ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Весь вечер вчерашнего дня и большую часть ночи строила ловушку. Пещера нашлась замечательная, на юго-западном склоне большой одинокой горы, а самое удачное – вход густо зарос кустарником. Тут-то я тебя и поймаю, преследователь… Выспаться, правда, не удалось. Ничего, сейчас костёр разожгу, накормлю Тошибу и посплю… Мой неугомонный спутник – лучший сторож, которого представить можно, мимо него ни один паук не проползёт.

Хотя… Иди сюда, многоногий. Ух, какой мохнатый! Кагири, такого паука даже ты не видел. В шесть когтей размером! И наверняка ядовитый… Ага, ядовитый. Пробует укусить, только где пауку с моей чешуёй справиться. Жаль, ядовитых есть нельзя… А ну, проверим заклинание Хакаса.

Хэй! Работает! Ладно, иди к себе в паутину. Этот паук наверняка мне пригодится потом, надо не забыть.

Та-ак… Ловушка готова, Тошиба ест – он вообще только и делает, что ест да пищит – пора мне спать. До вечера всё равно делать нечего.

Тошиба, если услышишь подозрительный звук – немедленно прячься! Понял, маленький? Умница… Иди сюда, иди, иди… Под крыло. Полосатик ты мой кусачий… А-а-а-угхр…

День 27, 17-ый сезон белого Солнца, оборот 58.

Оставь медальон!!! Понял?! Я убью тебя!!!… Ха-йя! Омаэ но токоро о хикинуйте симаимас ё[13]! Вот так! Получил? Будешь знать!

Тошиба, не высовывайся – у них стрелы! Сиди тихо, говорят!!! А-хэ… Сколько вас там ещё?! Получи! Хонекавасудзиэмон[14]! Ещё один?! Умри!!! Дзэтсу… так, да…. хо-о-ойа! Остпусти!!! Убъю!

…Больно!… Ты, ты, ты!!! Не смей!!!! Если поломаешь мой меч, я из тебя сассими сделаю!!! Ахгрррр!!!

Рррр…. отпусти!.. ай!… Синава тайо!!!… Ха, и совсем не больно!!! Не больно, понял… Отпусти крыло, гад… Получи!… Кагири, помоги!!! Тошиба!!!… Ахрррр!… Помогите… …. ……

Глава 5: Полководцы

Дым. Неистовое пламя давно пожрало всё, что могло гореть, и сейчас медленно издыхает, исходя дымом, посылая небу чёрные, грязные проклятия. Зловещие столбы видны издали, они кричат на весь мир о своём огненном рождении.

Замок уже почти догорел. Почерневшие камни стен растрескались от высокой температуры, везде рухнули потолки – сгорели стропила. От соломы, некогда устилавшей полы в комнатах, остался только ровный слой золы. И следы.

До пожара в замке жили люди. Многие погибли в пламени, ещё больше тел свалено во дворе. Разрубленных, пробитых, скорченных. Здесь есть мужчины и женщины, старики и молодёжь. Нет лишь детей – совсем. Уничтожители замка их пощадили.

Несколько покрытых сажей женщин ходят по пепелищу в поисках близких. Остальные – их уцелело немало – забрали детей в ближайщую деревню. Слёзы давно высохли, оставив только горе; понемногу стих и плач. Смерть приходит и уходит. Жизнь продолжается.

Одна из женщин сворачивает за угол и внезапно замирает, обращаясь в камень. Перед ней, растеряно оглядываясь, стоят два маленьких дракона. Ростом чуть ниже среднего человека, ярко-алый и изумрудный, драконята покрыты сажей и выглядят ошеломёнными.

– Убийцы… – шепчут губы женщины. Крылатые замечают её и сразу подбегают, балансируя крыльями и хвостом. Они не похожи на знакомых женщине детёнышей драконов, чьи чучела некогда были расставлены по всему замку: эти гораздо красивее, грациознее и совсем других пропорций. А ещё они ходят на двух ногах. Как те, что приходили раньше. До пожара.

– Что здесь случилось?! – совсем детским, чуть дрожащим голосом спрашивает изумрудный драконыш. Шестым чувством женщина понимает – это она, не он.

– Кто это сделал?! – изумрудная драконочка беспомощно оглядывается. – За что с вами так?!

– Убийцы… – шепчут губы. Пальцы сжимаются в кулаки, белеют от напряжения. – Убийцы!!! Крылатые пятятся перед женщиной.

– Что с вами?.. – драконочка вся дрожит. – Это не мы! Не мы это сотворили!!!

Женщина с воплем ненависти бросается на неё и застывает в середине прыжка, остановленная странной магической силой.

– Убийцы!!! – воет она, извиваясь в жажде достать ненавистную тварь. – Убийцы-ы-ы!!!! Крылатая медленно подходит вплотную.

– Я должна знать… – шепчет она. – Знать, кто это сделал…

– Тия, – алый драконыш касается крыла подруги. – Не надо. Я уже знаю, кто.

– Я должна! – изумрудная драконочка касается лба женщины и закрывает глаза. – Должна… Узнать… Пламя!

Замок пылает словно огромный костёр. С треском рушатся потолки, башни проваливаются внутрь самих себя. Жар искажает очертания стен, кажется будто каменные здания корчатся от боли. Несколько раненных солдат отступают в степь.

Из самого пламени появляются две крылатые фигуры. Над ними струится раскалённый воздух, за мечами тянется дымный след. Два юных дракона – изумрудный и сине-золотая. Хотя цвет чешуи трудно различить, драконята с ног до головы покрыты горячей кровью. Крылатые медленно приближаются к последним защитникам замка, прикрывающим спасшихся женщин и детей.

Несколько секунд царит страшная, смертоносная тишина. Драконы стоят перед людьми, от мечей подымается дым. Сладковатый запах крови заглушает вонь горящей плоти.

– Отойдите от детей, – произносит наконец сине-золотая драконочка.

– Они ни в чём не виновны! – хрипло отвечает пожилой воин с рукой на перевязи. Его товарищи обречённо сдвигают ряды.

– Наши дети тоже были невинны, – синяя драконочка вонзает дымящийся клинок в землю. – Это не мешало вам истреблять их сотнями. Воины переглядываются. Командир медленно опускает голову.

– Убейте нас, только пощадите их…

– Разве драконам ведомо милосердие? – с расстановкой спрашивает крылатая. – Разве мы видели его от людей?

Пожилой воин оглядывается на товарищей. Те стоят молча, лишь подрагивают в напряжении клинки. Люди уже видели, на что способны их враги.

– Умоляю… – командир заставляет себя опуститься на колено. – Пощадите их…

– Мы не люди, – сухо отвечает изумрудный дракон. – Истреблять детей умеете только вы.

– Ваша смерть не вернёт погибших, – синяя драконесса закрывает глаза. – Зато сохранит жизни будущим поколениям. Эти дети вырастут, помня о сегодняшнем дне. Они запомнят, что жестокие драконы подарили им жизнь. И задумаются, прежде чем, по примеру своих отцов, нести смерть другим детям!

Несколько минут царит тишина. Затем командир молча отбрасывает клинок и отходит в сторону. Его примеру следуют остальные воины. На короткий миг время застывает, ненависть в глазах драконов словно сжигает воздух. И вскрикивают мечи.

– За нас отомстят, – качаясь от горя, шепчет статная черноволосая женщина. – За нас отомстят…

– Нет, – холодно говорит изумрудный дракон, отворачиваясь от тел. – Не мы пролили первую кровь. Он указывает на пылающий замок.

– В нашей власти истребить всех людей, словно чуму, но этого мы делать не станем. Мы лишь разорим ваши гнёзда, сожжём города, перебъём армии. Люди больше никогда не будут угрозой крылатым. Синяя драконочка подходит к испуганным детям и застывшим, словно статуи, женщинам.

– Запомните этот день, – произносит она глухо. – Запомните и передайте своим потомкам: у всякой крови есть цена. Вы пролили драконью кровь. Вы убивали наших детей, делали чучела, мечтали истребить наше племя под корень. Запомните: сегодня вас пощадили. Изумрудный дракон медленно возвращает клинок в ножны под крылом.

– Больше пощады не ждите, – говорит он сухо. – Если ещё хоть раз человек прольёт кровь дракона, в этом мире не останется людей.

– Учитесь жить со своими соседями, – добавляет синяя драконесса. – Вам дали последний шанс. Свист крыльев, покрытых кровью. Тяжело подымается дым.

Видение гаснет. Изумрудная драконочка опускает руку и отступает от женщины, чьи воспоминания она сейчас пережила. В золотых глазах мерцают слёзы.

– Нет, – сверкающие изумрудные крылья бессильно падают на обугленную землю. – Не-е-е-ет… Алый дракон нежно касается подруги.

вернуться

13

«Омаэ но токоро о хикинуйте симаимас ё» – «Я вырежу тебе сердце!» (японск.)

вернуться

14

«Хонекавасудзиэмон» – «Живой ходячий мертвец!» (японск.)

20
{"b":"17708","o":1}