ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Грей. Кристиан Грей о пятидесяти оттенках
Когда темные боги шутят
Новый Год нужен! (сборник)
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Я не твоя, демон!
1984
Самый странный нуб
Ореховый Будда (адаптирована под iPad)
A
A

— Да, не удивляйтесь. — Подбородок председателя вновь задиристо пополз вверх. — Это наше оружие. Много веков назад наш предок — гном Филидор — изобрел рогатку для обороны гномов от врагов. И только потом вы, люди, позаимствовали рогатку у нас. Это самое лучшее оружие для гномов: мы маленькие, тяжелые дубины нам не поднять, мечи тоже, самим камни далеко не кинуть. А вот представьте, что на врага обрушивается десятки, сотни остро заточенных камешков! Никто так метко не умеет стрелять из рогаток, как мы, гномы! В нашей истории были случаи, когда мы легко отбивались даже от драконов.

— Засобачишь змию пулькой прямо в глаз… — встрял в разговор молодой гном, стоявший рядом с председателем.

— Эммануил, веди себя достойно, — прервал выступление молодого гнома Ур Тамани.

— И что же в этот раз? — нетерпеливо спросил Илья.

— Рогатки и запас каменных пулек всегда при нас. Как только в пещеру ворвались разбойники, мы сразу стали стрелять. Но пульки только выбивали трещинки на телах атакующих. От них летела стружка, откалывались маленькие кусочки, но это разбойников не остановило: они не чувствовали боли и, размахивая каменными топорами, шли прямо на нас. Пульки отлетали от них рикошетом, и вскоре многие гномы были ранены своими же камешками. В результате большинство гномов убежало из зала, а остальные, побросав рогатки, подняли руки.

— Так, значит, вы просто испугались и покинули поле боя, — сделал вывод Илья.

— Не говори так! — Ур Тамани, будто боевой петушок, наскакивал на богатыря. — Что, было бы лучше, если бы всем нам разбили головы каменными топорами? Да? Нам прежде всего надо думать о своих женах и детях: гномихах и гномятах.

— Простите. Мой друг хотел сказать, что вам пришлось уступить противнику, обладающему явным превосходством, — теперь уже Матвей проявлял чудеса дипломатии.

— Именно это я и хотел сказать, — поспешно согласился Илья, а Матвею шепнул: — Один:один.

— Так вы говорите, от них стружка летела? — продолжал расспрашивать богатырь.

— Да, эти разбойники — деревянные. Прямоугольное тело, квадратная голова, вместо глаз — угли, толстые поленья рук и ног и ступни, как кирпичи, тоже деревянные.

— Так вот чьи это следы! — одновременно поделились догадкой друг с другом богатырь и капитан.

— А когда мы прекратили сопротивление, в пещеру вошел толстый лысый человек в очках и сказал, что мы должны отдать ему все наше золото. Иначе его солдаты разнесут на кусочки пещеру, заберут наше имущество, а наших гномих и гномят уведут в рабство! — произнося последние слова, Ур Тамани смахнул рукавом халата слезу.

В пещере повисла гнетущая тишина, раздавались всхлипы и тяжкие вздохи.

— Не вешайте нос, не отчаивайтесь раньше времени! — одухотворенно крикнул Матвей.

— И когда время придет — тоже не отчаивайтесь… — зачем-то философски добавил Илья. — Лучше скажите: с ними были женщины?

— Были. Некоторые гномы осмелились тайно последовать за разбойниками. С ними было десять юных девушек и молодых женщин. Их вели силой, бедняжки выглядели ужасно — синяки, кровавые ссадины на ногах. Они очень устали, но деревянные солдаты безжалостно гнали их вперед.

— Куда они пошли?

— Мы покажем. Туда ведет только одна дорога, вы не ошибетесь. В десяти катах отсюда есть пещера, в которой удобный выход на поверхность, а туннели и колодцы создают хорошую систему вентиляции. Там светло, потому что наросло много софитов. Но самое главное — дальше этой пещеры дороги нет, везде тупик. Так что если идти — только в ту пещеру.

— А десять кат — это сколько? — спросил Илья.

— Один кат равняется тысяче гномовских шагов, — терпеливо, будто первоклашкам, объяснил председатель.

— Это получается три версты, — быстро прикинул Матвей.

— Показывайте, куда идти! — решительно сказал Илья.

ОГОНЬ ВОЗМЕЗДИЯ

Богатырь и капитан торопились. Путь хорошо освещался софитами, и друзья больше версты преодолели чуть ли не бегом. Точнее, Илья Муромец быстро отмерял широкие шаги, а Матвею Русанову, чтобы за ним поспеть, приходилось бежать трусцой.

Матвей начал уставать и уже хотел попросить богатыря шагать чуть медленнее, когда, повернув за угол, Муромец нос к носу столкнулся с деревянным солдатом. Разбойники возвращались в пещеру гномов за золотым песком и тоже спешили. Рассматривать противника было некогда, богатырь вломил своим кулачищем в деревянную челюсть. Разбойника отшвырнуло назад, и он сбил следующего за ним солдата. Тот, падая, сбил третьего, и так все попадали, как костяшки домино.

— Матвей, к бою! — крикнул Илья, выхватил меч и отступил назад, где места для маневра было больше.

Матвей уже сжимал в руке охотничий нож.

— Эх, сейчас бы хороший топор-колун! — посетовал Илья.

Первый солдат, занеся для удара тяжелый каменный топор, двинулся на богатыря. Другой — направился к Матвею. Следом за ними поднимались и выходили на бой остальные деревянные разбойники. Илья следил за рукой противника. Тот нанес удар, богатырь увернулся, прыгнул в сторону и рубанул мечом по руке, в которой был топор. Раздался треск дерева, полруки отвалилось. Деревянный истукан посмотрел на обрубок, наклонился и другой рукой подобрал топор. Но он не успел выпрямиться, как лезвие тяжелого меча снесло разбойнику голову. Но даже без головы разбойник выпрямился и стал вслепую размахивать вокруг себя топором. А богатыря атаковали сразу несколько деревянных солдат.

Матвей тем временем десятый раз безуспешно ткнул ножом своего противника, оставив в деревянном теле отметины. И тут же ему пришлось уворачиваться от ударов и, чертыхаясь, отступать. А вскоре к противнику Матвея подоспел на помощь еще один истукан.

Муромец, почти окруженный врагами, отчаянно избегая ударов, умудрился еще двоим отсечь руки и голову третьему.

Два безголовых разбойника молотили воздух топорами, иногда попадали по плечам, спинам и головам других истуканов. Куски дерева летели в разные стороны. Отрубить всем головы, оставить здесь воевать друг с другом — это был хороший вариант. Но сейчас вся сила, ловкость, весь боевой опыт богатыря уходили на то, чтобы не попасть под каменные топоры.

А Матвей по впадинам и выступам полез на стену, сообразив, что ему там легче будет держать оборону. И действительно, устремившегося вслед за ним разбойника Матвей столкнул ногой да еще запустил вслед камнем.

Оценив по достоинству преимущество своей новой диспозиции, капитан уселся поудобнее на широкий гранитный выступ и принялся прицельно обстреливать булыжниками своих противников. Когда он меткими попаданиями сбил с ног обоих, то стал швырять камни во врагов Муромца, чем здорово помог богатырю, ибо солдаты толстого колдуна обступили Илью со всех сторон и теснили к каменным стенам. Богатырь яростно отбивался от наседающих со всех сторон истуканов, разозлившись не на шутку.

— Надоела мне эта игра в мушкетеров, — пробурчал Илья, бросил на землю меч, схватил ближайшего истукана и принялся молотить им, словно дубиной. Истукан беспомощно замахал всеми своими деревянными конечностями и обронил топор. Этой дубиной Муромец разбросал во все стороны врагов и в завершение могучим ударом о камень переломил дубину пополам.

Но поверженные разбойники вновь поднялись и с топорами в руках устремились на Илью.

«Я обрублю им ноги и руки, а затем устрою большой костер!» — решил богатырь, поднимая меч.

Но сделать это оказалось не так просто. Богатырю пришлось обороняться сразу от восьми врагов и пока удалось вывести из строя только одного, отрубив ему руку и ногу.

Между тем положение Матвея резко ухудшилось. Даром что истуканы с деревянными головами, но они додумались, по примеру капитана, швырять камни. И теперь булыжники летели в Матвея. Первые броски были очень неуклюжими, и камни до Матвея не долетали или пролетали мимо. Но вот очередной булыжник грохнулся возле самой головы капитана. В ответ Матвей запустил острый кусок базальта и сбил одного разбойника с ног. Второй в это время шарил у себя под ногами в поисках снаряда покрупнее. И тут Матвей с ужасом обнаружил, что вокруг него больше не осталось боеприпасов для метания, а лазить по стенам тяжело, все-таки капитан — не обезьяна, так недолго и вниз сорваться.

23
{"b":"1771","o":1}