ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джек знал, что подобный напор способен остановить все разговоры. Но он ни в коем случае не хотел потерять её. Он позже скажет ей, что нуждается в ней даже больше, чем она нуждается в нем. Ему невыносимо видеть, как сталкиваются их интересы.

Обычно бойкий и разговорчивый, Джек испытывал затруднения, когда требовалось раскрыть свои подлинные чувства людям, которых он любил. За всю жизнь таких людей ему довелось встретить очень немного.

Его беспокоил тот факт, что Андреа пришла в столь открытом платье, чтобы встретиться в столь неуютной части города с сыщиком, который способен на все. Почему она решилась на это?

И вдруг к нему пришло осознание простой и пронзительной истины: Андреа пришла сюда, чтобы отвести удар от него. Защитить беззащитного бизнесмена. Именно об этом она беспокоилась во время их последней беседы. Она боялась, что Корбин каким-то образом узнает о нем, Джеке.

И несмотря на его предупреждения и её заверения, она отправилась к этой ищейке.

Никто, кроме Глори, никогда раньше о нем не беспокоился.

Эта мысль придала новый импульс действиям Джека, и Андреа смогла это почувствовать. Он стал откровенно сдёргивать с неё платье, не обращая внимания на наличие молнии сзади. Андреа ощутила, как её элегантное платье спустилось до талии, задержавшись на бёдрах. Обняв её, Джек приник ртом к её грудям.

Сладостно заныло в нижней части живота. Андреа стала изгибаться, чувствуя, как жар охватывает все её тело. Его рука сдёрнула платье, и оно упало на пол. Настала очередь шёлковых трусиков.

Она не оказывала сопротивления. Более того, она стала расстёгивать Джеку ремень и брюки. Задержав дыхание, Андреа высвободила из плавок его восставший пенис.

— Ах, моя сладкая. — Шёпот над её ухом был жаркий и искренний. — Верь мне и впредь. Пожалуйста.

Оперевшись руками и попкой о край стола, она подставила ему себя и вскрикнула от наслаждения, когда его ладонь накрыла, а затем нежно сжала пухлый густоволосый лобок. Поласкав его некоторое время, Джек осторожно положил Андреа на полированную столешницу, которая оставалась свободной после того, как Глори погладила ему вещи. Он приподнял и развёл Андреа колени и опустил между ними лицо, целуя внутреннюю сторону атласных бёдер, пощипывая губами влажные складки и шелковистые колечки волос и вдыхая её мускусный аромат. Это было настоящим блаженством — исследовать милые женские тайны, и Джек не мог сказать, как долго это длилось.

Андреа была близка к тому, чтобы потерять сознание от сладостных ощущений, когда он наконец опустился над ней и ввёл тугую плоть в её истекающую соком расщелину. Его пенис начал движение в горячем скользком туннеле, постепенно толчки становились энергичнее и быстрее. Издавая стоны восторга, она стала делать встречные движения, впившись ногтями в мускулистую спину Джека.

Оргазм был подобен взрыву. Физические ощущения перемешались с эмоциями.

А затем все закончилось. Запыхавшаяся Андреа села, с трудом пытаясь сохранить равновесие. Она продолжала испытывать противоречивые чувства к этому мужчине. Какая-то её половина хотела его убить на том самом месте, где он лежал. Но не в меньшей степени ей хотелось, чтобы он объяснился, чтобы у неё сохранилась прежняя вера в него.

Откинув с лица волосы, она посмотрела в глаза Джеку.

— Я либо самая тупая женщина из всех живущих, либо…

— Ты единственная женщина из всех живущих. — Лёжа на боку, Джек дотронулся до её изящного подбородка.

Внезапно осознав свою наготу, она сомкнула ноги и скрестила на груди руки.

— Начинай рассказывать, Джек.

Он тоже сел, проклиная себя за то, что огорчил её.

— Ты мне больше нравишься бешеной.

— Черт возьми, ты должен убедить меня, что не заслуживаешь того, чтобы тебя повесили на высоком дереве! Подумать только, как я тебе доверяла!.. Ах, Джек, да ведь ты заставил меня влюбиться в тебя! А теперь снова превратился в незнакомца.

Джек ошеломлённо выпрямился.

— Повтори снова то, что ты только что сказала.

— Ты незнакомец, — строптиво проговорила она.

Джек обнажил в улыбке зубы.

— Остроумно. А теперь я хочу ещё раз услышать, что ты любишь меня. Повтори ещё раз.

Однако она выстояла против подобного натиска.

— Ладно. — Он взял её руку в свою. — Как ты уже выяснила, Корбин нанял меня, чтобы шпионить за тобой. Все это походило на обычную работу, связанную с разводом, а денежный аванс был вполне приличным. Он изобразил тебя юной авантюристкой, которая вышла за него замуж исключительно ради денег.

Андреа возмущённо ахнула, и Джек на момент сделал паузу, затем продолжил рассказ:

— У меня не было причин не доверять его словам. Но когда я втянулся в это дело, я понял, что подозрения Корбина — полный идиотизм. Ты была сущим ангелом — как внутренне, так и внешне. К тому времени, когда я бросился тебе на выручку в самолёте, я уже был наполовину влюблён в тебя. После того как ты рассказала мне свою историю в баре, я понял, до какой степени Корбин все извратил. Он сказал, что пытается сохранить брак, но я понял, что проблема кроется не в тебе, а в нем самом.

— Ты всегда так легко попадаешь на удочку, выслушав историю своего клиента?

— У него очень хорошая репутация.

— Значит, ты слышал все эти пропагандистские штучки раньше! — Она схватила Джека за руку и процитировала его слова, сказанные им в баре: — «Я не слишком большой знаток искусства». Какой вздор!

— Все это, конечно же, ложь, как и многое другое. Глори может часами говорить о своих любимых звёздах, она всячески поддерживала Корбина, говорила о его цельности и о том, какие чудесные фильмы он делает.

— А где начинается и кончается твоя ложь, Джек?

— Все лгут.

Андреа огляделась, увидела на полу своё платье.

— По-моему, самое время мне уйти.

Джек схватил её за руку и уложил рядом с собой.

— Это наихудший вариант.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ты нуждаешься во мне больше, чем прежде.

— Не нуждаюсь! — Она вырвалась и нагнулась, чтобы поднять одежду. Натянула на себя трусики, затем платье.

Андреа была преисполнена решимости уйти. Джек заговорил быстрее, хотя волнение и мешало ему:

— Думаю, я понял, почему ты пришла сюда, душа моя. Ты боялась, что детектив Корбина может узнать о нас и расскажет об этом ему. Ты сделала это ради меня.

Поколебавшись, она подтвердила:

— Да. Мысль о том, что с тобой что-то может случиться, была для меня невыносима. А ты от этого отмахивался. Я же думала: ну какой шанс у человека, который занимается изучением маркетинга, устоять против цепких и сильных рук Корбина?

— Я искренне тронут.

Нахмурясь, она разгладила платье руками.

— Я очень рада.

— Мы с тобой союзники, — сказал он. — И я намерен помочь тебе.

— Каким образом? — с сомнением спросила Андреа.

— Он предлагает мне ещё работу.

— Что случилось? — насторожилась Андреа.

— Я попытался расстаться с ним.

— И?

— Он предложил мне дополнительное вознаграждение, если я продолжу работу.

Андреа испуганно ахнула.

— И ты согласился?

— Мог ли я отказаться от двух миллионов?

— Что ты должен сделать, чтобы получить так много?

— Я это уже сделал дважды. — Он выразительно опустил веки.

Андреа закрыла руками лицо.

— О нет!

— Корбин отказался от того, чтобы продолжать слежку за тобой, поскольку не надеется засечь тебя на месте преступления. Он хочет заплатить мне за то, чтобы я соблазнил тебя и принёс ему фотографии, подтверждающие сей факт.

— Конечно, это обойдётся ему дешевле, чем он потеряет в суде при разводе.

— И в придачу он опорочит твоё доброе имя. Твой муж — настоящий подонок. Ещё раньше он собирался облить тебя грязью в бульварных газетах. Можно только представить себе аншлаги: «Жена знаменитого продюсера изменяет ему!» Этот первоначальный ход предусмотрен для того, чтобы заклеймить тебя в качестве персоны нон гранта среди деловых кругов, подорвать возможности твоей защиты ещё до того, как дело дойдёт до суда. Затем в суде он заклеймит тебя как совершившую адюльтер, как женщину, которая никогда его не любила. Он заглядывал далеко вперёд, когда выбирал для слежки за тобой такого типа, как я: ему нужен был человек, который согласился бы и был способен выполнить вторую фазу его замысла.

13
{"b":"17703","o":1}