ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Буревестники
Опыт «социального экстремиста»
Мир-ловушка
Стеклянная магия
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Полночный соблазн
В самом сердце Сибири
A
A

Джон и Галина все эти дни провели в подземелье, но с ними довольно хорошо обращались, если верить клятвенным заверениям пардов. Когда я вошла в камеру, пленники обедали, и встретили моё появление настороженным молчанием.

– Очень жаль, но мне придётся напасть на вашу базу, – сказала я им. – С этим условием парды согласились помочь моему приёмному отцу. Люди переглянулись. Джон со стуком положил на стол ложку и встал.

– Откажись пока не поздно, и тебе поможем мы, – ответил он угрюмо. – Не ставь на проигравшую сторону, ящерица. Земляне скоро изгонят пардов со всех планет, и представь, что мы сделаем с твоими возлюбленными драконами, когда узнаем об их пособничестве врагу! Оглядевшись, я подошла ближе.

– Здесь нельзя говорить, – сказала тихо. – Парды могут услышать. Джон фыркнул.

– Да они прослушивают каждый дюйм нашей камеры…

– Но среди них нет знатоков человеческой речи, – ответила я на одном из языков, узнанных от обруча тавров. Джон недоумённо моргнул, зато Галина сразу встрепенулась.

– Ты говоришь по-польски?! – недоверчиво спросила она на том же языке.

– Я не знаю, как называется эта речь, но сейчас нет времени, – подойдя к женщине, я кивнула на дверь. – Парды убили Куросао. Этого я им никогда не прощу. Слушайте. Завтра вам сотрут память и выпустят в степи, словно никогда не ловили. Меня свяжут и посадят на другую лошадь, а вам внушат, будто вы меня пленили и везёте на базу. Галина стиснула зубы.

– Проклятые животные!

– Тихо, – я сделала вид, что иду к стене посмотреть на светильник, и сунула женщине в руку маленький пакетик. – Завтра утром, когда вам принесут пищу, расстворите это в воде и выпейте. Тогда парды не смогут стереть вашу память. Пакетик исчез, словно его никогда и не было. Я заметила, что Джон всё видел, но не подал виду.

– Если я вас спасу, обещаете помочь моему приёмному отцу? – спросила у Галины. Женщина невинно зевнула, словно я какую-то глупость спросила.

– Клянусь всем святым, Хаятэ, мы не только защитим твоих родных, но и отомстим Джилфьяни, поделимся с драконами знаниями и силой, остановим несправедливость, – ответила она скучающим голосом. Я поняла и топнула ногой.

– Хорошо, завтра посмотрим! – крикнула гневно. – Ничего не говори Джону, парды подслушивают! Их очень много, но они боятся нападать на вашу базу, потому что знают – вы сразу вызовете из дома подмогу! Галина прижалась к стене.

– Хаятэ, ты удивительный дракон, – сказала она дрожащим голосом. – Я верю, между нашими народами возможна дружба. Я замахнулась на неё, но передумала, и только презрительно фыркнула.

– Время покажет, – процедила сквозь зубы. – Главное, не забудь свои слова, когда окажешься на воле.

Резко отвернувшись, я вышла из камеры, по пути так толкнув Джона, что того отбросило в угол. За дверью ждали Керр и Ванаби.

– Всё в порядке, – сказала я им. – Первая фаза операции завершилась успешно.

– Они поверили? – возбуждённо спросила пантера.

– Конечно, нет, – я пожала крыльями, – Но какая разница? Разумного или нет, дракона всё равно посадят в клетку. Отвернувшись, глухо добавила:

– Только Куросао относился ко мне, как к другу. Керр тяжело вздохнул.

– Ох и упрямая же ты, Хаятэ…

– Ты должен помнить, – отозвалась я мрачно. – У вас всё готово? Ванаби закивала. Молча отвернувшись, мы с Керром направились прочь.

По пути на верхние этажи базы, я раздумывала над положением. Никаких обязательств перед пленниками я не имела, а пардам обещала помогать. Только всё равно, на душе скребли кошки. План был нечестным.

– Керр, что вы сделаете с землянами, если всё получится? – спросила я, не оборачиваясь. Пард довольно долго молчал.

– Они наши враги, – сказал он наконец. – На войне нет места жалости, помнишь?

– Есть, – возразила я сухо. – Когда имеется возможность победить, сохранив врагу жизнь, так и следует поступать.

– Ты могла отпустить того парня в пещере. Почему ты отсекла ему голову?

Остановившись, я медленно обернулась. Тигр был на две головы выше меня и раз в пять тяжелее.

– Так было нужно, – ответила я после паузы. – Он принимал участие в страшном преступлении.

– Он не трогал дракона, – напомнил Керр, – он только смотрел. Знаешь ли ты, сколько моих сородичей обратились в газ во время бомбёжек? В колонии Деграш жило более семи тысяч пардов. В первые же дни войны, боевой корабль землян обстрелял планету кобальтовыми ракетами, и там не осталось ни одной травинки, ни единого живого существа. Почему тебе можно мстить за родную кровь, а нам нельзя? Я помолчала.

– Керр, скажи честно. Кто начал войну? Тигр отвернулся, выпуская и убирая когти.

– Мы, – буркнул он мрачно. – Но люди нас вынудили!

– А сколько землян ваши боевые корабли уже превратили в газ?

– Меньше, чем погибло наших! – резко ответил Керр. Я покачала головой.

– Так нельзя, – сказала тихо. – Кровная месть врагу – дело чести, но нельзя же мстить целым народам. Если бы воины моего острова так воевали друг с другом, Ямато бы давно обезлюдел.

– Никто не любит войны, – глухо отозвался тигр. – Только нас не спрашивают, Хаятэ. Нам отдают приказы. Я подошла вплотную и положила крыло ему на плечо.

– Нет, Керр, нас спрашивают, – сказала серъёзно. – Вот здесь. Пард молча смотрел, как я коснулась груди.

– Помнишь ночь перед битвой с охотниками? Он кивнул.

– В ту ночь мне было очень страшно, – сказала я тихо. – И очень, всей душой хотелось повернуть обратно. Но я не смогла. Что-то, живущее здесь, – я снова дотронулась до сердца, – не дало свернуть с пути воина. Ты знаешь, как это называется? Керр медленно опустил голову.

– Знаю, – ответил он глухо. Я помолчала.

– Сотни сезонов назад, в династии Сахо появился молодой, энергичный сёгун. Он был храбрым и сильным, и часто воевал с соседями, всегда одерживая победы. Однажды, захватив замок врага, сёгун приказал казнить всех мужчин, дочерей хозяина отдал в гейши, а его красавицу-жену насильно сделал своей. Тигр молча слушал.

– Женщина затаила месть, и принялась медленно отравлять душу своего нового мужа. Она постепенно рассорила его с друзьями, уверила, будто члены клана желают ему смерти, и добилась того, что сёгун приказал тайно умертвить собственного брата. Но месть её этим не насытилась, и она начала подговаривать мужа против его младшей жены, невинной красавицы Тан. Сзади подошла Ванаби, но я не оглянулась.

– У сёгуна был друг, пожилой самурай Хиногура. Он видел, в кого превратился его господин под влиянием ведьмы, но молчал, ибо принёс ему клятву верности. И вот настал день, когда сёгун вызвал к себе Хиногуру и приказал ему ночью отвести несчастную Тан в степь, отсечь ей голову и сжечь тело. Самурай был потрясён, однако клятва не давала ему права отказаться. Тогда он завернул в белую ткань каменную голову лисы, наполнив её солью, и принёс своему господину. Я посмотрела прямо в глаза Керра.

– «Что это значит?», спросил сёгун. «Дух лжи свил гнездо рядом с тобой», ответил Хиногура, «Опомнись, пока не поздно». Новая жена сёгуна забилась в истерике, угодливый советник стал шептать ему, что непокорность воина бросает тень на весь род… Нахмурился господин. «Исполни мою волю!», крикнул он Хиногуре. Тогда, ничего не ответив, самурай вышел во двор и лишил себя жизни. Парды молча внимали.

– Приказ исполнил наёмный убийца. А спустя месяц, по наущению ведьмы, молодой сёгун начал войну с сильным соседом, бывшим другом, и проиграл. В час, когда горел его замок и воины врага добивали последних защитников, поседевший от горя сёгун вошёл к жене и спросил, что теперь делать. Женщина рассмеялась. «Умереть», ответила она спокойно. «Я хотела, чтобы этот замок сгорел, и я своего добилась. Твой род прервался навсегда.» Услышав это, сёгун выхватил меч, убил вероломную жену и покончил с собой над её телом. Я отвернулась.

– История стала известна, и вызвала такой гнев среди воинов, что имя злочастного сёгуна запретили упоминать. Поэтому сегодня никто не знает, как его звали. Помнят лишь имя Хиногуры – самурая, отказавшегося исполнить приказ, и поэтому ставшего героем. Ванаби фыркнула:

71
{"b":"17708","o":1}