до конца честной с собой, Джиллиан не могла оставаться безучастной к будущему этого гордого и упрямого мужчины. Она даже помыслить не могла о том, что может так просто уйти и оставить Коннора одного, когда у нее была возможность помочь ему.

Скрестив руки на груди, Джиллиан уставилась на него:

– Вы знаете, что я не позволю вам так поступить. Я не отступлюсь от своих вчерашних слов и буду продолжать расследование. В одиночестве, если придется.

Он небрежно пожал широкими плечами.

– В таком случае мне придется сообщить о том, чем ты занимаешься, твоему отцу.

– Вы не посмеете! – яростно выкрикнула Джиллиан на одном дыхании.

Что-то промелькнуло во взгляде Коннора. Что-то, немного похожее на сожаление. Но в отрывисто-грубом тоне, которым он ответил ей, не было и намека на это чувство.

– Могу заверить, что посмею.

«Боже мой! Если он так и сделает, то папа никогда не разрешит мне продолжать работу».

Ей придется распрощаться со всякой надеждой когда-либо узнать, что на самом деле произошло с мамой.

– Я думала, что вы поверили в меня и мои способности, что я доказала вам, на что способна. – Джиллиан очень хотела скрыть то, какую глубокую рану он нанес ей своим приказом, но ее голос дрожал. – Видимо, за последние два дня я не сделала для вас ничего такого, что изменило бы ваше предубеждение против меня.

Ее обвинение попало в точку, сорвав с Коннора маску ледяного хладнокровия. Сжав рот в тонкую линию, он отвернулся от окна и направился к ней. Коннор остановился только когда между ними не осталось свободного пространства. Неожиданно он взял ее за плечи. Джиллиан испугапась.

– Конечно, сделала! Но разве ты не слышала, что сказал Пэтчетт? Убийца намеренно упомянул о тебе. Что, как ты думаешь, это значит? – Он чуть встряхнул ее, отчего из пучка выбились несколько прядей волос. – Ну-ка, поработай своим блестящим умом, сложи два и два вместе. Это значит, что он добавил еще одно имя в список своих потенциальных жертв.

На сердце у Джиллиан потеплело. Хоть его тактика и была немного деспотичной, на самом деле он беспокоился о ней. Во взгляде Коннора проглядывала настоящая забота. Это задело какую-то струну в ее душе, хотя ей совсем не хотелось размышлять над тем, какую именно.

– Значит, вот в чем дело! Мистер Монро, я уже говорила вам раньше, что целиком доверяю вам и знаю, что вы можете защитить меня в случае необходимости. Я...

– А я говорил тебе, что на меня не стоит полагаться. Я подвел всех, кто когда-либо в прошлом рассчитывал на мою защиту.

– Я не верю в это.

– А надо бы. Я говорю правду.

Он произнес слова таким горьким тоном, что Джиллиан не смогла совладать с охватившим ее чувством сострадания. Она дотронулась до руки Коннора. Этой мимолетной лаской она хотела утешить его, но от прикосновения ее кожа вдруг покрылась мурашками.

Подавив свои чувства, Джиллиан попросила:

– Пожалуйста, расскажите мне, почему вы так думаете?

Коннор бросил странный взгляд на тонкие пальцы, ухватившиеся за его сюртук, и высвободил руку.

– Это не очень-то приятная история. Вряд ли тебе захотелось бы услышать ее.

– Я бы не стала спрашивать, если б не хотела. – Что-то явно тяготило Коннора уже довольно давно. Из своего опыта Джиллиан знала, что иногда на душе становилось легче, если можно было поделиться своей ношей с кем-то еще. – Расскажите мне все.

Он окинул ее особенно пристальным взглядом. Казалось, прошла целая вечность. И когда Джиллиан почти убедилась, что Коннор ничего ей не ответит, он вдруг едва слышно вздохнул и опустил глаза к полу.

– Я говорил уже, что у меня было не самое лучшее детство, но я приуменьшал, – начал Коннор низким и хриплым голосом. Казалось, будто он произносил слова против своей воли. – Мой отец умер, когда я и мой брат были еще совсем маленькими. А когда мне исполнилось девять лет, мать вышла замуж за хозяина таверны по имени Йен Траск. Он оказался жестоким и порочным человеком. Мог запросто избить свою жену до бессознательного состояния только потому, что она имела наглость позволить остыть его ужину. Или выпороть своих пасынков до крови, если те слишком медленно исполняли его поручения.

Джиллиан удалось сдержать чуть не вырвавшийся крик ужаса. Теперь, когда Коннор стал таким открытым, ей не хотелось прерывать его и напоминать о том, что он, может быть, совсем не хотел делиться с ней воспоминаниями о прошлом.

26
{"b":"17701","o":1}