ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

— Почему ты наступила мне на ногу? — спросил Тимоти на обратном пути в такси.

— Мне не хотелось обсуждать эту проблему с Эммой, — заметно волнуясь, ответила Мэгги. — Это был единственный способ, который пришёл мне в голову, чтобы остановить тебя. — Она все больше сердилась. — Думаю, будет лучше, если мы на несколько шагов станем опережать социальную службу. Я поняла, что Эмма заинтригована этим случаем. Слишком заинтригована.

— Давай-ка придумаем какой-нибудь другой способ передачи сообщений друг другу, — сказал Тимоти с обидой в голосе. — Что-нибудь менее болезненное.

— Когда мы получше узнаем друг друга, тогда тебе проще будет предугадывать мои намерения, — не задумываясь, сказала она.

— Наверно, мы ещё слишком далеки от того, чтобы понимать друг друга без слов, — ответил он, зная, что лжёт.

Все остальное время они молчали, пока не добрались до офиса Мэгги.

Тимоти тут же вышел из машины. Мэгги задержалась, расплачиваясь с водителем. Выйдя из такси, она улыбнулась.

— Итак, Тимоти, что ты скажешь о локтях? Мы могли бы локтями предупреждать друг друга, подавать друг другу знаки.

— Могла бы подталкивать меня чем-нибудь и помягче, — сердито сказал он. — Тогда мы быстрее научились бы чувствовать друг друга, Мэгги.

К её удивлению, он пошёл по тротуару вслед за пожилой парой с пуделем.

— Куда ты пошёл? — крикнула она, встав у него на пути.

— Моя машина стоит за углом, — объяснил он. — Я решил поспрашивать в округе о нашем загадочном мужчине.

— Хорошая мысль, — ответила с некоторым удивлением Мэгги.

— Спасибо. — Тимоти щурился от солнца. Когда Мэгги секунду назад попыталась остановить Тимоти, она коснулась его груди, и он вздрогнул: её пальцы, взволнованный взгляд, волосы, взлохмаченные осенним ветром, — все возбуждало его.

— А как же Дарла? — спросила она, чуть дыша.

— До тех пор пока мы не узнаем, что случилось с Дарлой, было бы глупо считать, что между ней и этим парнем существует какая-либо связь.

— Да, конечно. Думаю, я могла бы попытаться найти следы Дарлы, — решила Мэгги, немного поразмыслив.

Тимоти тоже задумался. Он понимал, что его одобрение её действий будет всего лишь формальностью для этой сильной умной женщины.

— Сделай так, чтобы никто ни о чем не догадался. Не повторяй ошибок, которые ты допустила, наводя справки обо мне.

Сделав несколько шагов, Тимоти остановился и резко повернулся назад. У Мэгги захватило дыхание, когда он внезапно взял её за руку.

— Забыл кое-что у тебя в кошельке, — сказал он, открывая блестящий замок её замшевой сумки.

— Это далеко не лучший способ добывать деньги, — прошипела она, натянуто улыбаясь проходившему мимо прохожему. — Я могла бы позвать офицера Патрика Райана, чтобы он арестовал тебя. — Она покраснела, когда Тимоти длинными пальцами вытащил из кошелька бумажную салфетку.

— Думаю, она мне пригодится, — объяснил он, защёлкивая замок. Мэгги долго смотрела ему вслед, когда он шёл небрежной походкой по Тремонт-стрит. Она не могла оторвать глаз от его красивой фигуры, от широких плеч под чёрной кожаной курткой и крепких мускулистых ног, обтянутых джинсами.

Ветер развевал её волосы. Как мог мужчина с десятью центами в кармане быть таким самонадеянным, таким уверенным в себе? С самого раннего детства её учили воспринимать деньги как главный инструмент власти. У этого человека не было ни денег, ни власти. А главное, что это его нисколько не беспокоило! Этого Мэгги никак не могла понять.

Глава 5

— Дженна! Где Аннабелла?

Спокойствие Мэгги как рукой сняло, когда она, ворвавшись в приёмную, не увидела ребёнка, а Дженна как ни в чем не бывало работала за компьютером.

— В кабинете, — спокойно ответила Дженна, продолжая смотреть на экран компьютера сквозь завесу светлой чёлки.

— Одна? — Мэгги вскрикнула от страха, стремглав бросившись в кабинет.

— Привет, дорогая!

Мэгги резко остановилась, увидев в кабинете мать и услышав громкий голос Дженет Джексон. Ковёр восточной работы с бахромой по краям, покрывавший пол, сейчас был свернут и лежал у стола. Элен сидела на паркете, поддерживая девочку, одетую в крошечный свитер и джинсы, подаренные Райанами. На ногах у неё были танцевальные туфли Мэгги седьмого размера.

— Привет.

— А я гадала, когда ты придёшь. Мэгги в недоумении смотрела на эту трогательную сцену: Аннабелла, едва держась на ногах в огромных туфлях, доедала трюфель, перепачкав все лицо шоколадом.

— Мы пробуем наши танцевальные способности, — объяснила Элен.

— Чо-чо, — с восторгом произнесла Аннабелла.

Мэгги, наклонившись к столу, чтобы выключить плейер, заметила, что вазочка для конфет пуста.

— По-моему, Аннабелла съела слишком много сладкого, — недовольно произнесла она.

— Мэгги, не волнуйся, — тихо ответила Элен О'Хара, отдавая девочке последний крохотный кусочек. — Она съела одну-единственную конфету. Две другие съела я.

У Мэгги перехватило дыхание.

— Мама, ты ведь не любишь детей. Всегда их не любила.

Элен О'Хара подняла тонкие брови.

— Знаю, дорогая, знаю, — согласилась она с дочерью. — Но перед этим ребёнком невозможно устоять. — Она с умилением посмотрела на кудряшки Аннабеллы. — Настоящий ангел! — сказала Элен, поправляя на девочке свитер. — Не знаю почему, но я думаю, что ты ангел.

Мэгги протянула руку к пластиковой коробке на книжной полке и достала влажную салфетку.

— Вспомни, что ты всегда говорила! Что дети доставляют слишком много хлопот.

Элен взяла у дочери салфетку и вытерла руки и рот Аннабеллы.

— Да, это так. Но Аннабелла — исключение. Она — твоя копия в этом возрасте. Она… — Элен замолчала и подозрительно посмотрела на дочь.

Мэгги опустилась на колени рядом с ними.

— Мама, я не завела ребёнка за твоей спиной. Это было бы смешно.

— Дженна говорит, девочке около восьми месяцев. Давай подумаем. — Она стала высчитывать, качая Аннабеллу из стороны в сторону. — Сейчас октябрь, значит, она родилась в марте. В то время мы с отцом были несколько недель на юге Франции. У отца был отпуск.

— Мама! — закричала Мэгги, не выдержав. — Не могу поверить, что ты думаешь, что я способна на такие вещи.

— Хорошо, — неохотно согласилась Элен. Она была готова извиниться. — Возможно, это был просто сказочный сон.

— Но ты не любишь…

— Я не люблю чужих детей, солнышко, — прервала её мать. — Это вовсе не значит, что я буду возражать против молодого поколения семейства О'Хара.

Мэгги смотрела на мать, оторопев.

— Раньше ты этого не говорила.

— Я и сама этого не знала, пока не взяла Аннабеллу на руки, — призналась Элен. — Такое впечатление, что эта девочка — волшебница. Конечно, я не хочу, чтобы меня называли бабушкой или бабулей. По-моему, «Элен» очень легко произнести. Всего два слога, Аннабелла. Элен. — Она взяла крошечные ручки девочки в свои и стала вместе с ней хлопать в ладоши.

Пульс Мэгги учащённо забился. Она сделала открытие, потому что и представить себе не могла, что мать обрадовалась бы внучке или внуку, появись они на свет.

Но сейчас ей предстояло рассказать придуманную ею историю об Аннабелле и её родителях.

— Мэгги, если это не твой ребёнок, тогда чей же он?

— Меня попросила присмотреть за Аннабеллой моя давняя школьная подруга, — ответила Мэгги, снимая с девочки свои танцевальные туфли. — Где её маленькие теннисные ботинки?

— Они на компьютере. Так кто же мать?

— Аманда Спринджер. Помнишь? Из теннисной команды Фултона.

— Та, что с усами и огромными ногами? Какой абсурд!

— Надеюсь, ты оставишь своё мнение при себе. Аннабелла может услышать. Порой мне кажется, она все понимает.

Мэгги взглянула на ребёнка и оторопела: та показывала ей язык.

Смех Элен разнёсся по всей комнате.

— Ну и совпадение! Правда? А может быть, вовсе нет? — спросила она, недоумевая.

13
{"b":"17702","o":1}