ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Воспользовался древним секретом последнего из Мёртвых Царей, массава Руэй-дъена. Но сейчас нельзя терять времени. Подойди.

– Я готов.

– Ты снимешь с моей головы Корону и наденешь на гнома, – Алгол коснулся пурпурного бриллианта. – Едва Корона окажется у тебя в руках, моё тело потеряет сознание. Погрузи его на дракона и возвращайся на поверхность через тот проход – Владыка кивнул на темнеющее вдали чёрное отверстие.

– Я не оставлю тебя здесь, – возразил Джер.

– Так надо. Со мной ничего не случится. – Корг Алгол положил руку на плечо чёрного мага. – Здесь ты не сможешь мне помочь, но на поверхности от тебя будет зависить моя жизнь.

– Хорошо, – мрачно ответил Джер аль Магриб. – Что надо сделать?

– Едва вы окажетесь вне мёртвой зоны, к тебе вернётся магическая сила; немедленно заморозь моё тело и отошли в Шаддат. Иначе я не смогу вернуться.

Чёрный маг заколебался, однако резко кивнул и скрестил на груди руки. Владыка вздохнул.

– Будь осторожен, друг. Теперь лишь от тебя зависит исполнение Пророчества.

– Всё будет в порядке, массав, – угрюмо ответил Джер аль Магриб. Красный дракон за его спиной гневно сверкал глазами. Алгол помолчал.

– Пора, – он лёг на камни и положил руки на грудь. – Начали.

Джер аль Магриб бережно коснулся Короны и потянул её вверх. Едва артефакт оказался в воздухе, тело Корга Алгола безвольно обмякло; и в тот же миг очнулся Ализон.

– Чёрт возьми! – рассвирипевший дракон ударил хвостом. – Я ему это припомню! Джер аль Магриб не ответил. Он разглядывал Корону Мёртвых Царей.

Артефакт был совсем простым, лишённым замысловатых украшений. Тонкий серебристый обруч из неизвестного металла слегка расширялся спереди, где шесть платиновых зубчиков держали огромный пурпурный бриллиант. Камень тускло мерцал в полумраке пещеры, казалось, внутри медленно вращается вихрь из частиц света. Сложная несимметричная огранка создавала иллюзию, будто в гранях отражается всё вокруг.

– Успокойся, крылатый, – маг наконец оторвал взгляд от сокровища и обернулся к дракону. – Всё уже позади.

– Это мы ещё посмотрим, – угрюмо ответил Ализон. – Никто не смеет подавлять волю драконов! Ничего, он вернётся, и я с ним поговорю… Так поговорю, что свет тьмою покажется!

– Вернётся? – Джер аль Магриб улыбнулся. – Сомневаюсь.

Размахнувшись, маг швырнул Корону в ближайщую трещину. Последний раз сверкнув пурпурной кометой, сокровище беззвучно кануло в черноту. Не было даже звона.

– Очень сомневаюсь, крылатый, – повторил Джер аль Магриб. Его тонкие губы растянулись в усмешке. Дракон недоверчиво приспустил крылья.

– Что ты сделал?!

– Что я сделал? – чёрный маг обернулся. – Я сделал тебя каганом наших армий, о Ализон. Отныне решать судьбы мира придётся нам с тобой, а не диким пророчествам доисторических старцев! Алый дракон зажмурил глаза и долго стоял, пытаясь прийти в себя.

– Он доверил тебе жизнь, – сказал наконец Ализон.

– Он никогда не был умным. Джер аль Магриб приблизился к дракону и похлопал его по шее.

– Алгол был помешан на своём Пророчестве, – мягко произнёс маг. – Он мечтал вогнать весь мир в клетку, созданную злобным стариком на заре времён. Джер скрестил руки.

– Я помогал ему, выжидая удобного момента чтобы нарушить пророчество и вернуть будущему свободу. Никакие пророки не будут указывать мне, как жить. Я сам себе пророк и хозяин. И ты тоже, Ализон. Дракон медленно покачал головой.

– Это не оправдывает предательства. Маг сощурил глаза.

– Твоим приёмным отцом, кажется, стал Тандер, сын Коршуна?

– Какое отношение это имеет…

– Почти никакого, – усмехнулся Джер. – Но тебе наверное будет интересно узнать, что Алгол собственными руками отправил на смерть двоих детей Тандера, которых тот много лет считал погибшими. Ализон отпрянул.

– Ложь!

– Спроси гнома, когда он очнётся. Рогвальд узнал это неделю назад, но не решился тебе рассказать. Дракон яростно замотал головой.

– Я тебе не верю!

– Разве я прошу верить МНЕ? – усмехнулся маг. – Поверь своему другу, гному. Спроси его, что стало с Альтаиром и Тиамат.

– Альтаиром? – прошептал крылатый. – Он был сыном Тандера?.. Джер аль Магриб кивнул.

– Родным и очень, очень похожим на отца. Когда выберемся на поверхность, я покажу тебе его облик. А пока, давай-ка избавимся от мусора.

Нагнувшись, маг поднял топор Рогвальда и с места, резким движением метнул его в труп Владыки. Острое лезвие отсекло голову и со звоном ударилось в камни.

– Теперь он мёртв, даже если до сих пор притворялся, – пояснил Джер. – Без Короны Алгол обычный смертный, а сотворить фальшивую корону в этом месте невозможно.

Чёрный маг подошёл к телу, аккуратно снял с него мантию, поднял топор и принялся методично рубить труп на куски. Дракон молча смотрел, вздрагивая при каждом ударе.

Когда тело Корга Алгола превратилось в клочья окровавленной плоти, Джер аль Магриб ногой побросал куски на мантию, собрал её в мешок и бросил в другую трещину, подальше от места захоронения Короны. К этому времени Рогвальд уже пришёл в себя и сел, потирая шею.

– Где каган? – спросил он грозно.

– Вокруг, – фыркнул Джер. Ализон глубоко вздохнул.

– Рогвальд… Нам надо поговорить.

– Верно, поговорите, – чёрный маг отвернулся. – А я осмотрю желязяку по кличке Ниддхегг.

Больше не сказав ни слова, Джер аль Магриб спокойно направился прочь. Дракон и гном проводили его взглядами.

Глава 12: Тигры и кони

До вечера мы двигались по направлению к горам. Когда лес редел, Куросао переходил на галоп, я летела рядом; в чащобах мы пробирались друг за другом, я шла первой и рубила кусты. Конь ещё утром дал понять, что на открытом месте нас обнаружат с воздуха, поэтому полянки мы обходили стороной.

Пленники негромко обсуждали своё положение; я делала вид, что не понимаю ни слова, хотя на самом деле внимательно слушала.

Вначале мужчина – его странно звали Джон Маузер – пытался успокоить женщину по имени Галина Ковальски, обещая что друзья их быстро найдут и сделают из меня чучело. Женщина его долго слушала, потом резко оборвала и сказала, что не нуждается в утешении, что все солдаты (непонятное слово), и надо быть полным (непонятное слово) чтобы не понять, что их единственная надежда – убедить меня в своих мирных намерениях. Джон спросил, как она намерена убеждать рогатую рептилию. Галина ответила, что я, несомненно, разумное существо, об этом свидетельствует оригинальность ловушки, и к тому же я обладаю даром (непонятное слово), поскольку могу общаться с животными. Кроме того, сказала она, на лице присутствие пары нормальных способностей (?) и особенно надо обратить внимание на мой медальон. Джон спросил, какая ещё пара нормальных способностей, Галина ответила, что я или Куросао прочли их мысли и узнали о (непонятное слово), ведь другого объяснения быть не может. Джон ответил длинной непонятной фразой, где почему-то упоминал моих родителей.

День уже клонился к вечеру, когда Галина внезапно перешла на общий язык и обратилась ко мне:

– Уважаемая, нельзя ли сделать остановку хоть на несколько минут? Нам надо справить естественные потребности организма.

Я огляделась. Место было не хуже других, густые деревья начисто закрывали небо, вдобавок неподалёку журчал ручеёк, где я могла смыть воронью кровь. Похлопав Куросао по шее, я подвела его к огромному дубу и сняла пленников.

– Хотите воды? – спросила женщину. Она часто-часто закивала.

– Очень!

Я отправилась к ручейку, забралась в него и тщательно смыла кровь. Потом сложила крылья конусом, зачерпнула воды и вернулась к дереву. Первым напоила Куросао.

Когда пленники напились и «справили потребности» в кустах за деревом – для этого пришлось развязать им руки, а женщине и ноги, но я стояла рядом, с мечом наизготовку, а потом связала снова – Галина первая начала беседу.

– Кто вы? – спросила она, жадно разглядывая нас с Куросао. Жеребец за сегодня сильно устал и разлёгся напротив дуба, я насыпала ему ароматной травы и цветов. А сама уселась рядом в позу лотоса и положила на колени огненную палку.

57
{"b":"17708","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Часы, идущие назад
Непрожитая жизнь
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Барды Костяной равнины
Зло
Счастливы по-своему
Morbus Dei. Зарождение
Расскажи мне о море