ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Свод постепенно понижался, однако Крафт пока мог идти, не нагибая головы. Ри ехала на его спине и держала светильник, а эльф, видевший в темноте как днём, шагал впереди, разведывая путь. Так они шли вчера, так продолжили и сегодня…

Долгие часы тянулись годами. Далеко впереди покачивался огонёк в руке Минаса; следом двигался грифон, быстро и совершенно бесшумно ступая по скалам. Ри, сидя на его спине, держала тёплый шар и мечтала об Альтаире.

– Крафт, – тихо позвала ящерка, когда молчание стало невыносимым. – А как устроены эти гномьи светильники?

– Насколько я знаю, внутри лежит кусочек таинственного камня, который всегда светится, не теряя яркости веками, – отозвался грифон.

– Но почему? Почему светится?

– Разве я похож на гнома? – улыбнулся пернатый. – Откуда мне знать, Ри… Он запнулся. Встревоженная ящерка завертела головой.

– Что случилось?

– Минас остановился, – негромко ответил Крафт. Вэйта подняла светильник повыше.

– Может, там развилка?..

Грифон не отвечал, пока они не дошли до эльфа. А затем отвечать стало не нужно. Все трое стояли на краю пропасти и смотрели вниз.

– Ри, возьми светильники и отнеси назад, в коридор, – негромко попросил Минас. – Кажется, я что-то вижу, но мне мешает свет.

Ящерка послушалась. Бегом вернувшись обратно, она чуть не вскрикнула, наткнувшись в темноте на грифона.

– Тсссс! – Крафт притянул её поближе. – Там что-то есть. Ри выглянула из-под пушистого крыла.

– Выход? – спросила она с надеждой. Минас медленно покачал головой.

– Нет, не выход… – эльф выглядел ошеломлённым. – Это целый город! Крафт бросил на товарища недоверчивый взгляд.

– Город?! Минас прищурил глаза.

– Скорее пещера, очень похожая на город, – не сразу ответил он. – Там светятся скалы, смотри!

Некоторое время все трое молча разглядывали удивительную картину, открывшуюся в призрачных синих сумерках.

Пещера – её границы терялись вдали – действительно светилась, словно внутренность драгоценного камня. Стены и сталактиты, громадные уступчатые колонны, обломки скал, устилавшие дно, каждый камешек мрачно и зловеще полыхал синим пламенем. Едва слышное журчание воды свидетельствовало, что поблизости протекает подземная река.

– Тепло, – внезапно сказала Ри. Поглядев на Крафта, ящерка коснулась ямочек у своего носа. – Я чувствую там тепло.

– И жизнь… – пробормотал грифон. Самый зоркий из троих, он уже разглядел у основания больших сталагмитов заросли каких-то грибов. – Минас, куда ты нас завёл? Эльф недоверчиво покачал головой и уселся на край пропасти, свесив вниз ноги.

– В Ронненберге нам рассказывали легенды о Мории, заброшенной подземной стране гномов. Но даже мудрейшие из Магистров считали её сказкой. Пернатый фыркнул.

– Сюда бы этих умников!

– Крафт, – Минас обернулся к другу. – Восемьсот лет назад гномы покинули Морию. Здесь появилась странная болезнь, которая медленно убивала всех, долго бывших на глубинных ярусах. Рассказывают, что у несчастных выпадали волосы, из кожи начинала сочиться кровь, вскоре приходил кашель, а за ним и смерть. Гномы узнали причину болезни, но лечения отыскать не удалось, и им пришлось уйти.

– Что за причина? – помолчав, спросил грифон. Эльф кивнул вниз.

– Свет. Год за годом он усиливается, и постепенно меняет оттенок. Синий

– безопасен, блекло-зелёный вызовет медленную болезнь, изумрудный – смерть. Если верить древним записям, во времена исхода гномов зелёным светились только самые нижние ярусы Мории. Там-то болезнь и собирала свой урожай… Ри в ужасе уставилась на эльфа.

– А если он поднимется на поверхность?! – ящерка затрепетала. – И вся земля начнёт светиться?!

– Не бойся, – быстро ответил Минас. – Если за восемьсот лет свет поднялся лишь на парочку ярусов, то пройдут тысячелетия, прежде чем он погубит весь мир. Крафт погладил перепуганную Ри крылом.

– За это время мы уж точно придумаем, как загнать смерть обратно под землю! – преувеличенно весело заявил он. И добавил, бросив на эльфа выразительный взгляд. – А пока давайте думать, что делать сейчас. Минас пожал плечами.

– Идти вниз, возможно, означает смерть. Идти назад – верная смерть.

Пернатый молча приподнял левое крыло и указал когтем на светящиеся руны Пояса. Минас покачал головой.

– Он не защитит нас от сетей или магических клеток. Вернуться – означает просто подарить Пояс Владыке. Ящерка робко тронула грифонье крыло.

– А если спрятать Пояс? – спросила она тихо. – Ведь здесь бесполезна любая магия. Там, внизу, столько тайников, что целая армия за год не отыщет сокровище. Эльф и грифон переглянулись.

– Устами младенца? – Крафт задумался. – Ха! Если Владыка пошлёт отряды на поиски, их выкосит древняя болезнь!

– Сначала он выпытает из нас точное место… – хмуро отозвался эльф.

– Нет! – воскликнула Ри. Эльф и грифон уставились на ящерку.

– Малышка, ты что? – с тревогой спросил Крафт.

– Я сама спрячу Пояс, – вэйта вцепилась в его перья. – Только я буду знать, где он хранится! Вздохнув, грифон потрепал ящерку крылом.

– Глупышка ты хвостатая… Не хватило одного раза?

– Я хочу сдержать клятву, – горячо ответила Ри. – Однажды я сдалась, но судьба сама привела меня к Поясу. Это не может быть совпадением. Во снах я вижу войну и смерть, возвращение демона Йакса, но я знаю – он потерпит поражение! Цена… – вэйта запнулась и опустила глаза. – Я знаю, цена будет высока. Многие… очень многие погибнут. И поэтому я должна, обязана сохранить Пояс – только он сейчас стоит между миром и демоном. Если сокровище вернётся к Владыке, демон победит!

– Никакого демона нет, – наставительно сказал Минас. – Успокойся, Ри. Нашими жизнями управляет Единый. В этот раз на эльфа уставились и Крафт, и ящерка.

– Минас, я ношу Пояс Богини, – заметил грифон. – Тебе не кажется, что сомневаться в её существовании несколько смешно? Эльф улыбнулся.

– Я не сомневаюсь в реальности Агайт. В Плане Единого найдётся место для всех, но Он – Единый, наш небесный отец. Превыше него нет никого и ничего. Ри тронула Крафта за крыло.

– Если твой друг ещё раз скажет что-то подобное, я его застрелю, – сухо предупредила вэйта. Грифон покачал головой.

– Наши приключения нарастают с такой скоростью, что скоро мы встретим и Богиню, и Единого. Сейчас не время для философских споров, надо решить – что делать! Воды нам хватит только на день, еды нет вовсе. А я, хоть и съедобный…

Он умолк и мгновенно развернулся спиной к пропасти. Перемена произошла столь быстро, что несколько секунд Ри ещё ожидала окончания фразы, прежде чем опомнилась и прижалась к стене. В коридоре, на грани видимости, двигались огоньки.

– Погоня! – шепнул Крафт. – Все ко мне! Ри, принеси светильники! Ящерка бегом исполнила поручение. Грифон побросал их в наплечную сумку Минаса.

– Дай воду! Двумя глотками осушив мешок, Крафт шумно выдохнул и взъерошил разом все перья.

– Садитесь, скорее.

Эльф и вэйта забрались к нему на спину. Ри уселась впереди и покрепче обняла мускулистую шею.

– Готовы? – грифон последний раз оглянулся. Минас кивнул, ящерка только крепче уцепилась за перья. Глубоко вздохнув, Крафт расправил крылья, тщательно осмотрел их, повернул диск на Поясе и прыгнул в пропасть.

2

Три последних дня Джихан провёл в шатре отца. Юноша тяжело воспринял предательство и находился в глубокой депрессии; за все три дня они с Гаруном говорили всего раз. Большую часть времени Джихан просто сидел на коврах, закрыв глаза и скрестив ноги. Нукеры поглядывали на него с жалостью.

Несмотря на внешнюю суровость, хан Гарун очень любил своего первенца и переживал за него всем сердцем. Поэтому, вернувшись с совещания, он решил окровенно переговорить с сыном.

– Джи, подойди, – хан уселся на тахту и хлопнул ладонью рядом с собой. Юноша молча подчинился.

– Пора определить твоё будущее, – произнёс Гарун. Джихан пожал плечами.

45
{"b":"17708","o":1}