ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Помолчали, думая каждый о своем.

— Ну, что ж… Я знал о ваших приключениях и делал то, что мог! Например, передал для тебя огниво. — Верховный друид робко улыбнулся.

— А почему зарядил только на один выстрел? — возвратил улыбку Илья.

— Больше не мог! Опасная и тяжелая работа бывает и у друидов: надо громоотводом поймать молнию, заключить ее в специальный сосуд, дать там отстояться и затем заряжать оружие. Все опасно, что связано с черной магией… а это очень плохо отзывается на моем желудке. Больше не буду этим заниматься… — Арчэр подмигнул богатырю и продолжил: — Я знал, что у Голдфунгера есть порошок и он непременно захочет им воспользоваться. Против деревянных солдат я и готовил оружие. Многозарядное огниво — для Банда. Ваши маршруты совпадали. Ну, я и сделал одноразовое огниво — для тебя. Потом поручил секретному агенту в случае встречи передать тебе огниво. Я не мог точно знать: встретитесь вы с Бандом или нет и пригодится ли оно тебе. Я лишь передал с попутчиком для тебя еще одну вещь.

— Значит, ты не предполагал, что оно может выйти из строя в самый нужный момент?

— Конечно! Если бы знал, то передал бы указание — не отдавать огниво Матвею. А если бы огнива вообще не было? Как бы повернулось тогда? Что-то сбывается, что-то нет. Если всегда следовать пророчествам, то надо спрятаться в погреб и не высовываться. Честно говоря, несмотря на свои ошибки, — догоны были очень хорошими предсказателями. Но и они не решились написать, чем закончится история с железным человеком. Так и писали: явится, будет сеять смерть… И победить его может лишь один воин с севера. Может! А не — победит!

— Но тогда…

Друид перебил Илью:

— Я тоже хочу знать истину, это часть моей работы. Ты можешь отказаться от ее поиска, можешь найти для себя простое объяснение. А я никуда не уйду от этого! Это мой долг, мой крест!.. Ты хотя бы сражался рядом с воинами, ты отомстил за них! А мне останется только помнить, как избранные воины уходили из моего кабинета, гордые и сильные! И еще мне сегодня придется похоронить двух друзей — друидов, погибших от железных лап Термидадора. Ты хотел, чтобы я снял маску: у меня нет масок. Как нет их и у жизни. Просто она очень разная, масок бы не хватило!.. А если что-то сделал не так — прости.

— Да, порой легче со Змеем-Горынычем сразиться, чем разбираться, где она — истина, — подвел черту Илья Муромец. — А впрочем, я знаю! Истина в том, что мне есть чем дорожить, что защищать и кого помнить! Не серчай, если я сгоряча чем-то обидел. Главное, что от катастрофы мир спасли. Мы. И живые. И павшие.

Илья встал.

— О девушке этой, — кивнул на дверь богатырь, — есть кому позаботиться?

— Есть. Каждая семья друидов станет для нее родной семьей, мы будем помогать ей во всем. Как помогаем родным всех погибших друидов.

— Пошли к ладье?

— Сейчас, я только заберу обломки флейты и закрою сейф… И у меня просьба есть к тебе…

— Да.

— Я прошу тебя задержаться на пару дней в Лондоне. Поживете с Матвеем пока у меня в замке.

— А зачем?

— Весть о победе над Термидадором уже пошла по Европе. Завтра в Лондон наверняка съедутся короли и послы. Они будут чествовать победителя. Хорошо бы виновнику торжества самому при этом присутствовать.

— Хорошо. На пару дней я, пожалуй, могу задержаться.

Распахнув дверь читального зала, Илья чуть не сбил Крюшо.

— Я тут… стою. И все, — промямлил шут.

— Крюшо, ты помнишь, что я про тебя говорил?

— Да. Что я — потенциальная жертва твоей ярости.

Илья поморщился.

— Нет, что сегодня говорил?

— А! Что я — молодец!

— Ты действительно молодец! Здорово с вешалкой придумал!

Крюшо расцвел:

— Ты будешь…

— Кем?

— Самым почетным гостем на королевском банкете. Только не перепей и не разнеси дворец!

— Постараюсь, — улыбнулся Илья.

— Я желаю тебе удачи, большой рыцарь, — крикнул вслед богатырю Крюшо.

На этот раз Илья слышал его пожелание.

* * *

Через два дня ладья приземлилась на площадке русского посольства в Париже. Богатырь и капитан прилетели за Петром и чтобы передать в музей оружие двенадцати воинов. Музей работал, здесь были новые директор, смотритель и служащие. Главарь секты поклонников железного воина к тому времени был казнен.

Петр сразу рассказал отцу и Муромцу о лихих событиях, которые произошли с ним, Еленой и Дукалнисом в музее оружия.

Матвей обнял сына и гордо изрек:

— Я же говорил — весь в меня! Везде приключение себе найдет!

И отвесил звонкий подзатыльник.

ПРЕДЧУВСТВИЕ. СБЫЛОСЬ И НЕ СБЫЛОСЬ

Большая толпа лягушек, открыв рот, слушала Лягушку-путешественницу. Она еще не добралась до родного болота, но скакать осталось немного, как раз до зимы. Обитатели здешних болот были наслышаны о лягушке, которая улетела в теплые края. И вот она — собственной персоной! Путешественница рассказывала истории и во всю глотку орала песни:

Ни умом не понять,
Ни пером описать.
Здравствуй, русская доля,
Ты мой вечный лабиринт.

— Дай слова списать, — попросила одна из лягушек.

— А чего там! Пиши. Диктую…

Высоко в небе, над головами лягушек, пролетала ладья.

Илья Муромец сидел в кресле, вдыхал аромат солнечного дня и наслаждался зеленым морем лесов и полей. Матвей Русанов стоял за штурвалом.

Трюм корабля почти полностью был забит подарками королей: картинами, оружием, тканями, одеждой, дорогой посудой, вином, фруктами.

Никогда богатырь не возвращался с похода с такими богатыми дарами. Илья уже прикинул, что оставит жене и сыну, что отдаст Матвею, а что — раздаст сельчанам.

Там же, в трюме, стоял сундук с золотыми монетами. Богатырь отсчитал свою премию и половину отдал капитану. Матвей немного повозражал, но долго уговаривать себя не заставил. Он честно заработал эти деньги, хотя, как и богатырь, проливал кровь не ради золота.

— Прав был Том Арчэл, — вдруг произнес Илья.

— Это ты о чем? — Матвей удивленно посмотрел на Муромца.

— Не все предсказания сбываются. И предчувствия — тоже. Я, когда в поход отправлялся, был уверен, что дорога предстоит долгая и до осени я домой не вернусь. А все же возвращаюсь. Еще только август на носу.

— Это как посмотреть, Илья. Возвращаешься, действительно, раньше, чем ожидал. А дорога на самом деле большой оказалась и вместила в себя столько, что на десять жизней хватит! И выходит, что предчувствие твое сбылось и не сбылось. Как хочешь, так и думай…

Внутри летающего корабля возле двигателя сидел Петр. Рядом с ним лежала стопка красочных лубков про морских чудовищ и подвиги рыцарей. Но картинки не интересовали парня. Как и новые записи его музыкальной шкатулки.

Он смотрел на маленький портрет Елены Оболенской, дочери русского посла. Портрет написал талантливый французский художник. Когда они улетали из Парижа, девушка на прощанье подарила портрет молодому человеку и обещала, что приедет в гости во Владимир на зимние каникулы.

Петр нежно провел рукой по портрету и тихо, но уверенно сказал:

— Она обещала. Она обязательно приедет.

АВТОР О СЕБЕ

Коротко о себе: родился в 1967 году в Братске, после школы и армии поступил в Иркутский госуниверситет на дневное отделение филфака (отделение журналистики). Бурная студенческая жизнь отмечена горячим участием в общественной, профсоюзной и прочей жизни. Был лектором-международником общества «Знание». Кстати, самым молодым (в 22 года) лектором-международником Иркутской области.

После окончания университета вернулся в Братск, работал в заводской многотиражной газете «Братский лесохимию», затем почти 5 лет — в пресс-центре городской администрации. С1998 года — главный редактор еженедельника «Твоя газета». «Илья Муромец» — первое литературное произведение. До сих пор в городских газетах публиковались только интервью, очерки и т. д. Пишу стихи, но пока их нигде не публикую, считая очень «сырыми».

49
{"b":"1771","o":1}