ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Огромное спасибо, Митрофан Гаврилович!

— Не стоит благодарностей. На вас теперь вся Русь молится. Считаю за честь оказать вам любое содействие, — эти слова посол произнес уже стоя.

Поблагодарив за славный ужин, Илья и Матвей направились в свои опочивальни. Поднимаясь по широкой деревянной лестнице с резными перилами на второй этаж, Илья вдруг остановился, Матвей чуть не уперся ему носом в спину.

— Забыл чего? — поинтересовался Матвей.

Илья повернулся к капитану и сказал:

— Ты, Матвей, вот что… В Англию меня отвезешь, а сам тут же в Париж возвращайся. Жди известий от меня или, при худшем раскладе, обо мне. В случае чего, сади в ладью сына, посла, его семью, всех посольских работников и дуй во Владимир, а то еще дальше.

Матвей взволнованно, но твердо ответил:

— Нет, Илья. Никуда я не вернусь. Буду везде с тобой. А там пусть как судьба распорядится. А тебе от меня — все помощь какая.

— У тебя — семья, сын, — пытался уговорить капитана богатырь.

— И у тебя — семья, сын.

— Мое дело — ратное.

— Это и мое дело. Все мужчины на Руси — ратники. Да не бери ты в голову, Илья. Мой отец в таких случаях говорил: «Есть на свете страна, Русь называется. И этому засранцу она не по зубам!»

Богатырь обнял друга:

— Верно, говоришь! Никому Русь не по зубам! Она и нам-то частенько не по зубам.

— Пойдем, Илья, отдыхать, — сказал Матвей, — а завтра — в путь. В страну туманов и мелодичного альбионского языка!

ОРУЖЕНОСЕЦ ТРИНАДЦАТОГО ВОИНА

Лондон встретил густым туманом и патрульным офицером на ковре-самолете. Проверив охранную грамоту, офицер проводил ладью прямо к штабу Адмиралтейства, неподалеку от которого нашлась удобная площадка для ладьи. К летающему кораблю приставили охрану, а Илья Муромец на своем коне и Матвей в легкой открытой повозке с эскортом направились на окраину города, в штаб-квартиру друидов. Перед поездкой богатырь и капитан не забыли скушать по волшебному орешку.

Резиденция друидов оказалась замком с высокой крепостной стеной, большими дубовыми воротами и башнями с бойницами. Замок стоял на самой окраине Лондона, дальше простирался редкий лес, кустарники, овраги и холмы.

Молодой человек в черном костюме встретил Илью и Матвея, провел их внутрь замка. По узкой винтовой лестнице они поднялись на второй этаж.

— Проходите в кабинет, Верховный друид сейчас подойдет, — сказал молодой человек, открывая двери комнаты. Юноша пропустил гостей вперед, а сам удалился.

Просторный кабинет с наступлением ночи освещался огромной люстрой с толстыми свечами. Люстра висела почти под самыми сводами высокого потолка. Но теперь был день, и помещение освещал солнечный свет, лившийся из двух окон. Первое, что бросилось в глаза Илье: расставленные несколько безалаберно стеллажи с книгами и свитками, длинный стол и полтора десятков стульев, кресел и скамеек, разбросанных по всей комнате.

— Так, так, так, — раздался противный скрипучий голос. — Еще одни претенденты на спасение человечества!

Почти в самом центре кабинета стояло большое кресло, украшенное резьбой и костяными фигурками животных и мифологических существ. В кресле полулежал странный маленький человек неопределенного возраста в коричневых штанах, желтом камзоле и красно-зеленом колпаке на голове. Странный человек, игнорировав приветствие богатыря и капитана, продолжал изъясняться:

— Ты, большой воин, должен пройти испытание. А про тебя, маленький, я вообще не говорю. Можешь убираться прочь.

Илья и Матвей оцепенели от такого приема, с ними так еще никто не разговаривал. Особенно обиделся Матвей, ведь коротышка в кресле был, как минимум, на голову ниже капитана. Все-таки Матвей не сдвинулся с места, решив, что уйти, хлопнув дверью, он всегда успеет.

Коротышка в колпаке вновь обратился к Илье:

— Отгадаешь три загадки — получишь доступ к следующему испытанию. Отвечай, где протекает сухая река? Без чего не испечешь хлеб? Кто в воде родится, а воды боится?

— Ты опять — за свое! Поставь кресло на место и выйди из кабинета!

Эти слова были сказаны высоким молодым мужчиной, который неожиданно появился из потайной двери в стене комнаты. На нем были надеты кожаные туфли, темно-синий европейский костюм и черная мантия. Лицо незнакомца было гладко выбрито, а длинные волосы покрывали плечи. Мужчина обратил свой взор на гостей.

— Сколько раз ему говорил не трогать бабушкино кресло.

— Память о бабушке. Понимаю, — кивнул Илья.

— Бабушка жива, — сказал мужчина. — Живет в этом замке и ужасно не любит, когда лапают ее фамильное кресло. Да, я не представился: Том Арчэл, Верховный друид. А ты, как я понимаю, Илья Муромец? А твой спутник?

— Матвей Русанов, — представился капитан.

— Очень приятно.

— А это кто? — спросил Илья, показывая на коротышку в колпаке, который в это время, пыхтя, толкал большое кресло на место, в дальний угол комнаты.

— Крюшо. Бывший королевский шут. Он сильно обидел королеву, и за это его бросили в крепостную темницу. А я его пожалел и убедил королеву перевести шута в наш замок, под домашний арест.

— На карте, без корки, соль, — вдруг громко сказал Муромец.

— Что? — спросил Том Арчэл.

— Что? — повернувшись, изумленно спросил Крюшо.

— Ответы на вопросы шута, — пояснил Илья. — В моей деревне каждый ребенок такие загадки знает.

— Браво! — воскликнул Верховный друид.

Крюшо засопел, задвинул наконец кресло в угол и поспешил выйти из комнаты.

— Прошу садиться, где вам удобно, — пригласил друид и сам уселся на ближайший к нему стул. Рядом, на крупных тяжелых стульях, расположились Илья и Матвей.

— Я немного задержался, Крюшо меня чуть опередил, — сказал друид. — Он обожает выделывать подобные штучки. Позавчера я тоже задержался в обсерватории. Я, видите ли, пишу научный трактат «О наблюдении за Луной днем в период летних туманов».

— Простите, а что — Луну разве видно? — поинтересовался Матвей.

— Конечно, нет. Зато какой простор для воображения! — пояснил Том Арчэл и продолжил рассказывать: — Пока я спускался с крыши, Крюшо, выдавая себя за Верховного друида, устроил испытание лапландскому рыцарю. Заставлял его допрыгнуть до люстры и быстро произнести наоборот слово «реструктуризация». Естественно, у бедняги ничего не получилось, и он, чуть не плача, поспешил на выход. А ведь этот рыцарь был из числа избранных, я еле успел догнать его, уже за воротами замка.

— И зачем тогда ты держишь у себя этого шута? — спросил Илья.

— Он хорошо кроссворды отгадывает.

— А ты и кроссвордами увлекаешься?

— Я — нет. Это мой тесть без них жить не может. Тесть работает заместителем редактора сплетней конторы «Словесный поток». И рассказывает мне самые свежие новости со всего мира, даже те, которые не публикуются. Но рассказывает только, когда у него хорошее настроение. А если он не разгадал кроссворд, то настроение у него отвратительное, к нему не подступиться, уходит в себя и весь день молчит. Вот тут на помощь и приходит Крюшо. Еще ни разу не было, чтобы шут полностью кроссворд не разгадал.

— А что, все друиды живут в этом замке? — продолжал расспрашивать богатырь.

— Нет, что ты. Только я, моя родня, охрана и слуги. Остальные друиды живут в своих домах по всему Лондону.

— А ваша знаменитая библиотека? — спросил Матвей.

— Она в двух милях отсюда, на высоком скалистом холме.

В дверь кабинета постучали. Вошел тот же молодой человек, что привел сюда гостей, в его руках был поднос, на котором стояли бутылка и три хрустальных бокала.

Арчэл взял бутылку и наполнил бокалы.

— Прошу: великолепное розовое итальянское вино!

Вино действительно было прекрасно.

— Что хотел спросить, — сказал Илья, пригубив из бокала. — Друиды и друиды-ностармадусы — это одно и то же?

— Нет. Ностармадусы занимаются будущим, пытаются предсказать грядущее, среди них много астрологов. А мы занимаемся прошлым и настоящим. Предсказатели иногда нам неплохо помогают, но все же я считаю, что они должны называть себе просто ностармадусами, а истинные друиды — это наш клан друидов. Но даже не все друиды разделяют мое мнение. Демократия, знаете ли, сейчас в моде.

13
{"b":"1771","o":1}