ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я твой сын. Решай сам.

– Ты не только мой сын, ты мой наследник. Я не хочу принуждать тебя силой. Юноша повернул голову.

– Тогда отпусти меня.

– Куда ты направишься?

– В Ронненберг. Гарун отпрянул.

– Куда?!

– В город магов, – повторил Джихан. – Там будут знать, как вернуть моих друзей. Хан помолчал.

– Они наши враги.

– Ещё нет. На спине грифона я успею попасть туда до начала войны.

– Это слишком опасно. Я не могу позволить своему сыну…

– Я мужчина, а не ребёнок, – глухо ответил Джихан. Гарун покачал головой.

– Мужчину определяют поступки. Ты ещё не мужчина. Юноша резко обернулся.

– Так дай мне шанс им стать! – вскочив, Джихан подошёл к стене. От волнения он сжимал и разжимал кулаки. За его спиной Гарун тихо улыбнулся.

– Мужчина не бросается с кулаками на могучего буйвола, – хан приблизился к сыну и положил руку ему на плечо. – Так делает обиженный мальчик.

– Мужчина не должен мириться с предательством, – ответил Джихан.

– Умный мужчина должен загнать обиду в глубину сердца, чтобы дать ей волю, когда придёт время.

– Честный мужчина должен соблюдать клятву верности, – юноша обернулся к хану. – Отец, я смешал кровь с Альтаиром. Он мой названный брат и твой приёмный сын. Я не могу, не в силах его бросить. Гарун помолчал.

– Скоро начнётся война, – сказал он наконец. – Ты будешь сражаться?

– Да, – сухо ответил Джихан.

– С нами или против нас?

– С вами.

– А если твой дракон станет в ряды врагов? Юноша усмехнулся.

– Не станет. Мы равно ненавидим эльфов. Гарун скрестил на груди руки.

– Кем ты хочешь быть в моём войске? Сотником, десятником или воином?

– Райдером, – коротко ответил юноша. Хан приподнял брови.

– Грифоньим наездником?

– Я хочу летать, отец. Гарун долго молчал.

– Все наши предки были всадниками, – сказал он наконец. – Хочешь стать первым, нарушившим традицию? Джихан покачал головой.

– Хочу положить начало новой. Времена меняются, отец. Война смещается в небо…

– Хорошо, – оборвал Гарун. – Быть райдером почётно для мужчины. Но грифон – не лошадь. Тебе придётся отправиться на обучение и провести шесть месяцев дома. Это моё условие. Джихан помолчал.

– Дай мне неделю. Всего одну неделю, и я вернусь.

– Нет. В Ронненберге тебя схватят и сделают заложником.

– Никто не узнает, кто я и откуда. Исскуство маскировки мне хорошо знакомо. Гарун приподнял левую бровь.

– Ты хочешь спросить магов, как вернуть пропавших драконов, и ожидаешь остаться неузнанным?

– Да, отец, – улыбнулся юноша. – Я выдам себя за охотника. Сейчас, когда драконы присоединились к нашим армиям, их враги стали уважаемой кастой… – он скрипнул зубами. – Я скажу, что пропавшие драконята – дети вождя всех драконов, и если их захватить, можно будет диктовать крылатым условия. Хан отвернулся.

– Это слишком опасно.

– Желаешь держать меня в хрустальной клетке? – Джихан прищурил глаза. – Раньше я думал, что ты хочешь видеть меня воином.

– Воин не бросается в пекло, подобно обиженному мальчишке!

– Воин держит клятву верности, – негромко ответил юноша. – Отец, если я брошу побратима, я потеряю право называться мужчиной. Ответь: нужен ли тебе сын, потерявший лицо? Гарун взял Джихана за руки.

– Мне нужен живой сын, – ответил он негромко.

– Я не смогу жить опозоренным, – Джихан чуть поднял голову. – Загляни себе в душу, отец. Я твой сын, я твоей крови. Мы очень похожи. Смог бы ты смириться на моём месте? Хан молчал целую вечность.

– Идём, – сказал он наконец. Следом за Гаруном, Джихан покинул шатёр.

Отец и сын спустились с холма и приблизились к большой юрте, возле которой отдыхал молодой чёрно-золотой грифон. Узнав Тахиона, Джихан стиснул зубы.

– Привет тебе, нойон, – грифон вежливо поклонился. На юношу он бросил лишь один весёлый взгляд. – Чем могу быть полезен? Гарун кивнул в ответ.

– Привет и тебе, житель неба. Познакомься с моим старшим сыном, Джиханом ибн Гаруном. Тахион слабо улыбнулся.

– Рад видеть вас, хозяин, – он поклонился юноше. – Я кое-что для вас сохранил.

– Мне не нужен ошейник, – резко ответил Джихан. Грифон фыркнул.

– Прогресс…

– Мой сын изъявил желание стать райдером, – заметил Гарун. – Помоги ему выбрать партнёра. Тахион распушил перья на шее.

– Райдером? – он посмотрел на Джихана совсем иначе. – Не ожидал… Похвально, похвально. Какой масти грифонов предпочитаем? Юноша стиснул кулаки.

– Слушай, ты, курица-переросток…

– Пожалуй, я вас оставлю, – прервал хан. – Джи, выбрав грифона, сначала зайди ко мне. Ясно?

– Хорошо, отец, – негромко ответил Джихан. Бросив на сына внимательный взгляд, Гарун ушёл. Грифон и юноша довольно долго молчали.

– Мне нужен друг, а не раб, – сказал наконец Джихан.

– Дружба требует взаимности, знаешь ли. Юноша отвернулся.

– Я готов, – сказал он глухо. Усмешка тронула пластичный клюв грифона.

– Тогда первый урок: никогда не зови своего будущего друга курицей. Вспыхнув, Джихан обернулся, но пернатый быстро приложил коготь к клюву:

– Тсссс… Шутка. Летим, познакомлю с молодыми.

С трудом взяв себя в руки, юноша кивнул и запрыгнул Тахиону на спину. Пернатый расправил крылья.

После покупки у эльфов и освобождения от ошейников, грифоны присягнули Владыке на верность. В лесу недалеко от Шаддата для них построили селение; за два пролетевших года к единственной купленной эскадрилье присоединилось вчетверо большее число свободных.

У нескольких пар уже родились птенцы, но молодое поколение пока составляли лишь дети свободных грифонов, последовавшие за родителями. Из них-то и подбирали пары для начинающих райдеров.

Тахион приземлился на полянке, где полтора десятка юных грифонов тренировались в наземном бою. При виде гостей, они побросали оружие и окружили их плотным кольцом. Здесь были пернатые разных расцветок, от угольно-чёрных до совершенно белых, орлиные глаза сверкали всеми цветами радуги. Тахион что-то сказал на родном языке, вызвав бурное оживление.

– Выбирай, – грифон обернулся к Джихану. – Они все достигли призывного возраста и рвутся в бой. Совсем как ты.

Он бросил команду, и молодые грифоны быстро построились в шеренгу, при этом каждый постарался распушить перья как можно сильнее. Все жадно разглядывали Джихана и шептались на родном языке. Юноша с некоторой растерянностью поглядел на Тахиона.

– Любого?

– Любого, – кивнул тот. Джихан медленно прошёл вдоль строя, сопровождаемый горящими взглядами.

– Я не знаю… – пробормотал юноша. – Нельзя же так выбирать друга… Тахион усмехнулся.

– Дружба придёт со временем. Или не придёт. Всё зависит только от вас, птенчики.

Джихан дошёл до крайнего грифона; серо-стальной, мускулистый, он был заметно крупнее товарищей. Юноша неуверенно оглядел его с головы до хвоста.

– Как тебя зовут?

– Стерх! – рявкнул пернатый.

Джихан даже отпрянул немного. Молодой грифон глядел на него с тайной надеждой, хотя из-за всех сил старался казаться невозмутимым.

– Тахион, ты уверен? – юноша обернулся к своему проводнику и замер: в кустах, за спиной чёрно-золотого грифона, кто-то прятался. Джихан сузил глаза.

– Кто там? Тахион обернулся.

– Где? А, это… – шагнув к кустам, он что-то сказал на родном языке. Выслушав ответ, резко повторил приказ, и только тогда на полянку выбрался ещё один грифон. Он был заметно меньше других и отличался удивительно красивой пепельной расцветкой: кромки крыльев, концы лап и хвоста, две полоски вдоль спины отливали тёмно-серым металликом, каждое пёрышко плавно светлело от серого до белого. При движении по телу грифона словно пробегали волны блеска, перламутровый клюв блестел серебром. Джихан моргнул.

– Почему ты прятался? – спросил он удивлённо.

Грифон не ответил, лишь молча прошёл в дальний конец шеренги и стал там, опустив голову. Тахион тронул юношу за плечо.

– Не обращай внимания, её тут не любят.

46
{"b":"17708","o":1}