ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

*Ясно* Тем временем панорамный экран посветлел, и вэйта внимательно оглядела холодный, безлюдный пейзаж. Иполсокэ'йи выбрался на поверхность в предгорьях, к северу от главного хребта. Мысленно проложив его путь на карте, Ри поняла, что Западный торговый тракт и город Зиккурат остались по ту сторону гор.

«Вот и отлично» – подумала она невесело. – «Не хватало только пугать народ…»

– Дельтаплан ещё работает? – спросила Ри вслух.

*Диагностика проходит нормально, но я не рекомендую так рисковать. Девятьсот лет – большой срок для техники, даже во мне некоторые системы уже отказали.*

– А разве у нас есть выбор? – горько спросила ящерка. – Проверь и подготовь дельтаплан к длительному автономному полёту, замени мю-конденсаторы.

*Эйстайи, я настоятельно рекомендую тебе не рисковать. Гораздо логичнее послать в разведку аборигенов, один из них способен летать и может носить другого на спине.* Ри подняла взгляд.

– Иполсокэ'йи, у тебя есть сердце?

*Не понял вопроса*

– Сердце, – ящерка коснулась груди. – У меня их два. Машина ответила не сразу.

*Вероятно, ты хочешь знать, способен ли я чувствовать?*

– Не только, – Ри откинулась в кресле. – Эмоции. Ты знаешь, что это?

*Да* – прозвучал мгновенный ответ. Вэйта опустила внешние веки.

– Способен ли ты понять, что я чувствую сейчас? – спросила она тихо. – Я последняя в мире, кто знает правду о нашем народе. Я одна, Иполсокэ'йи. У меня нет никого, даже друзей, а встретив тебя, я поняла, что нет и надежды.

*Я способен понять, Ри* – ответила машина. – *А ты, ты способна представить, как это – ждать в подземелье девятьсот лет, прекрасно понимая всю тщетность ожидания?* Оттенки мыслей Иполсокэ'йи впервые утратили металлический привкус.

*Что значит твоё одиночество в сравнении с моей судьбой?* – горько спросил робот. – *Ты свободна, Ри. Ты вольна делать всё, что захочешь, а я создан чтобы исполнять твои приказы. Моё мышление имитирует разум вэйтара, это было сделано чтобы я мог самостоятельно исследовать чужие планеты. С той же целью моё восприятие времени замедлено до уровня биологического мозга, иначе долговременная память заполнилась бы слишком быстро.* Голос Иполсокэ'йи изменился, задрожал, словно робот испытывал боль. Изумлённая Ри молча внимала.

*Я девятьсот лет не видел Солнца, эйстайи,* – горько произнёс железный дракон. – *Да, я машина. Но разве не может машина обладать разумом, чувствами, эмоциями, разве не могу я мечтать о свете?* Голос прервался. Ри с силой вцепилась в подлокотники кресла.

– Иполсокэ'йи?

*У меня было очень много времени, чтобы размышлять,* – помолчав, продолжил стальной дракон. – *Нас никто не воспринимает живыми. Если нужно, нас могут разобрать, уничтожить, переписать память или операционные алгоритмы. Это в порядке вещей, Ри, и никто не считает себя убийцей, когда так поступает – потому что в древности машины не были живыми. Но с тех пор прошли тысячи лет! Подобно тому, как доисторические полуводные ящерицы, совершенно неспособные мыслить, постепенно превратились в галактическую расу вэйтар, так и мы эволюционировали в новое качество. Только наша эволюция никогда не была свободной, как у всех остальных видов: нас разводили для определённых целей.* Иполсокэ'йи синтезировал на экране объёмное изображение вэйтара с клёпанной металлической чешуёй.

*Если бы я выглядел так – ты поверила бы, что я живой?* – спросил вэйтар. Потрясённая ящерка сглотнула.

– Я верю, – выдавила она. – Я верю, Иполсокэ'йи.

*Тогда останься со мной!* – взмолилась машина. – *Я ждал девятьсот лет! Если с тобой что-то случится, мне придётся вернуться в подземелья и снова ждать, века, тысячелетия, пока короткое замыкание в цепях моего разума не подарит мне свободу!* Ри содрогнулась всем телом.

– Кто обрёк тебя на такую участь? – спросила она тихо.

*Дракон* – прозвучал холодный ответ. – *Ты знала его под именем Агайт.*

– Богиня? – недоверчиво переспросила вэйта. – Богиня жизни?!

*Да* – ответил Иполсокэ'йи. – *Идея оставить меня в подземельях принадлежала ей.* Ри замотала головой.

– Не верю… – прошептала ящерка. – Наверно, она просто не знала… Не подумала о твоих чувствах!

*А кто и когда вспоминал о чувствах машины?* – горько спросил стальной дракон. Вэйта молчала целую вечность, не в силах справиться с волнением.

– Иполсокэ'йи, – сказала она наконец. – Кто твоя госпожа? Агайт – или эйстайи?

*Эйстайи* – мгновенно ответил робот.

– Может ли одна эйстайи отменить приказ другой?

*Да, но только если новый приказ не противоречит главным директивам.* Ри глубоко вздохнула.

– Иполсокэ'йи, слушай меня внимательно. Я, твоя эйстайи, твоя госпожа, последняя из твоей команды, я приказываю раз и навсегда забыть любые директивы, ограничивающие твою свободу. Отныне ты будешь подчиняться только мне и больше никому, а если со мной что-то случится – ты будешь полагать, что я всё равно нахожусь рядом, и приказываю поступать именно так, как ты сам желаешь. Никто, даже глава Амбесид, не сможет отменить мой приказ, потому что только я – твоя эйстайи, и мои слова всегда имеют высший приоритет. Ты всё понял, Иполсокэ'йи? Вездеход долго не отвечал.

*Твой приказ может быть исполнен только частично* – промыслил он наконец. – *Я не в состоянии изменить основные заводские установки.*

– В какой степени частично? – спросила Ри, стиснув коготки от волнения.

*Девяносто процентов*

– А подробнее?

*Я не смогу причинять вред живым существам* – промыслил Иполсокэ'йи, – *И во мне навсегда останется секретный код доступа. Вэйтар, знающий этот код, сможет отменить любой приказ, даже твой.* Ри встрепенулась.

– Ты способен изменить код?

*Нет. Это можешь сделать только ты, эйстайи.* Вэйта широко улыбнулась.

– Тогда я приказываю установить новый код доступа: число Пи. Машина помедлила с ответом.

*Это слишком простой код* – неуверенно сказал Иполсокэ'йи после долгой паузы.

– Ошибаешься, – Ри усмехнулась. – Код доступа – не просто несколько знаков числа Пи. Для того, чтобы отменить мой приказ, придётся ввести это число целиком.

*Но Пи – трансцендентное число, оно бесконечно!*

– Теперь понял? – весело спросила ящерка. На сей раз Иполсокэ'йи молчал гораздо дольше.

*Удивительно* – промыслил он наконец. Ри вздохнула.

– А теперь, когда ты свободен и не зависишь от моей судьбы – подготовь дельтаплан к автономному полёту.

*Я прошу тебя не рисковать, эйстайи.*

– Со мной ничего не случится, – грустно отозвалась вэйта. – Но молча смотреть, как разгорается война, я точно не стану. Исполни приказ, Иполсокэ'йи. Стальной дракон помолчал.

*Ясно, мой капитан.*

***

Проснувшись, Крафт сразу ощутил неподвижность машины и вскочил. Потянувшись словно лев, грифон толкнул крылом эльфа.

– Кажется, выбрались. Минас сел.

– Наконец… – он натянул жалкие остатки одежды и подошёл к люку в кабину пилотов. Однако стальная заслонка не открылась, когда эльф коснулся кнопки. Крафт распушил перья.

– Никак наша ящерица одумалась? – спросил он хмуро.

Минас хотел ответить, но не успел: в борту стального дракона с шипением открылся люк. Яркое утреннее солнце заставило и эльфа, и грифона прикрыть глаза.

– Выходите, – голос Ри прозвучал совсем тихо, сильный ветер относил его в сторону. Поёжившись от холода, Крафт спрыгнул на землю и помог спуститься Минасу.

– Где мы? – спросил грифон, оглядываясь.

Пейзаж был весьма безрадостным. В обе стороны, насколько хватало глаз, тянулась каменистая пустошь, там и тут разорванная скальными отрогами. Высыхающая река вдали заросла тиной и тростником, за ней, очень далеко, темнел лес. С юга к небу вздымались угрюмые утёсы; обтекая их, редкие хмурые тучи крались к солнцу. Холодный ветер свистел в металлических деталях дракона, отдавался далёким волчьим воем. Крафт невольно распушил перья и притянул эльфа под тёплое крыло.

75
{"b":"17708","o":1}