ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это печальное решение, — признал Корбин. — Печальное, но необходимое.

Стоящий поблизости репортёр задал первый вопрос:

— Замешано ли здесь какое-то третье лицо?

— Да. — Корбин вздохнул. — По крайней мере одно. Но я не хотел бы это обсуждать. Постарайтесь не возлагать несправедливо вину на кого бы то ни было. Моя репутация слишком дорога мне. Я таков, каким меня сделала публика. Если бы она не поддержала мои фильмы, у меня не было бы оснований их производить. — После этих слов он бросил многозначительный взгляд на Джека.

— Мистер Доанес, — просительным тоном проговорил Джек. — Лучше я приду попозже.

— Правильно, Джек. — Корбин еле заметно кивнул, отлично зная, что все взоры устремлены в этот момент на них. Джек попятился назад, позаботившись о том, чтобы зацепиться ногой за ножку кофейного столика. Содержимое конверта рассыпалось по светлому ковру.

— О нет, нет! — Крик ужаса, который издал Корбин, превратился в вопль, когда он понял, что фотографии были совсем не те, которых он ожидал. Он стал рычать, когда репортёры бросились их поднимать. — Нет! Прекратите! Отдайте их мне!

Оказавшаяся рядом с Джеком Андреа фыркнула, взглянув на фото, лежащее неподалёку от носка её туфли. На ней красовался Корбин, швыряющий Минди в огромную ванну, полную голых женщин. В руках одного из репортёров оказалось фото, на котором лежащий в шезлонге Корбин предавался любви втроём — той самой любви, в которую он хотел вовлечь и Андреа.

— Черт возьми, скорей отсюда, пока никто не узнал тебя.

Они поспешили к выходу. В фойе их ждала Глори.

— Вот портфель. Уходите скорее.

Джек задержался, чтобы из-за широкого брючного ремня достать второй конверт с фотографиями, на которых фигурировали он и Андреа. — Ты тоже можешь сейчас уйти, Глори, если хочешь.

— Нет, это будет несправедливо по отношению к Линн Доанес. Её нет дома. Если я уйду сейчас, кто-то все сопоставит и возложит вину на неё за то, что она меня наняла. Не беспокойтесь. Я поработаю ещё недельку и потом уйду.

Андреа засияла.

— Спасибо, Глори. Линн того заслуживает.

Издали донёсся крик Корбина:

— Тейлор? Кто-нибудь видел его?

Глори поспешила в туалетную комнату, а Джек и Андреа — к выходу.

Они сели в старенький «шевроле» Джека. Джек бросил конверт и портфель на заднее сиденье и завёл машину.

— Нам нужно проскочить ворота, пока не сообщили охране. Две минуты спустя они уже удалялись от усадьбы по дороге к Баньону.

Андреа прижалась к Джеку.

— Мне нравятся эти старые машины.

Он бросил на неё быстрый взгляд.

— Как ты относишься к сыщикам?

— Ты же знаешь, что я люблю тебя, Джек.

— Продолжай это мне говорить.

— Буду говорить это столько раз, сколько тебе захочется услышать.

— А теперь ты доверяешь мне, Лефти?

Она поколебалась.

— Не совсем.

Он крепко сжал баранку.

— Но я надеялся, что ты выйдешь за меня замуж.

— Да, выйду. Сразу же, как только ты скажешь.

— Но как с доверием…

— Вначале мы сожжём все фотографии, которые нас компрометируют, а потом поговорим о доверии.

— Большую часть из них я сжёг в кухонной раковине сегодня утром.

— Чудесно. А я смогу легко избавиться от тех, что лежат на заднем сиденье. Только вот сколько других где-то блуждают?

— Всего одна, которую купил Корбин. Но узнать, кто там изображён, невозможно. И есть ещё одна, которая принадлежит только мне.

— Твою нужно уничтожить, Джек.

— Даже если я поклянусь, что буду беречь её как зеницу ока?

Андреа нервно заёрзала.

— А где ты хранишь её сейчас?

Джек смотрел вперёд на дорогу.

— Отвечай же! — потребовала Андреа.

Со вздохом он опустил солнцезащитный козырёк. К внутренней части козырька была приделана фотография головы Андреа, лежащей на подушке. Глаза её были закрыты, на губах блуждала загадочная улыбка.

Андреа удивлённо уставилась на фото.

— Я не подозревала об этой фотографии.

— На плёнке оставался один кадр, и мне не хотелось, чтобы он зря пропадал.

— Ладно, этот снимок ты можешь оставить.

Джек тихонько поднял козырёк.

— Теперь, когда я завоевал твоё доверие…

Она поцеловала его в покрытую щетиной щеку:

— Живи долго-долго.

16
{"b":"17703","o":1}