ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кости зверя
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево
Черный человек
Бумажная принцесса
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Стеклянное сердце
Чувство Магдалины
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник

— Сейчас, мама.

Мэгги, сидя на скамейке в парке, наблюдала, как дети бегали по траве, играя в салочки. Она покачала головой и ещё раз крикнула:

— Выше не поднимайся, слышишь?

— Да, мама.

Рядом с Мэгги в коляске (свидетельнице нескольких поколений Райанов) лежал малыш.

— Твоя сестра, Мики, озорная девчонка, — сказала Мэгги, гладя мальчика. Темноволосый ребёнок улыбнулся ей в ответ и вскоре заснул.

Мэгги, немного откинув голову назад и закрыв глаза, наслаждалась свежим июньским ветерком, ласкавшим её лицо. Она почувствовала, как за её спиной кто-то встал, но сделала вид, что не заметила этого.

— Что за прекрасное создание! — прошептал ей прямо в самое ухо мужской голос.

— Я замужем, — сказала она. — Но вполне возможно, что если вы…

— Мэгги! — воскликнул Тимоти и тут же встал перед ней. — Ты флиртуешь в парке?

— Когда я гуляю с нашими детьми, да ещё с их двоюродными братьями и сёстрами? — спросила она. — Никто не решится даже подойти ко мне!

Тимоти протянул руку и погладил по голове малыша, лежавшего в коляске.

— Думаю, у семейной жизни есть свои преимущества. — Он повернулся к огромному дубу, возле которого кричали дети. — Наша дочь забралась на дерево?

— Я просила её слезть оттуда, — ответила Мэгги. — Но она такая же упрямая, как её мать, — добавила она, когда Тимоти наклонился, чтобы поцеловать её веснушчатый нос.

— И всем сочувствует, как её мать. Братья без неё не могут и часа прожить, — добавил Тимоти. — Мэри-Маргарет, слезай с дерева! — крикнул он громко и строго.

— Сейчас, папа!

Тимоти опустился на скамейку и посмотрел на корзинку, стоявшую на ней.

— Когда же ты собираешься расстилать скатерть-самобранку? Я умираю с голоду. Мэгги пожала плечами.

— Я не раскладывала еду потому, что, того и гляди, пойдёт дождь.

Тимоти заглянул в корзинку, вытащил маринованный огурец и тут же съел его.

— Чудесный день! Правда, дорогая?

— Да, — прошептала она, касаясь лацкана его темно-синего пиджака. — Мы осуществили наши мечты. У нас трое замечательных детей. В такие дни я всегда вспоминаю нашу первую встречу…

— И ты вспоминаешь Аннабеллу, — закончил он за неё.

— Да. Ты так хорошо знаешь меня, что читаешь мои мысли, не так ли?

— Уверен, наш брак заключён на небесах.

— Я все время думаю о ней, — сказала Мэгги, вздохнув. — Я думаю об этом потому, что Мэри-Маргарет очень сильно напоминает Аннабеллу.

— Эй, посмотрите-ка на меня, — раздался весёлый голос.

Мэгги и Тимоти повернулись к дубу и увидели дочь, которая взобралась ещё выше и кричала им, сидя на ветке.

— Нет, дорогая, нет! — прошептала Мэгги, не на шутку разволновавшись.

— Ни слова, Мэгги, — тихо сказал Тимоти. — Вставай и пойдём к дереву, но не спеша.

Они сделали несколько шагов, когда услышали пронзительный крик. Красный с синим костюмчик их дочери замелькал в зеленой листве дерева. Мэгги закричала что было мочи и закрыла глаза.

Когда она открыла их, Мэри-Маргарет, как ни в чем не бывало, уже бегала вокруг дуба, а Тимоти стоял рядом.

— Мэри! — Мэгги бросилась к дочери и мужу и обняла их обоих. — Помнишь такое же чувство, Тимоти? Помнишь?

— Как же не помнить! — Тимоти знал, что Мэгги говорила о той минуте, когда они возвращали Аннабеллу её родителям.

Мэри-Маргарет взяла родителей за руки и сказала, что с ней все в порядке. Все вместе они пошли к скамейке. Мэгги и Тимоти сели и посмотрели на дочь.

— Я же сказала «нет». Почему ты не слушаешься? — покачала головой Мэгги. В глазах её были слезы.

— Извини, мама, — ответила Мэри, опустив глаза.

— Как ты умудрилась упасть и не ушибиться? — удивлённо спросил дочь Тимоти.

— Мне помогла маленькая девочка. Очень симпатичная, — просто ответила Мэри.

Мэгги посмотрела вокруг, ища глазами маленькую незнакомку.

— Я бы хотела поблагодарить её.

— Едва ли она подойдёт. Она стесняется. Тимоти, зная, что дочь любит выдумывать истории, спросил:

— Ты уверена, что тебе помогла девочка? Может быть, ты просто упала на мягкие листья?

— Она подхватила меня и опустила на землю! — сказала Мэри-Маргарет, глядя широко раскрытыми глазами на родителей и ожидая их реакции на свой рассказ. Увидев, что они не возмутились, а молча согласились с ней, она даже разочаровалась. — Я пойду поиграю?

— Да, дорогая, — сказал Тимоти. — Только, пожалуйста, не подходи больше к дереву. Я очень прошу тебя!

— Хорошо, папа.

— Скажи детям, что мы будем есть через несколько минут, — добавила Мэгги.

Мэри заглянула в коляску, поцеловала младшего брата и убежала.

— Меня до сих пор трясёт, — призналась Мэгги Тимоти, когда они расстилали большую гладкую скатерть для пикника на траве возле скамьи.

— Я тоже никак не могу успокоиться, — сказал Тимоти, показывая жене дрожащую руку.

— Тимоти, тебе не кажется, что Аннабелла… Я имею в виду то, как удивительно она появилась и исчезла…

— Не знаю, — ответил Тимоти откровенно. — Иногда мне в голову лезут всякие странные мысли.

Выложив всю снедь на скатерть, они позвали шестерых детей. Мэгги разложила еду по тарелкам, а Тимоти, устроившись у скамейки, начал кормить малыша Майка.

В конце обеда Мэгги объявила о десерте и в эту самую минуту ощутила странное чувство: её как будто пронзило током. Приподнявшись на колени, она извлекла из корзинки трехслойный шоколадный торт с кремом.

— Посмотрите, дети! Я сделала его специально для вас! — Мэгги подняла торт над головой, радуясь весёлым возгласам детей.

— Мама! Мама! — вдруг позвала её Мэри, дёргая за пиджак. — Вон она. Идёт к нам.

Мэгги тут же повернула голову к большому дубу. По траве вприпрыжку к ним приближалось юное создание. Рыжеволосая девочка, немного старше Мэри-Маргарет, была одета в белое платье.

— Тимоти! Посмотри, дорогой!

— Это не она, Мэгги, — сказал ей муж. — Не надейся…

Но когда девочка оказалась рядом, оба замерли. У неё были карие глаза, золотистые локоны касались плеч.

Это была Аннабелла, семилетняя Аннабелла…

Мэгги так захотелось притронуться к ней, но она не могла и пошевелиться!

Аннабелла протянула руку и нежно прикоснулась к Мэгги, а затем схватила кусок торта и засунула его себе в рот. Минуту спустя она уже стояла перед Тимоти и малышом Майком. Погладила Тимоти по голове, наклонившись, поцеловала Майка и ушла.

Тимоти вздрогнул, как будто пришёл в себя после глубокого сна. Да, все это казалось ему сном. Но, посмотрев на Майка, он увидел на его лбу след от губ, испачканных шоколадом. Тимоти повернулся к оцепеневшей Мэгги. В руках у неё по-прежнему был торт. Она, казалось, не дышала с тех пор, как её коснулась Аннабелла.

— С тобой все в порядке, дорогая? Мэгги повернулась к Тимоти. Лицо её светилось счастьем и радостью.

— Мне никогда не было так хорошо, Тимоти. Как прекрасна жизнь!

29
{"b":"17702","o":1}