ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Блокирует магию, говоришь?.. Любопытно, кто её надоумил…

– О чём ты?

– Наше бывшее логово на самом деле вовсе не простая пещера, – спокойно ответил Рогвальд. – В древности, когда гномы ещё жили в Сердце Уорра, это был сторожевой пост наших праотцов. Там до сих пор есть проходы в Нидвеллир. Не Пояс блокирует твоё чародейство, дзет-каган, совсем не пояс… Джер стиснул зубы, но нойоны молча переглядывались. Общее непонимание выразил Гарун:

– Что за Нидвеллир?

– Подгорная страна, – коротко ответил Рогвальд. – Там бесполезна любая магия. Некогда в Нидвеллире жили гномы, но минуло уже восемьсот лет, с тех пор как мы покинули подземелья и поднялись ближе к поверхности.

– Почему? – быстро спросил Гарун. Гном фыркнул.

– Там, в недрах, стало жарковато. Ну, что смотрите? – Рогвальд обвёл военачальников тяжёлым взглядом. – Нидвеллир – огромный комплекс пещер, уходящий к самым корням мира. Стены там светят мрачным синим пламенем, в укромных гротах растут съедобные грибы, кристально чистые подземные реки влекут воды к Сердцу Уорра… Нидвеллир был всегда, праотцы гномов лишь расширили и углубили пещеры. Командир флота, нойон Оро Темук, подался вперёд:

– В молодости я бывал в Элирании, и слышал предания о Мории, забытой гномьей стране. Уж не она ли…

– Точно, – фыркнул Рогвальд. – По-эльфийски, Нидвеллир зовётся Морией. Слыхал я, назвали так в честь книги древней, каким-то полуэльфом написанной…

– «Разноцветная книга Царств», – оборвал Джер аль Магриб. Маг напряжённо размышлял. – Рогвальд, какие шансы, что беглецы отыщут проход в Нидвеллир? Гном пожал плечами.

– Йакс их знает. Нидвеллир давно брошен, спускаться туда – всё равно что в печь прыгать. Мы-то ходы заложили, но не наглухо, а так, что б при нужде можно было и пройти. Разбойникам всякий лишний лаз на руку…

– Где ближайщий к Зиккурату выход на поверхность? – резко спросил хан Гарун. Рогвальд покачал головой.

– Чего не знаю, того не знаю. Я в Нидвеллир не ходок. Но одно скажу точно: если Ри с компанией отыщут проход, потребуется парочка армий и маг посильней кагана, чтобы их вытащить. Джер вскинул руку.

– Они ещё на поверхности – я чувствую сигнал с Пояса. Надо спешить. Рогвальд, подойди. Гном почесал в затылке.

– Я сегодня занят, вообще-то…

– Это приказ, – оборвал маг. Вздохнув, Рогвальд развёл руками.

– Как скажешь, дзет-каган. Пойду, соберу драконов.

– Мы полетим сами, – ответил колдун. Поднявшись с циновки, он потянулся всем телом и накинул капюшон. – Мне не нужны охранники.

– Неужто? – гном покрутил пальцем у виска. – А ты топор-то держать умеешь? В Нидвеллире чародейство не поможет…

– Захватим отряд воинов в Зиккурате.

– Мои драконы лучше твоих оловянных солдатиков! – возмутился гном. Маг закрыл глаза и мысленно сосчитал до пяти.

– Подойди.

Скривившись, Рогвальд подчинился. Не тратя времени на разговоры, Джер схватил его за руку и оба моментально исчезли. Нойоны переглянулись.

– Подозрительно всё это, – заметил Оро Темук. – Как бы ни пришлось нам в скором времени присягать новому кагану. Хан Гарун тяжело вздохнул.

– Война ещё не началась, а мы уже грызёмся друг с другом…

***

– Ри? Ри, проснись! Ящерка вскочила, дико озираясь. Она так дрожала, что уронила самострел.

– Крафт? – выдавила Ри. Пернатый с удивлением и тревогой осмотрел вэйту.

– Что с тобой? – он притянул Ри крылом. – Плохой сон? Судорожно сглотнув, ящерка прижалась к тёплому грифону.

– Я не знаю… – она зажмурилась. – Это не мог быть сон. Слишком… Он был совсем настоящий.

– Нам пора идти, – мягко сказал Крафт. – Надо искать другие выходы из пещер. Вставай, малышка, вставай… Ри покрепче вцепилась в перья.

– Я видела тебя во сне! – шепнула она. – Но совсем другого! Словно постаревшего. Ты был весь израненый, стоял на башне разрушенного города… А потом погасло Солнце! Грифон покачал головой.

– Это просто кошмар, не бери близко к сердцу.

– Нет! – упрямо возразила Ри. – Это правда. Во снах я часто вижу будущее. В день, когда погаснет Солнце, у тебя родится сын… – она запнулась. Крафт склонил голову.

– Сын? – он улыбнулся. – Пожалуй, я ошибся, такой сон кошмаром не назовёшь. А что было дальше?

«Ему лучше не жить…» – Ри зажмурилась.

– Ничего, – шепнула она еле слышно. – Я как раз проснулась. Грифон вздохнул.

– Вот так всегда. На самом интересном месте…

– Крафт, – ящерка посмотрела в голубые орлиные глаза. – У тебя есть подруга? Пернатый усмехнулся.

– А что?

– Ответь, пожалуйста.

– Пока нет.

– Крафт, выслушай меня, – Ри нервно подёргивала хвостом. – Когда встретишь подругу, и она понесёт твоего первенца, заставь её улететь вглубь Элирании, хорошо? Обещай мне. Обещай, что вы никогда не останетесь в городе с красными кирпичными стенами. Даже если вам прикажут, не останетесь, хорошо? Обещаешь? Грифон медленно выпрямился.

– Ты пугаешь меня, Ри.

– Просто обещай! Крафт кивнул.

– Хорошо, малышка. Обещаю, мой первенец не родится в городе с красными кирпичными стенами.

– Не забудь, – шепнула вэйта. Горечь и страх терзали её сердца. – Пожалуйста, это очень важно! Не забудешь?

– Нет, – улыбнулся Крафт. – А сейчас вставай. Минас уже вернулся, пора идти. Вэйта оглянулась на эльфа, молча стоявшего у стены.

– А куда он ходил?

– Я разведывал путь, – отозвался бессмертный. – Коридор продолжает идти вниз, словно мы спускаемся в какую-то бездонную пропасть.

Ри вздохнула. Её маленький отряд уже третий день скитался в недрах разбойничьего логова, освещая путь холодными шарами гномов. За всё это время они никого не встретили – разбойники словно испарились, пропали все их вещи, даже старые бочки кто-то разрезал на доски и вынес. В главном зале, где некогда атаман Даим устраивал пиры, остался только потемневший от вина стол да груда мусора в углу.

Грот, где всего полгода назад жила Ри, тоже оказался пуст. Исчез даже портрет Альтаира, который она нацарапала на куске пергамента и спрятала в трещине. Всё говорило о спокойном и неторопливом уходе, следов паники или бегства не было и в помине.

Отряд оказался в пещерах не по своей воле. Несмотря на то, что Крафт, тратя последние силы, мчался на запад почти без остановок, ищейки Владыки сумели выследить беглецов и, миновав Зиккурат, они встретили целую стаю грифонов, вынудившую их срочно менять курс. Пернатый уже сильно устал, вдобавок он был перегружен, поэтому уйти от погони не удалось. Крафт успел лишь долететь до секретного входа в разбойничье логово.

Ри очень надеялась найти здесь поддержку, и пустые пещеры оказались для неё настоящим потрясением. Однако менять планы было поздно – враги уже обнаружили вход и перекрыли пути к бегству. Конечно, с помощью Пояса Крафт мог бы пробиться на волю, но артефакт защищал только от прямого нападения, и был бесполезен против хорошей сети и клеток. Поэтому вэйте пришлось вести своих спуников вглубь логова, где раньше держали запасы еды и сокровища.

Сейчас кладовые оказались пусты; но в дальней стене самой глубокой камеры Минас обнаружил старинную железную дверь, наглухо забитую толстыми брёвнами. Даже грифону потребовалось два часа, чтобы освободить проход.

За дверью обнаружилась небольшая комнатка с ещё одной дверью, возле которой стоял почти рассыпавшийся от времени сундук. Внутри лежали четыре потемневших, но ещё годных светильника, моток истлевшего каната и ящичек с мелом. Беглецы без лишних слов воспользовались древним подарком.

Вторая дверь открылась в старый сводчатый коридор, спускавшийся куда-то вниз. Уже полтора дня маленький отряд двигался по этому коридору. Пищи у них не было, воду несли в кожаном мешке – спасибо предусмотрительному эльфу, вовремя запасся. Хуже всех приходилось Крафту: грифон, с его габаритами, мог в два глотка опустошить мешок, поэтому он не пил вовсе и лишь улыбался, когда Ри просила «хоть смочить клюв». Сама она, будучи холоднокровной ящерицей, могла не пить и не есть больше недели.

44
{"b":"17708","o":1}