ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Термидадор бросился было на людей, но, сделав два шага, остановился. Его железные внутренности охватила боль. То, чего раньше он не знал. Раскаленная звезда пылала в теле железного воина. У Термидадора лопнули глаза, он схватился за голову и безумно шарахнулся прочь, он бросался из стороны в сторону, он ревел, как тысяча драконов. Пока не остановился перед окном. Руки железного воина опустились, он больше не издавал ни звука. Он стоял и дрожал, пожираемый изнутри амулетом. Одежда на нем вспыхнула и моментально сгорела, а его железное тело приобрело кровавый цвет.

— Амулет действует! — обрадовался Том Арчэл.

— Смотрите: по нему пошли белые пятна, — удивилась Елена.

— Он скоро взорвется! Надо бежать отсюда! — Друид наклонился над богатырем и стал его тормошить: — Илья, надо бежать. Сейчас будет взрыв! Все сгорит!

Муромец лежал без сознания. Друид попытался сдвинуть богатыря:

— Помогите мне!

Матвей и Елена бросились на помощь, но тяжелое тело Муромца не удавалось подвинуть даже на вершок.

Матвей бросил взгляд на Термидадора. Тот был почти уже весь белый.

— Мы сейчас сгорим, — сообщил Матвей своим товарищам то, что они и без него знали.

— Уходите! — крикнул друид. — Я останусь с богатырем.

В ответ на эти слова Елена и Матвей только прибавили усилий, но богатырь был словно каменная глыба.

Внезапно десять пар рук вцепились в Илью и сдвинули его на несколько дюймов. Потом еще.

Это подоспели друиды, которые жили ближе всех к библиотеке. Их сюда от штаб-квартиры направил Крюшо. И сам с ними прибыл, в карете.

Друиды так обступили богатыря, что шут не мог пробраться к Илье.

Крюшо бросил взгляд на Термидадора, понял, что сейчас грянет взрыв, и выскочил из зала. В этот момент Муромец пришел в себя:

— Стойте. Я сам поднимусь!

Он встал и посмотрел на своего несокрушимого противника. Тот был весь ослепительно белый. Капли расплавленного металла начали падать на пол.

Друид дернул богатыря за рукав:

— Надо уходить, Илья! В любое мгновение он может взорваться.

— А ваша библиотека? — не отрывая глаз от Термидадора, спросил Муромец.

— Она сгорит! Это катастрофа! Но мы ничего не можем сделать! — чуть не плакал Том Арчэл. — Идем же!

Со стороны входной двери раздался скрежет металла о дерево. Все обернулись.

Надув от усилия щеки, Крюшо волок по полу тяжелую бронзовую вешалку. На конце вешалки торчали большие крючки, а у основания была массивная квадратная платформа.

«Что здесь этот шут делает?» — устало подумал Илья. И вдруг его осенило.

— Молодец, Крюшо! — похвалил богатырь и бросился к шуту.

Илья схватил вешалку, развернул ее основанием вперед и, как с копьем наперевес, ринулся на Термидадора. С разбегу богатырь врубился вешалкой в железного воина. Тот вылетел в окно, разнеся витражи на тысячи осколков. Вешалка осталась в теле железного воина и полетела вниз вместе с ним. Илья сам по инерции чуть не вылетел из окна, остановился в последнее мгновение на самом краю.

Термидадор пролетел здание библиотеки, холм, грохнулся на камни ущелья и взорвался. Взрывная волна швырнула богатыря на пол, попадали и все остальные, вдребезги разлетелись стекла, рухнули стеллажи. Огненные волны ворвались в оконные проемы читального зала и тут же схлынули…

В наступившей тишине прозвучал чей-то вопрос: «Неужели все закончилось?»

Люди и друиды поднимались и спешили к окнам. Подошел посмотреть и Муромец. Его взгляд прошелся по черной от копоти стене библиотеки, по оплавленным камням, опаленной земле. А в центре ярким пятном выделялся амулет Мартена — он целым и невредимым лежал на черной сожженной земле.

От Термидадора не осталось даже маленькой капельки расплавленного металла.

— Есть такая страна. Русь называется. И тебе, засранец, она не по зубам! — сказал Илья Муромец и отошел от окна.

ИСТИНА ГДЕ-ТО ВОКРУГ ДА ОКОЛО

Том Арчэл приказал одному друиду немедленно принести амулет и закрыть его в спецхранилище.

Илья сел на один из уцелевших после побоища стульев.

— Ты ужасно выглядишь, — признался Матвей, — но ты жив — и это главное!

— Главное — что мы победили, — улыбнулся Илья.

— А я нисколько не сомневался в победе. Да. Ну, может, чуть-чуть. Временами.

Подошел Верховный друид.

— Сейчас лучшие друиды-лекари займутся тобой. К вечеру будешь как… огурчик. Кажется, так на Руси говорят? — сказал Том Арчэл и вернул богатырю чудо-ключ.

— И так тоже говорят. А еще говорят: до свадьбы заживет. Ничего, подлечиться успею. Матвей, будь добр, принеси с ладьи то, что мы должны вернуть Верховному друиду: попугая, шкуру и посох.

— Конечно. Я сейчас. Быстро сбегаю.

— Постой, — остановил Матвея друид, — выгрузим все это у ворот штаб-квартиры.

— Хорошо, тогда приготовь ладью к отлету, а мне с Томом Арчэлом по душам поговорить надо.

Матвей вышел. По знаку Арчэла вышли и все друиды. Крюшо хотел было задержаться, но Верховный друид так на него посмотрел, что тот поспешил прикрыть за собой дверь.

Друид сел напротив богатыря.

— Я знаю, о чем ты хочешь меня спросить.

— Тем лучше. Тебе есть, что сказать?

— Жизнь, Илья, не бывает простой, как заклинание, и ровной, как лезвие твоего меча. Когда ошибаются лучшие предсказатели, когда бессильны великие лекари, рушатся каменные дворцы, а деревянные лачуги стоят веками. Когда в твой день рождения проигрывает любимая команда, а в пончики положили слишком много сахара…

— К черту пончики! — взорвался Муромец. — Погибли лучшие воины, и ты знал о том, что их ждет смерть! Знал, что они не вернутся! Ты мог предотвратить это? Почему ты их отправил в Египет? Сними маску, Том Арчэл, и не морочь мне голову философией жизненных поворотов!

— Хорошо, — тихо сказал друид, но затем его голос зазвучал все громче и громче: — Хочешь знать истину? Я тоже. Попробуй ее ухватить! Она бродит где-то вокруг да около. — Друид взмахнул рукой и обвел взглядом помещение читального зала. — В прошлом году ко мне восемь раз являлись ностармадусы и пророчили о конце света. Год давно прошел, а мир, слава Господу, не погиб. Я каждый день получаю почти сотню сообщений и двадцать предсказаний. И только четверть сообщений оказываются правдивыми, лишь одно предсказание сбывается! И как теперь поступать, ты можешь мне сказать?!

Верховный друид замолчал, загоняя внутрь прорвавшиеся эмоции, а потом начал говорить тихо и устало.

— Да, я был в курсе того, что происходило с вами в пути. У меня есть наблюдатели, они должны смотреть и докладывать, но не имеют права себя раскрывать, не имеют права вмешиваться. Они есть среди воинов принца Аль Ахрейна, и даже среди гномов. И что из того? Я лишь знал о происходящем и то с опозданием на два дня…

Том Арчэл с болью и грустью посмотрел на Муромца.

— Знал ли я, что воины погибнут? Да, есть в предсказаниях догонов слова о гибели двенадцати воинов. Но, кроме того, есть предсказания, которые не сбылись. Да, я руководствовался их пророчествами, особенно если они совпадали с предсказаниями лучших ностармадусов! В соответствии с ними лучшие шансы были у тебя! Судьба могла повернуть по-другому. Ты мог погибнуть в бою с деревянными созданиями Голдфунгера или превратиться в камень. Да мало ли что! И вместо тебя был бы кто-то другой!.. Что бы изменилось, если бы я сказал тем воинам, что звезды предрекают им смерть?.. Думаешь, это бы их остановило? Нет! На то они и лучшие, чтобы смотреть в лицо смерти. А сколько раз ты останавливался пред камнем, на котором написано: «Прямо пойдешь — убитому быть». И ты шел! И побеждал. Другие гибли, очень хорошие рыцари гибли, а ты всегда возвращался победителем!

Илья встретил взгляд друида, который опять начал говорить известные богатырю истины:

— Не звезды, а ты сам определял себе самые высокие шансы на победу! И именно поэтому я тебе отдал то, что подлежало возврату! Это не объяснишь предсказаниями, колдовством или видениями. Это можно объяснить только твоей верой, силой и любовью. Да, любовью к тебе твоего народа. Пройдут века, а о богатыре Илье Муромце будут складывать легенды. Люди будут слагать, птицы, ветер… Может быть, в этом истина?

48
{"b":"1771","o":1}