ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Птица очень быстро набрала огромную высоту и перестала махать крыльями. Я заметила, что парды стараются вести орла над облаками, хотя с земли его не отличить от настоящего – даже я не смогла, а люди и вовсе не умеют приближать глазами. Рокх негромко гудел во время полёта, воздух за его хвостом струился, словно раскалённый.

Первый час мы летели прямо на запад. Здесь, наверно, совсем недавно промчался шквал: орла всё время качало, но я ничего не чувствовала, потому что встречный ветер выл, ну прямо как волк-оборотень.

Чем выше мы поднимались, тем труднее становилось дышать. Вдобавок было жутко холодно. Пока Рокх летел сквозь скопление высотных облаков, у меня обледенели рога и шипы, а несчасному Куросао, наверно, отморозило все его лошадиные достоинства. Меч и хаммер покрылись слоем льда, их даже трогать было больно, Кагири и вовсе примёрз к чешуе. Я крепко пожалела, что отказалась лететь в животе птицы.

Впрочем, за главной горной цепью орёл быстро снизился, и я немного оттаяла. А когда он лёг на крыло, меняя курс, во мне снова проснулся интерес к жизни. Даже рискнула переползти вперёд, чтобы землю лучше видеть.

Во все стороны, до горизонта, простирались могучие горы. Карта Тотчигина оказалась удивительно точной, но она быстро кончилась, а горы всё тянулись и тянулись… Я видела двух драконов – один летел совсем низко, вдоль ущелья, второй сидел на утёсе и сразу спрятался при виде Рокха. Словно мышь, завидевшая сову.

От злости я даже ударила фальшивую птицу хвостом. Ничего, дайте мне только добраться до Джилфьяни… Скоро весь мир станет прятаться, завидев дракона!

Впереди белела большая горная цепь. Орёл заметно снизил скорость и пошёл вниз; там, низвергаясь с утёса, шумел широченный водопад. Пока я, раскрыв пасть, его разглядывала, птица совсем затормозила и медленно опустилась вдоль падающей воды, не двигая крыльями.

Вскоре Рокх нырнул в душное, холодное облако водяной пыли. Мне пришлось зажмуриться и зажать нос, что стало с Куросао – даже думать грустно. Тем временем, птица сложила крылья и зависла прямо над бурлящей водой, у самого водопада. Грохот стоял такой, что у меня внешние перепонки на ушах болели.

Я приоткрыла глаза. Рядом с орлом на воде покачивалась большая чёрная коробка – вернее, лодка, но так похожая на коробку, что иначе и не назвать. Несколько пардов в тёмных комбинезонах и масках отвязывали несчастного коня.

– Хаятэ! – позвал кто-то с другой стороны. Обернувшись, я увидела Ванаби; она стояла во второй лодке и махала мне рукой.

Я с трудом поднялась. Тело ещё не совсем отошло после высотного полёта, сильно болела чешуя на груди, где к ней примёрз медальон. Водяная пыль лезла в нос; не удержавшись, я чихнула, потеряла равновесие и бултыхнулась в ледяное озеро. Хорошо хоть, успела покрепче схватить хаммер.

Когда я вынырнула, Ванаби уже собиралась прыгать за мной, да и два её друга тоже. Я подплыла к лодке и залезла внутрь.

– Х… х… холод-д-дно, – только и сказала. Пантера быстро накрыла меня чем-то мокрым, но удивительно тёплым.

– Прости, нам пришлось идти на большой высоте! – водопад так грохотал, что приходилось кричать. Ванаби вся морщилась от брызг, совсем как кошка, но маску не надевала. Наверно, чтобы я могла её лицо видеть. Молодец!

– А получше место нельзя было выбрать? – спросила я хрипло. Ванаби ответить не успела: один из пардов что-то повернул на носу, сзади загудело и лодка быстро попыла к водопаду. Я вскочила.

– Что вы делаете?! Нас разобъёт!

– Нет, нет, смотри! – быстро ответила пардия. Я даже пасть открыла от удивления: едва лодка подплыла к водопаду, прямо из глубины выдвинулась широкая железная крыша, разрезавшая поток воды надвое. Мы спокойно проплыли за водопад и оказались в самом настоящей пещере: только стены были железные, а на потолке ярко светились какие-то длинные палки. У левой стены оказался маленький причал, тоже весь железный, у других стен на воде покачивались какие-то тени – может, корабли, а может Рокхи со сложенными крыльями. Мне стало очень не по себе, только виду не подала.

– Это ваш дом? – спросила, стараясь выглядеть невозмутимой. Ванаби кивнула.

– Добро пожаловать, Хаятэ. Ты первый дракон, посетивший нас.

Я огляделась. Пардов в подземелье было довольно много, они стояли на странных решётчатых мостиках, приделанных прямо к стенам, и смотрели на нас. За спиной грохотал водопад; пока я осматривалась, вторая лодка, где лежал неподвижный Куросао и сидели пленные люди, притащила на тросе Рокха. Железная крыша опустилась, ворота задвинулись и грохот воды сразу стих.

– Что с ним? – спросила я тревожно, глядя как шестеро пардов вытаскивают коня из лодки. Жеребец был без сознания, весь мокрый, свалявшаяся грива беспомощно висела. Когда его втащили на причал, я подбежала первой.

– Куросао? – позвала громко. Конь лежал совершенно неподвижно, с шерсти стекала вода. Не в силах поверить, я опустилась на колени.

– Он не дышит! – обернувшись к Ванаби, схватила её за руку – Сделай что-нибудь, он не дышит!

– Кислородное голодание, – вздохнула пантера. – Драконы приспособлены к тем высотам, где нам пришлось лететь, а лошади этого не выдержать. Я попятилась.

– Так вы знали?! Вы знали, что он умрёт?!

– Хаятэ, не волнуйся! – Ванаби шагнула ко мне. – Его разум в полной безопасности. Через несколько часов Керр навестит тебя, и вы наконец сможете поговорить…

От неожиданности я чуть равновесие не потеряла. Сами собой выдвинулись когти, шипы на гребне мгновенно вздыбились. Ванаби удивлённо моргнула.

– Хаятэ, что ты…

– Вы убили его!!! – ударом хвоста я бросила пардию на пол и рванула с пояса меч – Убили моего друга!!!

Ударить не успела, стоявший рядом пард помешал. Он был почти так же быстр, как я, и намного сильнее; но я всё равно извернулась, ударила его ногой под колено и сразу – когтями в горло. Меч пришлось выпустить, но есть хаммер!

Третий пард из лодки попытался меня схватить. Я ударила его прикладом, оттолкнулась и прыгнула в воздух, раскрывая крылья. На миг перед глазами мелькнул потолок, где светились белые палки, проскользнули стальные колонны и фальшивый орёл в воде; а потом с одного из решётчатых мостиков на меня прыгнул пард. Он пролетел, наверно, половину пещеры, падая с такой высоты, что не будь у меня крыльев – даже я бы прыгнуть испугалась. А он не только не испугался, но и не промахнулся…

От удара мир закружился колесом. Мы с пардом рухнули в воду, при этом я оказалась внизу, и сила падения увлекла нас на самое дно. У меня оба крыла чуть из суставов не вывернуло.

А пард сознания не потерял и, прежде чем я опомнилась, ткнул меня какой-то штуковиной в грудь. Всё тело мгновенно свело судорогой, в глазах потемнело. Ледяная вода рванулась в пасть; я хотела закричать, но не смогла, и мир, последний раз отразившись в жёлтых тигриных глазах, погас окончательно.

***

Очнулась я в совершенно белой комнате, где отвратительно пахло. Сразу всё вспомнила и решила притвориться, словно ещё без сознания. Осторожно, едва приподняв веки, осмотрелась.

Я лежала на каком-то мягком сундуке, до самого горла накрытая белой тканью. Сильно болели крылья и грудь, но всё это просто пустяки по сравнению с тем, что пропал медальон! Когда я это поняла, то похолодела прямо.

Слева, на таком же сундуке, лежал пард, которого я узнала мгновенно. Это он на меня прыгнул! Могучий, ярко-рыжий с полосками, тигр притворялся спящим. Больше в комнате никого не было.

Я тихо поднялась и скользнула к парду. Принюхалась. Среди кошмарной вони удалось различить хорошо знакомый запах Тошибы. Тигр дышал ровно и глубоко, на запястье мускулистой руки блестел браслет. Похоже, он правда спит…

Беззвучно встав за головой парда, я сцепила руки, выпустила все десять когтей и острожно опустила, окружив его горло бритвенно-острым ожерельем. Тигр мгновенно открыл глаза.

– Шевельнись, и смерть будет болезненной, – сказала я ровным голосом. Пард дёрнулся, но вовремя ощутил когти у горла и замер, глядя на меня снизу вверх.

67
{"b":"17708","o":1}