ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не волнуйся. Я уверен, что в этом клубе не разрешается пускать в ход кулаки.

— А скажи, Андреа Доанес догадывается о том, что ты собираешься предпринять?

— Нет. — Джек подошёл к столу и взял бумажник. Затолкав его в задний карман брюк, он бросил на Глори предупреждающий взгляд. — И пусть так и будет.

— Конечно, конечно, я знаю своё место — сидеть, тихонько и держать наготове настойку йода.

Он подмигнул ей и вышел из офиса.

* * *

Во вторник в час дня Джек вошёл в небольшой магазинчик при атлетическом клубе. Разыскивая Доанеса среди высокопоставленных особ, он деловито справился о цене кожаной сумки для гольфа.

— Могу я вам помочь, сэр?

Вопрос Джеку задал молодой человек, одетый в униформу — белую рубашку и белые шорты. Значок на рубашке гласил, что его зовут Тед.

Джек показал на сумку:

— На стоимость этой сумки можно кормить какую-нибудь обнищавшую страну целую неделю.

Молодой человек ухмыльнулся:

— Или пообедать вдвоём в нашем ресторане.

— Я ищу Корбина Доанеса.

— Он ждёт вас?

— Да.

Похоже, Тед не был в этом уверен. Джек продолжал в упор смотреть на него.

— Он на поле. — Тед показал на стеклянную дверь. — Но у него мало времени. Он уезжает через тридцать минут.

Корбин, одетый в светло-голубую спортивную форму, находился в центре площадки. Засунув руки в карманы, Джек приблизился к нему сзади.

— Вот это да, я не видел такого азарта с того времени, когда играл ещё консервной банкой.

Доанес резко повернулся, выражение лица у него было насторожённое.

— Кто вы, черт возьми?

— Джек Тейлор.

— Я слышал, вы звонили, чтобы поймать меня.

— Это было не слишком трудно.

— В самом деле? А я уж начал думать, что вы не выберетесь даже из коробки для ботинок без фонарика.

— Да вы, кажется, хотите оскорбить меня?

— И вы того заслуживаете. — Доанес взял клюшку со стальной головкой, которая была прислонена к сумке для гольфа, и погладил её графитовый ствол. — После вашей бездарной работы, когда вы следили за моей женой, я чувствую себя вправе сказать вам несколько резких слов.

Глава 7

— Я знающий и опытный частный сыщик, Доанес, и меня оскорбляют намёки на мою некомпетентность.

— Успокойтесь, Тейлор! — Корбин окинул взглядом других игроков. Заметив их интерес к разговору, он сунул клюшку в сумку и показал Джеку знаком следовать за ним.

Они пошли по узкой асфальтированной дорожке, обсаженной пальмами.

— Это для тех, кто любит ходить, — пояснил Корбин. — В этот час большинство членов клуба завтракают.

— Вы не хотите, чтобы вас видели со мной?

— Естественно! Неужели вы думаете, что я хочу, чтобы кто-то увидел нас вместе, а затем засёк вас где-нибудь поблизости от моей жены?

Джек молча разглядывал ухоженные газоны. После некоторой паузы он холодно сказал:

— Пока что меня никто не засёк.

— Должен сказать, что это глупо — появляться здесь.

— Мы говорили с вами только однажды и только по телефону, и я думаю, что пришла пора заново оценить ситуацию.

— Вы думаете? Позвольте мне сказать вам кое-что. Я плачу людям за то, чтобы они делали так, как я им скажу. И вам нужно было дождаться моего следующего шага.

— Вам пора узнать, — ровным тоном проговорил Джек, — что ваша жена не собирается вас обманывать. И мне не удастся застать её на месте преступления.

Корбин провёл рукой по своим белокурым с проседью волосам.

— Может, и так.

— Похоже, вы разочарованы.

— Меня удовлетворял её скромный образ жизни до того момента, пока она не отвергла моё предложение о примирении.

Джек упорно сверлил его холодным взглядом. «Ну да, ты хочешь швырнуть на семейное ложе эту ловкую и похотливую Минди Феллоуз, — подумал он. — Как это вдруг жена посмела отказаться?»

— Так или иначе, я пришёл, чтобы поставить точку.

— Но вы не можете это сделать.

— Я прекрасно понимаю, что вы не уважаете моё профессиональное мнение, Доанес, но тем не менее должен сказать, что продолжать слежку за миссис Доанес — значит терять попусту время и ваши деньги.

— Ваше мнение для меня мало что значит.

Джек с безразличным видом пожал плечами:

— Скажите все-таки, зачем вы меня наняли?

— Мои люди сказали, что вы достаточно толковый сыщик и способны вести наблюдения за кем угодно, что у вас вполне приятная внешность и что вы достаточно циничны, чтобы брать деньги за любую работу.

— Что это за люди?

— Из частного сыскного агентства, которое я содержу.

— Почему же вы не приставили их следить за вашей женой?

— Потому что они слишком совестливы, чтобы идти до конца, если потребуется. А этот момент, Тейлор, наступил.

Джеку показалось, что у него леденеет в жилах кровь.

— Что вы намерены делать?

— Добиться того, чтобы Андреа почувствовала сожаление. Понимаете, Тейлор, от меня никто не уходит так, чтобы не почувствовать на своей шкуре тяжесть последствий. Моя юная невеста перед замужеством не имела ничего, и она должна уйти ни с чем, получив суровый урок от Доанеса.

— И каким образом в это вписываюсь я?

В первый раз за время их разговора на лице Корбина Доанеса заиграла улыбка.

— Согласно моим указаниям именно вы и преподадите ей этот урок.

* * *

— Черт побери, вы меня испугали!

Андреа подпрыгнула от неожиданности, услышав это восклицание, когда вошла в тускло освещённый офис службы сыска Си-Эс. Она повернула голову и увидела крупную женщину, сидевшую в полудрёме за серым стальным столом и слушавшую по радио репортаж о бейсбольном матче.

— Это Си-Эс?

— Да, но сейчас уже около семи. Мы закрыты.

Андреа подошла поближе к столу. На женщине было отвратительное красно-белое полосатое платье.

— Вы детектив?

— Нет, я не детектив.

— А здесь есть хотя бы один детектив, с которым я могла бы поговорить?

— Здесь всего один детектив, и его не будет по крайней мере несколько часов.

Женщина откровенно громко зевнула, словно чем-то недовольный медведь. Удивительно, что Корбин имеет дело с этой конторой в столь убогой части города. Но, вероятно, у него есть для этого свои причины.

— Не знаю, когда он здесь покажется. Я очень беспокоюсь, как бы он не получил по заднице.

— Сочувствую и сожалею.

— А у вас беда, дорогуша?

Андреа медленно кивнула и добавила:

— Знаете, вы мне как будто знакомы.

Пухлая рука женщины легла на пышную грудь, обтянутую полосатым платьем.

— Что? Не-ет.

Однако несмотря на её «нет», Андреа неожиданно уловила в глазах женщины искру узнавания. Она сделала несколько шагов по комнате, оглядела стены в надежде увидеть что-нибудь такое, что могло бы дать ей какую-то подсказку. Однако на стенах не было ничего, кроме пары дешёвых репродукций да вешалки с четырьмя крючками. Ничего существенного.

Холодок пробежал по её позвоночнику, когда она выглянула из окна второго этажа на угрожающе тёмную улицу. Андреа редко бывала в центре Лос-Анджелеса ночью, и ей страшно захотелось вернуться в свою безопасную квартиру в Глендейле.

Однако наряду с чувством безопасности у неё наверняка появится чувство беспомощности. Сидение в Глендейле её никуда не продвинет. Она не в состоянии помешать Корбину в его попытках навредить ей, она будет продолжать жить в страхе, что сыщик каким-либо образом узнает о Джеке.

Милый Джек, он так трогательно пытается защитить её. Конечно же, он придёт в ярость, когда узнает, что она пришла сюда. Конечно, он ошибается, отказываясь видеть сыщика в свалившемся на неё типе. Однако тот пьянчуга вполне гармонирует с этой недалёкой и грубоватой женщиной, которая принялась уплетать бобы.

— Я немного подожду, — заявила Андреа. Освоившись, она расстегнула свой новенький зелёный пиджак, открыв эффектное белое платье.

11
{"b":"17703","o":1}