ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Корона из звезд
На пике. Как поддерживать максимальную эффективность без выгорания
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Земля перестанет вращаться
Фантомная память
Стеклянное сердце
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Джордж и ледяной спутник
Во власти стихии. Реальная история любви, суровых испытаний и выживания в открытом океане

– Заходите. Вы ведь уже все равно пришли. Но это не значит, что я изменил свое решение. – Он сдвинул брови и произнес следующие слова с особым ударением: – Я думаю обо всем так же, как раньше.

Джиллиан выпрямила спину, но не стала распространяться насчет упрямого характера Коннора, а просто молча прошла внутрь.

Толливер присоединился к ней в фойе. Они подождали, пока хозяин дома закрыл дверь на задвижку. Девушка исподтишка изучала его сквозь опущенные ресницы. В полумраке здания его резкий профиль был скрыт в полутени, лицо выглядело чуть мягче, чем обычно. На короткое мгновение память Джиллиан вернула ее в хижину Хайрама Ледбеттера, в ту самую секунду, когда Коннор лежал рядом с ней на кровати, а вокруг было так же сумрачно, как и сейчас. Его мускулистое тело прижималось к ней, на скулах алел румянец, а в глазах пылал огонь страсти. Черты лица Коннора заострились от недвусмысленного желания обладать ею. И даже сейчас при воспоминании об этом Джиллиан задрожала.

Она вдруг опять захотела, чтобы Коннор еще раз посмотрел на нее так, как тогда.

Картины позавчерашней давности мешали ей сосредоточиться, но девушка заставила себя посмотреть прямо на Коннора.

– Альбертсон уже допрашивал вас? – решилась задать вопрос Джиллиан.

Плотно сжатые губы Коннора изогнулись, но на его лице не было и тени улыбки.

– Да, и очень тщательно. С раннего утра этот человек уже дважды приходил ко мне.

– Дважды?

– В первый раз он попросил меня сообщить ему, где я был прошлой ночью. Полагаю, второй раз он пришел, чтобы показать мне, что мое алиби тщательно проверяли.

– У вас есть алиби?

Коннор сделал несколько коротких шагов и остановился в другом конце фойе, спиной к Джиллиан. Его спина была слишком напряжена.

– Да. Очевидно, Форбса видели входящим в меблированные комнаты в Сент-Джайлз чуть позже полуночи. Там он остановился под вымышленным именем. Почти сразу после того, как он вошел в комнату, оттуда донеслись звуки борьбы, а его тело обнаружили около двух часов ночи. Если бы примерно в это время я не поехал навестить одну свою знакомую даму, то сейчас, наверное, был бы в Ньюгейтской тюрьме и ждал, когда меня повесят.

Джиллиан почувствовала, как сжалось ее сердце. Правильно ли она поняла, что именно означали слова Коннора? Но маленький бес, который в последнее время стал ее постоянным спутником, заставил девушку расспросить хозяина дома поподробнее.

– Знакомая дама? Это та самая «знакомая дама», с которой вы провели ночь, когда был убит Стюарт Грейсон?

Ей ответил Толливер. Он был явно смущен этой ситуацией. С каждым произнесенным словом его лицо, которое было обычно красноватого оттенка, становилось все более багровым.

– Да. Это... мм-м... портниха по имени Селина Дюваль. Она довольно давно знает Монро и...

– Перестаньте, Толливер. Хватит ходить вокруг да около, – прервал его Коннор, поворачиваясь к ним лицом. – Вам разве не понятно? Леди Джиллиан готова иметь дело с любыми, даже самыми непристойными фактами, как и положено настоящему детективу. Поэтому давайте называть вещи своими именами.

Он посмотрел в глаза Джиллиан с невозмутимым равнодушием, от которого ее передернуло. Она едва сдерживалась, чтобы не закричать от боли, которую причиняла ей возведенная Коннором стена отчуждения.

– Селина – моя любовница, – докончил мужчина.

Хотя Джиллиан и ожидала этих слов, рана от них оказалась настолько глубокой, что ей пришлось изо всех сил сжать пальцы в кулаки. Она пыталась справиться с волнами страдания, которые прокатывались по всему телу. Ей казалось, что от их напора она даже покачнулась. Значит, Коннор прошлой ночью пошел к другой женщине и попросил у нее дать ему то, что она была готова безоговорочно отдать сама. Она чуть ли не умоляла его взять ее. И все же Коннор отказался от Джиллиан, как будто у нее не было ничего, что бы могло привлечь такого опытного мужчину. А вместо этого он пошел к Селине. Но почему?

Пытаясь хоть как-то собрать последние остатки самоконтроля, Джиллиан пристально посмотрела на Коннора. От ее взгляда не ускользнули ни резкие белые линии, что обрамляли его рот, ни дергающаяся щека, ни плотно сжатые челюсти. На лице появилась маска отчужденности. Джиллиан заметила особую напряженность и странную настороженность. Коннор наблюдал за ней, явно ожидая ответной реакции с ее стороны.

И внезапно ее осенило. Конечно же, у него была веская причина так себя вести! Его отрывистые ответы, намеренная холодность, его признание насчет отношений с Селиной – все это было частью просчитанной стратегии. Он хотел заставить ее отступить, ранить ее настолько, чтобы она навсегда отказалась иметь дело с ним и расследованием.

Но она не позволит ему добиться такого результата!

Ее чувствам был нанесен тяжелый удар. Но на помощь Джиллиан пришла ее гордость. Глубоко вздохнув, она сумела выдержать его взгляд и не отвести глаза.

– И Альбертсон уже допросил ее? Она подтверждает вашу историю?

На короткое мгновение лицо Коннора приняло удивленное выражение. Он явно не ожидал, что Джиллиан удастся сохранить спокойствие после его признания. Но хозяин дома быстро пришел в себя.

– Разумеется. Но хочу напомнить: подобные вещи больше не должны вас интересовать, так как ваше участие в этом деле закончено.

– Позвольте с вами не согласиться, мистер Монро, – высокомерно ответила Джиллиан. – Ко мне с просьбой о помощи обратился мистер Толливер. Сейчас я подчиняюсь ему, а никак не вам. Если ему без меня не справиться, то почему бы мне не помочь этому милому человеку? Так что к вам это не имеет никакого отношения.

Челюсти Коннора сжались еще сильнее. Он сделан один устрашающий шаг вперед.

– Черт побери, еще как имеет! – проскрипел тот сквозь зубы. – Если Толливер будет настаивать на том, чтобы вы участвовали в деле, я немедленно откажусь от его собственных услуг.

От неожиданности и изумления сыщик охнул и начал возражать, но Джиллиан так сильно разозлили слова Коннора, что она закричала, перебивая Толливера:

– Вы не можете сделать этого! – Ее голос звенел от негодования.

– О, должен вас уверить, что могу. Я сам нанял его и в любое время могу сказать, что больше не нуждаюсь в его помощи.

Джиллиан покачала головой, ощущая в глубине души расползающийся холодок страха. Чтоб ему провалиться! Он собирается победить ее, пустив в ход более серьезные приемы.

– Я не понимаю, почему вы ведете себя подобным образом, – проговорила девушка. – Помню, однажды вы выразили озабоченность моей безопасностью. Но теперь вы должны понимать, что в беду попала не я, а вы. Мы с Толливером – единственные, кто способен помочь вам докопаться до истины и установить, кто стоит за этими преступлениями.

– Черт побери, но я уже знаю, кто за ними стоит!

– Что? – Это прямое заявление прозвучало слишком неожиданно и привело Джиллиан в замешательство. – Но я... я думала...

Когда она запнулась и замолчала в полной растерянности, Коннор повернулся к Толливеру и ухмыльнулся:

– Вы ей ничего не рассказали?

Сыщик вышел вперед и встал рядом с девушкой, пожимая плечами и смотря на нее виноватыми глазами.

– Мне показалось, что это должен был сделать не я.

– Раньше вас такие мелочи не останавливали, – пробормотал Коннор, а потом заговорил, обращаясь к Джиллиан. – Я начал догадываться, кто был убийца. Понял все в тот момент, когда Пэтчетт передал мне сообщение от него. А теперь, когда Толливер кое-что проверил для меня, я почти в этом не сомневаюсь. Я не стал упоминать об этом, поскольку думал, что вы больше не будете участвовать в деле. Но вы ведете себя с таким чертовским упрямством, что я не вижу смысла и дальше оставлять вас в неведении. Это мой отчим, Йен Траск.

Джиллиан заморгала. Боже правый! Это чудовище, которое превратило в кошмарный сон его детство?

– Но вы же сказали, что он...

– В тюрьме? Я тоже такдумал, но, похоже, ему удалось каким-то чудом сбежать оттуда через год после того, как его арестовали. И никому из властей не пришло в голову сообщить мне об этом. – Лицо Коннора потемнело. – Траск очень опасен, с ним нельзя шутить. Теперь вам понятно, почему я не хочу дальше работать вместе с вами? Он не станет раздумывать и сразу же убьет любого, кто, как ему кажется, что-то значит для меня. Мне хватает и того, что я подвергаю риску Толливера. Я не хочу, чтобы опасность угрожала вашей жизни. – На короткое мгновение в глубине его взгляда появилась тень чего-то мучительного и мрачного. – Боже мой, даже сейчас уже может быть слишком поздно. Но я должен постараться хотя бы свести к минимуму причиненный вред. Если он решит, что мы расстались, то, возможно, вычеркнет вас из списка жертв.

35
{"b":"17701","o":1}