ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неожиданно снаружи перестали ломиться в дверь.

— Ралли, отзовись! — раздался за дверью жуткий голос вампира. — Мы хотели помочь тебе, Ралли! Мы натравили на твоих преследователей волков-оборотней. Они все погибли в бою ради тебя и твоего брата!

— Что ты там несешь, вонючая тварь?! Вы убили моего брата!

— Нет, Ралли. Боба мы всего лишь зарегистрировали, а убил его ты! Послушай нас. И вы, ратники, послушайте. Не будем ссориться, откройте дверь, впустите нас…

— И подставьте свои шеи, да? — крикнул Добрыня.

— Вы не понимаете, мы желаем вам добра. После укуса, а у нас это называется регистрацией, вы превратитесь в вампиров. Но только по ночам вы будете ими. А утром произойдет другое превращение, мы называем его — выборы. И в течение дня вы будете…

* * *

Тут Илья Муромец запнулся.

— Слово забыл.

— Может, гомункул? — подсказал Матвей.

— Да нет. Сейчас вспомню… Политиками!

— Какое слово страшное! — съежился Матвей.

— Точно — политиками.

— А дальше-то что?

— Дальше…

* * *

Дальше вампир и говорит:

— Политики внешне совсем как обычные люди. Но у вас появятся способности красиво и убедительно рассказывать народу сказки про молочные реки и кисельные берега. Вы будете сладко есть и пить, жить в больших каменных теремах, спать на пуховых перинах, почти каждый день гулять бесплатно на пирах, ездить по миру. У вас будет много юных наложниц и верных слуг. Только народ вас любить не будет.

— Это почему же? — спросил Олег Попович.

— А потому, что в природе ничего просто так не происходит. Если одному дается сладкая жизнь, то за счет других. А народ — не дурак. Он понимает, что за его счет! Поэтому и не любит народ политиков. Но вы это переживете. Привыкнете.

Вампир замолчал.

— По мне, вампир — он и есть вампир. Днем ли, ночью ли. И не желаю, чтобы народ меня не любил. Не подходит мне такая регистрация, — высказал Добрыня свое мнение товарищам по оружию.

— Я ратник, а не разбойник. Я буду защищать свой народ, а не отбирать у него последнее, — заявил Олег.

— А я хоть и разбойником всю жизнь прожил, но отдавать душу нечисти не подписывался. У меня тоже понятия имеются. И брата я им никогда не прощу, — принял решение Ралли.

И открыли они дверь, и набросились на вампиров с сокрушительной ненавистью. Олег Попович разил нечисть стрелами прямо в сердце. Добрыня Никитич неистово рубил головы. Ралли насквозь пронзал вампиров кольями.

И отбросили они вампиров, перебили нечисть. Но последний вампир напал сзади и укусил Ралли. Добрыня снес вампиру голову и нерешительно занес меч над укушенным разбойником, в таком же смятении рядом стоял Олег. Ралли быстро превращался в вампира. Добрыня не решался ударить.

— Кол! Дайте осиновый кол! — прохрипел Ралли.

Олег протянул ему заточенную ножку стула. Ралли изо всей силы воткнул себе кол в сердце. Из груди разбойника хлынула кровь. Алая человеческая кровь.

— Я умру человеком, — с улыбкой сказал Ралли и испустил дух.

Еще час назад богатыри готовы были разрубить разбойника на куски. Сейчас они горько вздыхали над телом. Богатыри подожгли таверну со всех сторон, подождали, пока она сгорела дотла, и с рассветом отправились в обратный путь. Коней разбойников они увели с собой, на заставу…

* * *

Матвей шагал, пораженный удивительной историей. Наконец произнес:

— Ну и дела!.. Это же надо!.. Илья, расскажи еще что-нибудь.

— Не успею. Вижу впереди селение — Куршир.

ПРИНЦ НЕДОВОЛЕН

Последний из двенадцати воинов прибыл к месту сбора два дня назад. Теперь они терпеливо ждали тринадцатого воина.

Таково было указание Верховного друида.

Воины заняли пустующий дом на окраине селения, в Куршире каждый третий дом был покинут своими хозяевами. Да и сейчас здесь остались лишь одни старики, женщины и дети. Мужчины уехали в Александрию на заработки.

Воины были очень удивлены, когда появились Илья и Матвей, ведь ожидали только одного избранного воина. Еще больше удивило объяснение русского богатыря.

— И как это мы не догадались взять с собой оруженосцев?! — восклицали воины.

«Я бы и сам не догадался», — подумал Илья Муромец, но промолчал.

Богатыря и оруженосца пригласили в дом.

Первым делом Илья раздал всем по орешку, чтобы они хорошо понимали друг друга. До сих пор воины изъяснялись жестами и отдельными словами, если кто-то из них немного знал чужой язык. В доме, где расположились воины, было две комнаты. Одна — большая с очагом и длинным столом. Здесь все воины собирались днем, большинство из них в этой комнате спали прямо на полу, постелив пуховые одеяла. Вторая комната поменьше, в ней ночевали четверо рыцарей, которым не хватило места в первой комнате.

По случаю прибытия тринадцатого воина и его оруженосца устроили большой праздничный ужин.

Этим вечером концентраты остались в мешках, а на стол были выложены припасы, привезенные воинами с собой, а еще — баранина и фрукты, купленные у местных жителей.

В пустыне хозяйничала непроглядная тьма, но в доме пылал очаг. За столом, в тесноте, да не в обиде, рядом с Ильей и Матвеем сидели воины. Лучшие из лучших!

Стройный мускулистый Набу из северной Эфиопии. На его теле цвета черного шоколада, как в магическом зеркале, играли языки пламени. Набу был вооружен тяжелым кривым мечом с широким лезвием, коротким прямым мечом и круглым щитом с длинным шипом в центре. Доспехи африканский воин не носил.

Норвежский великан Торн — выше Ильи Муромца и всех остальных на целую голову. Он был одет в прочные шкуры, служившие ему одеждой и надежной защитой в бою от клинков и стрел врага. Его гигантский двуручный меч ковали лучшие кузнецы северной страны, а поднять и сражаться этим оружием во всей Скандинавии мог только Торн. Самые знаменитые силачи могли на спор всего лишь сдвинуть с места и немного приподнять этот удивительный меч. Еще у Торна был топор, тоже большой и тяжелый, но великан им пользовался для рубки леса, заготовки дров и строительства дома. Длинный щит у норвежца — из твердой, как камень, сосны, стянутый металлическими полосками.

Светловолосый рыцарь из Лапландии Соомареа взял с собой два меча, здоровенный нож, копье и деревянный щит, обтянутый шкурой оленя и железными кольцами.

Ирландец Виторд — самый знаменитый рыцарь на этом острове, победитель во всех турнирах, сокрушитель драконов и женских сердец. Чуть ли не половина женщин Ирландии со слезами на глазах провожали Виторда в дорогу. В Куршир рыцарь прибыл с длинным копьем, мечом и весь закованный в латы. Конечно, сейчас, за столом, он сидел без доспехов, но в случае тревоги мог один, без помощи оруженосца надеть их за сорок пять секунд. Этот рекорд потом примут за норматив многие армии мира в искусстве сурового мужского стриптиза — одевании и раздевании солдат по тревоге.

Прусский рыцарь Бранденбургер по сравнению с собравшимися в Куршире воинами был невысокого роста, но очень силен. У себя на родине всегда ходил на охоту на крупного зверя с голыми руками. Но в бой всегда брал с собой огромную секиру с лезвием-полумесяцем и меч средних размеров. В Египет прусский рыцарь взял с собой сразу два железных щита.

Весельчак Апортанос из маленького городка на Северном побережье французского королевства был просто отличным воином. Служил в армии в чине капитана, участвовал во многих сражениях, заслужил благодарность самого короля. Прослышав, что Верховный друид собирает лучших воинов для битвы с Термидадором, Апортанос рванул в Лондон и, к своему удивлению, был сразу же признан избранным рыцарем. А сейчас француз, поглощая гуся и запивая жареную птицу красным вином, веселил компанию шутками и пошловатыми анекдотами про виконта Реже Вского. Здоровяк Апортанос, отправляясь в Египет, прихватил с собой тяжеленную палицу с острыми железными шипами. Еще у него был длинный узкий меч, который француз называл рапирой.

31
{"b":"1771","o":1}