ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хакас, я всегда тебя слушаю… Старый волшебник вздохнул.

– Только ты и слушаешь, Хаятэ. Я хотел остановить их, но Матагава назвал меня старым уродом и пригрозил отрезать бороду. Хакас даже затрясся от обиды.

– Старым уродом!

– А почему ты не хотел пускать воинов в поход? – мне стало очень интересно.

– Потому что это опасно, глупышка. Северяне ярла – очень сильный народ, потомственные воины, не хуже самураев. И они проиграли. А что если и мы проиграем?

Я крепко задумалась над словами Хакаса. Уж что-что, а о войнах я знала всё. Всё, что имелось в замке из книг и табличек. Это было первое, чему меня учили – читать книги о войнах и героях династии Сахо. Поэтому сейчас я легко могла представить, чтО будет если мы проиграем.

– Годзю погибнет? – спросила я тихо. И вспомнила, какой он хороший человек, Акаги Годзю. Суровый, немного жёсткий, но когда хочет – такой добрый…

– Хвост тебе узлом завязать надо за такие слова! – разгневался Хакас. – Теряешь время! Быстро принимайся за учёбу!

Я села читать книгу заклинаний дальше, но иероглифы прыгали перед глазами. Вместо страниц виделся наш замок, охваченный пламенем, и низкорослые люди с кожаными лодками и окровавленными мечами.

Ночью мне приснился чёрный корабль, выброшенный на берег возле обугленных остатков пагоды. Вокруг лежали тела воинов, сотни тел, вся земля была покрыта кровью. А на носу корабля сидела очень красивая золотистая ящерица с огромными глазами, и смотрела прямо мне в лицо.

День 15, 17-ый сезон белого Солнца, оборот 58.

Сегодня утром Хакас сделал мне такой подарок, что даже сейчас, вечером, иногда не верится. Теперь я уверена, он лучший волшебник в мире. А было так.

Я проснулась раньше Хакаса, что уже само по себе странно. Наверно, он очень устал вчера. Некоторое время я разглядывала спящего старика, думая, как рассказать ему про сон. Не придумала.

Позже, когда Хакас уже проснулся и мы поели, я заметила, что он не заставил меня, как обычно, выпить травяную настойку для повышения магической силы. Это было уже очень странно, но как вскоре выяснилось, странности сегодняшнего дня только начинались…

А начались они, когда в ворота громко постучали, и старший рёдзю впустил всадника, запылённого до кончика шлема. Я сразу узнала Тосиро – нашего моногасиро[5].

– Что случилось? – тревожно спросил Хакас. Я подошла поближе, но Тосиро, спрыгнув с коня, молча хлопнул по свитку за своей рукавицей и указал мне на дом. Пришлось подчиниться; когда Годзю присылает такие приказы, гонец должен молчать, пока не доставит свиток по назначению. Обидно, раньше у Годзю от меня секретов не было…

Я вернулась в дом, но сразу вылезла через заднее окно и взлетела на крышу. Только всё равно опоздала: Хакас уже прочёл письмо и вернул его Тосиро. Тот жестом подозвал слугу и приказал позаботиться о коне, а сам направился в дом, наверно передохнуть. Я спланировала к Хакасу.

– Плохие новости? – тихо спросила. Старик вздрогнул, словно приходя в себя.

– Нет, нет… Лети в беседку и жди меня. Я скоро приду.

Отвернувшись, он заложил руки за спину и медленно двинулся к самой старой пагоде в замке, той самой, что сгорела два сезона назад. Годзю отстроил её заново.

Беседка тоже была очень старая, с резными стенами из красного дерева. Мне неудобно сидеть на скамейках, мешает хвост, поэтому обычно я взлетаю на смоковницу и сижу там; но Хакас сегодня был таким странным, что я решила не злить его лишний раз, и устроилась на полу беседки. Ждать пришлось довольно долго.

Когда старик наконец появился, я чуть зубами не клацнула от удивления. Хакас напудрил лицо, словно в замок приехал гость королевской крови! Вообще-то, вид у него был презабавный, но я ещё не так сильно спятила, чтобы засмеяться.

– Хаятэ, – сказал Хакас, усевшись на скамью. – Подойди. Я молча приблизилась и опустилась у его ног. Старик положил руку мне на голову.

– Хаятэ, тебе придётся временно переселиться на другой остров. Так приказал Годзю. Я вздрогнула даже.

– На другой остров?!

– Так приказал Годзю, – повторил Хакас. Я видела, что ему трудно говорить, но старик из-за всех старался выглядеть невозмутимым.

– Почему? – спросила я тихо. – Я натворила что-то плохое?

– Нет, – Хакас всё же не выдержал, и тяжело вздохнул. – Так нужно для твоей безопасности, девочка. Вчера ночью неизвестные сожгли замок Окосинто на севере. У нас почти не осталось воинов, и Годзю приказал отправить тебя с Осаэси на остров Нокайдо, под защиту императора. Вечером Тосиро проводит вас в замок Мо, а утром посадит на драккар ярла Хольгена. Я попятилась.

– Учитель, но… Нельзя же оставлять наш замок без защиты!

– Так надо, – тяжело сказал Хакас. – Всё оказалось серьёзнее, чем мы думали. Пришельцы не удовлетворились северными островами, грядёт большая война. В императорском дворце вы с Осаэси будете в безопасности.

– А ты? – я даже крылья распахнула от волнения. – Ты с нами поедешь?

– Нет, – он покачал головой. – Я останусь здесь.

– Тогда я тоже останусь! Хакас покачал головой.

– Так приказал Годзю, Хаятэ. Ты знаешь, что это значит.

Я и вправду знала. Слово правителя, сёгуна – непререкаемый закон. Ослушаться его, означает стать предателем. Но я ведь пока не самурай Годзю, я его приёмная дочь! Мне можно… Наверно. Всё равно я не останусь у императора! Я не заложница от мятежного самурая, это… нечестно! Да ещё и вместе с вредюгой-Осаэси?! Я же с ума сойду!

Пока такие мысли крутились в моей голове, Хакас продолжал что-то говорить. Опомнившись, я прислушалась как раз вовремя, чтобы услышать конец фразы:

– …хотел дождаться твоего совершеннолетия, но боюсь, уже не успею. Поэтому готовься, девочка моя – сейчас ты увидишь подарок, что я готовил к тому дню.

Знай я тогда, какой сказочный подарок меня ждёт, я бы наверно всего Хакаса облизала от радости. Но я думала – будет летающий дракон, так и спросила. Старик улыбнулся и покинул беседку, наказав ждать его тут.

В этот раз ждать пришлось гораздо дольше. Я от нетерпения уже кусала хвост. Но наконец, резные двери со скрипом раздвинулись и Хакас опустился передо мной на скамью. Борода у него была очень пыльная.

– Смотри, малышка, – и протянул коробочку. Я быстро её раскрыла…

А там лежал серебряный медальон с драгоценными камнями. Я раньше никогда не видела драгоценности так близко, жена Годзю не разрешала их трогать. Но, думаю, такого медальона нет даже у хозяйки замка Мо!

Несколько минут я просто говорить не могла, только смотрела и чувствовала, как внутри что-то греется от радости. Медальон был… потрясающий!!! И там из маленьких фиолетовых камушков, не знаю их название, была сделана я! Только почему-то фиолетового цвета, а не синего, и с голубыми глазами. По краям сверкало множество совсем одинаковых блестящих камней, их называют бриллиантами, а сам медальон по форме напоминал очень толстый наконечник копья Хэ.

Потом Хакас мне объяснил, что серебристый металл называется платиной, а маленькие фиолетовые камешки – аметистами. Но это всё неважно! Потому что медальон оказался волшебным!

– Это не просто драгоценность, – сказал Хакас, когда я насмотрелась. – Это волшебный талисман. Если произнести правильное заклинание, медальон запомнит все звуки, которые услышит, и будет помнить их вечно. Другое заклинание позволяет слушать, что он запомнил.

Я не поверила сначала, но Хакас пробормотал что-то над медальоном, и тот вдруг заговорил! Очень тихо, голосом Хакаса.

– …она бессмертна. Взгляни, огонь спалил даже скалы, но пощадил её. Знак кагири-то встречался мне на стенах подземелий Хинотачи, построенных не людьми, во времена, когда… – дослушать я не успела, потому что Хакас быстро пробормотал заклинание и медальон умолк. Я подозрительно взглянула на старика.

– О ком ты говорил? Хакас запыхтел.

– Не задавай лишних вопросов!

вернуться

5

«Моногасиро» – самурай, командующий гарнизоном замка.

10
{"b":"17708","o":1}