ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гибель эсминца «Бартон»

«Бартон» (капитан-лейтенант Д.Г. Фокс) был одним из эсминцев арьергарда, когда в 01.45 американская колонна столкнулась с японской эскадрой у острова Саво. Его действия в начавшемся бою нельзя описать детально, так как строй развалился и каждый корабль действовал самостоятельно. Для «Бартона» бой длился всего 7 минут. Гибель настигла его совершенно внезапно, и огромная вспышка проглотила эсминец вместе с большинством экипажа. Осталась лишь память о прекрасном корабле и его отличном экипаже.

В 01.48 Фокс услышал невнятный приказ: «Нечетные корабли стреляют направо, четные — налево!» Одновременно находящиеся рядом японские корабли включили прожектора, и «Бартон» сделал все, что успел. Он выпустил 4 торпеды с левого борта по стремительно двигающейся цели и был вынужден застопорить машины, чтобы избежать столкновения. Именно в этот момент он получил попадания 2 торпед.

Первая взорвалась в носовом котельном отделении «Бартона» Буквально через секунду вторая торпеда попала в носовое машинное отделение. Корабль разломился пополам и моментально затонул, унеся с собой 90 процентов экипажа.

Вместе с остальными погиб командир эсминца капитан-лейтенант Д.Г. Фокс.

Эсминцы против линкора

Японский адмирал Абэ повернул линкор «Хиэй» на юго-восток, в центральную часть пролива Саво. Линкор «Кирисима», находившийся в 800 ярдах слева за кормой у него, открыл огонь. Строй японской эскадры полностью рассыпался, но адмирал Абэ продолжал двигаться вперед, и его флагманский корабль попал под огонь американских эсминцев, что очень удивило Абэ. Сначала адмирал не поверил в это, но дело обстояло именно так. Эсминцы «Кашинг», «Лэффи», «Стеретт» и «О’Беннон» самостоятельно выходили в атаку на огрызающийся линкор, который отбивался с яростью берсерка.

«Хиэй» был старым кораблем, построенным в 1916 году, однако его спроектировали английские кораблестроители, которые хорошо знали, как строить линкоры. «Хиэй», как и однотипный «Кирисима», имел водоизмещение 31000 тонн, был защищен толстой броней и вооружен 356-мм орудиями. Но в данном случае «Хиэй», как и остальные корабли эскадры Абэ, готовился к обстрелу аэродрома, и к орудиям были поданы тонкостенные фугасные снаряды. Абэ приказал спешно заменить их на бронебойные. Но чем бы ни стрелял линкор, эсминцам от этого приходилось не легче.

Шансы эсминца в дуэли с линкором напоминают шансы человека с пистолетом калибра 6,5 мм, который вышел на дуэль с противником, вооруженным винтовкой для охоты на слонов. Скорострельный пистолет может на малой дистанции покончить с противником, если попадания придутся в жизненно важные органы. Но почти любое попадание из тяжелой винтовки прикончит смельчака. Миноносники знали, в чем их козыри. Самым лучшим шансом был торпедный залп, и они отчаянно маневрировали, чтобы поразить японский «сундук» своими «рыбками».

«Кашинг» и «Лэффи» заплатили жизнью за свою отвагу.

Гибель эсминца «Кашинг»

«Кашинг», который носил одно из самых громких имен в истории американского флота, возглавлял американскую колонну. Вероятно, он был первым кораблем, который атаковал противника во время боя у Гуадалканала. Как только начался бой, его орудия открыли огонь, и они продолжали стрелять, когда корабль уходил под воду.

Лишенные возможности обстрелять японские эсминцы, замеченные в 01.41, артиллеристы «Кашинга» с нетерпением ждали, когда придет приказ открыть огонь. Было слишком поздно атаковать противника торпедами, но цели мелькали буквально повсюду, и «Кашинг» дал несколько залпов по другому японскому эсминцу, возникшему на правом траверзе.

Затем началась общая свалка, и ночь озарилась вспышками выстрелов, мерцающим светом осветительных снарядов, огромными сполохами взрывов. Столбы оранжевого пламени отмечали попадания торпед, багровый дым валил из развороченных корпусов кораблей.

Несколько снарядов попали «Кашингу» в район миделя, перебив паропроводы и практически лишив эсминец хода. Командир «Кашинга» капитан-лейтенант Э.Н. Паркер пытался управлять кораблем, руль перекладывали вручную. На мостике командир дивизиона Т.М. Стоукс пытался навести хоть какой-то порядок и собрать рассеявшиеся эсминцы авангарда.

В 01.54 Паркер заметил японский линкор «Хиэй», который неясно обрисовался на левом траверзе. Паркер повернул свой эсминец вправо, чтобы выпустить торпеды. Снаряды с американских крейсеров и эсминцев сыпались на японский «сундук», однако тот шел вперед, громыхая всеми своими башнями. Его силуэт становился все больше. К тому времени, когда «Кашинг» завершил свой мучительно медленный разворот, «Хиэй» находился всего в 1000 ярдов от него.

Паркер отдал приказ, и 6 торпед вылетели из аппаратов в направлении огромной цели. Расчеты аппаратов стреляли самостоятельно. Судя по всему, 3 «рыбки» должны были попасть в «яблочко». Если бы это было так, удар оказался бы сокрушительным. Они могли взорваться преждевременно. Однако наблюдатели «Хиэя» могли заметить опасность, огромный корабль повернул влево и, идя на запад, исчез в туманной дымке.

В этот момент «Кашинг» окончательно потерял ход и замер на месте, парализованный. С обоих бортов сновали корабли, свои и вражеские, японские и американские снаряды падали совсем близко, однако команда отчаянно пыталась исправить машины. Вскоре неподвижный корабль попал в ослепительный луч вражеского прожектора.

Сразу после этого «Кашинг» затрясся под градом вражеских снарядов. Попадания следовали одно за другим. Орудия эсминца были уничтожены, мостик изрешечен, надстройки разворочены. Из-под обломков вырывались языки пламени. Несколько снарядов окончательно уничтожили рулевое управление и машины. В 02.20 капитан-лейтенант Паркер отдал приказ покинуть горящий корабль. Снаряды продолжали сыпаться, когда команда «Кашинга» покидала эсминец.

Паркер остался на борту с несколькими моряками до 03.15, но ничего не мог сделать для спасения корабля. К этому времени все внутренние отсеки были охвачены пламенем, а машины превратились в обломки.

Плававшие в воде моряки видели, как дрейфует охваченный пламенем и дымом «Кашинг». В этом аду погибли 6 офицеров и 53 матроса. Из тех, кто спасся, 56 человек имели ранения, причем 10 из них позднее скончались. Экипаж «Кашинга» понес большие потери.

Адмирал Хэлси подвел итог:

«Гибель «Кашинга» ни в коем случае не бросает тень на его отважного командира, а также офицеров и матросов, сражавшихся на нем. Мрачная решимость нанести противнику максимальный урон, несмотря на соотношение сил, вдохновляла всех нас. Эсминец добился 3 торпедных попаданий в линкор, хотя сам подвергался сокрушительному обстрелу. Это ясно показывает великолепную инициативу и дисциплину офицеров и матросов корабля».

К несчастью, эти торпедные попадания оказались иллюзорными. Но инициатива и дисциплина были самыми настоящими.

Гибель эсминца «Лэффи»

Эсминец «Лэффи» шел вторым в группе эсминцев авангарда, возглавлявших американскую колонну в бою у Гуадалканала. Он шел в кильватер «Кашингу», когда головной эсминец заметил противника, и последовал за «Кашингом», когда тот круто свернул влево.

Примерно в то же время, когда с «Кашинга» заметили «Хиэй», наблюдатели «Лэффи» увидели японского колосса, вынырнувшего из темноты. Белая пена бурлила под форштевнем, а характерная пагодообразная мачта закрывала звезды, словно утес. И этот высокий утес несся прямо на «Лэффи» с огромной скоростью.

Командир «Лэффи» приказал поворачивать, и эсминец еле увернулся от столкновения. В момент поворота в японский линкор были выпущены 2 торпеды. Обе попали в цель, было видно, как они выпрыгнули из воды у борта линкора. Но дистанция была слишком мала, и взрыватели не сработали.

«Хиэй» прошел под кормой «Лэффи» буквально на расстоянии пистолетного выстрела. Маленький эсминец показал зубы: его артиллеристы обстреляли мостик линкора из всех орудий. Очереди 20-мм и 28-мм автоматов прошлись по надстройкам, наверняка убив нескольких японцев.

52
{"b":"177081","o":1}