ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Психология влияния
Код да Винчи
Миф. Греческие мифы в пересказе
Девочки-мотыльки
Пророчество Паладина. Негодяйка
Как не стать неидеальными родителями. Юмористические зарисовки по воспитанию детей
Плен
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
A
A

– И лошадей, – отвечает сапфировая драконочка. – Малышам в долине нужна пища.

Они разом встают на ноги. Юный дракон медленно вынимает из ножен под крылом длинный прямой меч, видевший немало крови охотников. Его подруга, по-кошачьи изогнувшись, лёгким движением выхватывает два тонких клинка.

Атакующий всадник на миг колеблется – он никогда не видел драконов с оружием. Но сознание, что это всего лишь детёныши, такие же как десятки убитых им в прошлом, придаёт охотнику уверенности и гарпун со свистом вырывается в воздух.

Неуловимое мгновение, пока оружие мчится к горлу жертвы, останавливает время. Люди отчётливо видят, как сапфировая драконочка грациозно отклоняется, поднимая меч, как по стали пробегает пурпурный отблеск её глаз, видят холодную решимость в движениях – но удара уже не видят. Лишь слышен тонкий звон, когда благородный клинок разрубает гарпун и вновь взмывает к небу, навстречу Солнцу, отражая его чистый свет в глаза убийц.

На миг повисает жуткая тишина – обломки гарпуна продолжают лететь, сердца не успевают совершить и одного удара – а затем взрываются блеском мечи, наполняя воздух первобытной песней бешенства. Стоны и крики, слёзы и вопли встают над утёсами.

Кричат только люди. Крылатые бьют молча: им есть, за что мстить. Лишь однажды раздастся их голос – когда умирающий человек, пав на колени, поднимет гаснущие глаза и спросит, тщетно надеясь отдалить заслуженную гибель:

– Кто вы?!

– Защитники, – ответит сапфировая драконесса, вырвав меч из его груди.

Много позже, в пылающем замке, изумрудный дракон медленно поднимет к небу окровавленный клинок:

– Мы отомстим за каждую смерть, – прорычит он. – За каждую каплю нашей крови!

– Нет, – спокойно ответит его подруга. – Мы не мстим за мёртвых. Мы спасаем живых.

1

– …Альтаир! – Ри вскочила, задыхаясь от страха. Уютное дупло, где ящерка провела ночь, на мгновение показалось ей полным дыма и копоти, в воздухе стоял сладковатый запах крови. Стоны умирающих и жуткий, смертоносный свист клинков ранили слух. Вэйта судорожно сглотнула.

– Нет, – прошептала она, зажмурившись от боли. Кошмар медленно отпускал, картина уничтоженного замка распадалась и таяла. Последними в полумраке исчезли яростные глаза юного дракона.

Ри бессильно сползла на дно. С недавних пор её видения приобрели пугающую достоверность и мощь; словно в Долине, куда приближалась вэйта, находился их источник. Но Крылатый больше не являлся, сны обратились в кошмары и смерть, смерть довлела над миром грёз.

Во снах Ри видела, как горят города и рушатся замки. Вэйта трепетала от боли вместе с юной эльфийкой, истекающей кровью в драконьих когтях, корчилась и захлёбывалась криком вместе со сгорающими заживо людьми. Иногда её сознание совершало странный скачок, и Ри смотрела на мир глазами дракона, подбитого из катапульты и падающего навстречу зубьям крепостных стен. Просыпаясь, она дрожала и плакала, вспоминая как рвались её крылья…

С каждым днём становилось всё труднее отличать реальность и миражи. Ри сходила с ума, она боялась засыпать и одновременно мечтала о сне. И без того невеликие, силы молодой вэйты были уже на исходе.

– Я не сдамся… – в отчаянии прошептала ящерка. – Ты не получишь этот мир, Йакс!

Шрам на ноге пульсировал отупляющей болью. Ри машинально его гладила, тщетно пытаясь убедить себя, что заражения крови нет и всё скоро пройдёт. Вокруг длинного багрового рубца плоть уже потемнела и отваливалась целыми чешуйками, обнажая мёртвенно-красную кожу. Будь вэйта теплокровной, её тело горело бы в лихорадочном жаре.

«Я скоро умру», – с удивительным спокойствием подумала Ри. – «Не от раны, так от следующего хищника. Всякому везению приходит конец…»

Четыре месяца в джунглях изменили ящерку до неузнаваемости. Юная вэйта окрепла, движения приобрели хищную точность и грациозность. Её золотистая чешуя давно потеряла блеск от бесчисленных царапин, вдоль по левому бедру змеился страшный шрам – последствие встречи с леопардом. Зубы этого леопарда Ри потом переплела волокнами и повесила на шею.

С тех пор вэйта прихрамывала на левую ногу. Вначале казалось, рана быстро заживёт, но с трупным ядом, скопившимся под когтями леопарда, не смогла справиться даже регенерация вэйтаров.

«Шансы ещё есть,» – подумала Ри. – «Пояс Богини спасёт меня. Должен спасти. Обязательно. Я слишком многое перенесла, боги не могут убить меня сейчас, в самом конце…»

Она уже давно не верила в богов. Но так можно было не думать о боли, забыться хоть на мгновение. Отравить правду сладким ядом лжи.

Ри закрыла глаза и прижалась затылком к стволу дерева. Так плохо ей ещё не было. Наверно, яд растекается по организму, или начинают сказываться истощение и голод… А тут ещё эти удары, прямо по голове, боги, не надо…

«Удары…» – вэйта с огромным трудом пришла в себя. Удары?.. Нет, шаги!

«Шаги!» – Ри вздрогнула. Жажда жизни, так и не покинувшая юную вэйту, заставила её вскочить, прижаться к коре всем телом и тихо, беззвучно подползти к отверстию дупла. Даже боль в ноге, казалось, слегка отпустила.

«Человек…» Шаги приближались. Ящерка покрепче стиснула самострел.

«Лишь бы их не было много!»

Ядовитые стрелки давно закончились, но вэйта нашла растение с колючками почти той же длины и научилась отравлять их, протыкая красных древесных лягушек. Конечно, летели шипы недалеко и против лат были бессильны, однако яд оказался действительно страшен. Ри никогда не думала, сколь чудовищна бывает смерть.

Яд древесной лягушки заставлял все мускулы жертвы мгновенно сократиться. Тот леопард, что имел несчастье напасть на Ри, умирал около минуты и кричал, кричал, кричал под треск собственных костей. Юная вэйта никогда не слышала такого крика. Даже сейчас, спустя полтора месяца, её пробирала дрожь при воспоминании.

«Именно так я убью тебя, Ажхан» – подумала Ри. С бесконечной осторожностью, дюйм за дюймом она поползла вперёд и выглянула из дупла, где провела ночь.

Утро в джунглях трудно описать словами. Солнце ещё не поднялось над горизонтом, и в бледно-розовом небе вместе с Сонари, ярчайшей из фиолетовых лун, сверкали несколько звёзд. Влажные листья отливали тысячами маленьких радуг, капельки росы в паутине казались алмазами, что рассыпала неведомая фея. Царила почти полная тишина.

Милях в двадцати от дерева, где притаилась Ри, начинались первые отроги горного хребта, рвавшего небо надвое. Там, среди гор, находилось место, куда стремилась вэйта: Долина Каменных Цветов.

До цели было уже недалеко. У капитана корабля, в трюме которого Ри тайно пересекла Узкое море, нашлась ободранная карта материка Арахаб, где была обозначена Долина. Покидая корабль, Ри без малейших колебаний стянула карту.

Она не колебалась и сейчас, готовая застрелить врага в упор. За последние месяцы Ри изрядно посуровела; слишком часто и жестоко приходилось ей убивать добычу, слишком много боли довелось испытать. А человек в джунглях – всегда враг. На этом берегу Узкого моря ящерка уже встречала чернокожих охотников и видела методы их охоты…

Человек, которого услышала Ри, тем временем безмятежно шагал по звериной тропке, приближаясь к дереву. Он ничуть не таился и, судя по всему, даже не подозревал об опасности.

Вэйта прищурила глаза. Охотник не был чернокожим, однако не был и белым. Невысокий, ладно сложенный, человек выглядел совсем молодым и, хотя сверху Ри не могла видеть лицо, в самой фигуре крылось что-то странно знакомое. Желтоватая кожа на мускулистом торсе лоснилась от пота.

Вокруг пояса незнакомца была обёрнута шкура леопарда, на шее висело большое костяное ожерелье. Плечи покрывала сложная татуировка, а голова была очень странным образом выбрита: посередине осталась широкая полоса длинных чёрных волос, заплетённых в тугую косичку. Из оружия Ри заметила короткий восточный ятаган, местную духовую трубку и – тут она покачнулась – сверкающий стальной диск с прорезью в центре.

«Чакра Альтаира!!!»

3
{"b":"17708","o":1}