ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Для этого берут ванну из чистого золота. Погружают в ванну ковер и заливают теплой водой. Ковер впитывает благородство и силу золота, становится прочным и управляемым. Но одновременно происходит процесс химической реакции магических свойств ковра и золота. В результате золото превращается в медь, и ванну для следующего ковра следует отливать заново.

Вот это и есть настоящая плата за изготовление ковра-самолета — перевести на медь двести килограммов золота. Плюс другие расходы — таможенный сбор, акцизы, налог на продажу и прочее. И выходит стоимость одного стандартного ковра-самолета свыше трехсот килограммов золота.

Но и это еще не все. Содержать ковер-самолет почти так же дорого, как и изготовить. Дело в том, что для продления срока эксплуатации, раз в два года, ковер надо опять вымачивать в золотой ванне, которая также превращается в медь. А если ковер используется очень интенсивно или в сложных метеорологических условиях, то переводить золото в медь приходится каждый год.

И как ни бились лучшие алхимики, так ничего взамен золотой ванны не придумали. А без нее ковер-самолет не поднимет и пуда веса, не пролетит и одной мили.

Поэтому и ткутся ковры-самолеты только по предварительным заказам по полтора-два десятка в год.

К несомненным достоинствам ковра-самолета следует отнести простоту в управлении. В ковер вшиваются бронзовые или золотые пластины, нажатием на которые и управляется транспортное средство. Если пилот сидит в кресле, он нажимает пластины ногой, если прямо на ковре — рукой. Обучиться управлять ковром можно всего за пару часов практических занятий. Поэтому зачастую роль пилота выполняет сам пассажир. Дальность полета ковра-самолета — не ограничена. При бережном отношении и регулярном вымачивании в золотой ванне ковер-самолет может служить веками.

В ДОРОГУ ДАЛЬНЮЮ

Ничего еще не успело произойти на Руси в это раннее утро — ни плохого, ни хорошего. Только-только пропели первые петухи, и восходящее солнце еще не испарило прохладу ночи, а Илья Муромец уже был готов к походу, вернее, к полету. Он стоял в полном боевом облачении вместе со своим богатырским конем во внутреннем дворе княжеских палат.

Совсем недавно двор был вымощен тщательно отшлифованными прямоугольными каменными плитами. Таким образом двор был превращен во взлетно-посадочную площадку для летающих ладей княжеского флота. Сейчас здесь была только одна ладья, самая большая из всего флота, и в нее загружали провизию, оружие, а также деньги и почту для посольства Руси в Париже.

Доставили и самый ценный груз — бочку с пятью пудами топлива.

Вышел во двор князь, он проснулся чуть позже богатыря. Оглядев Илью Муромца с ног до головы, Андрей Федорович, подводя итоги осмотра, зевая, изрек:

— Имей в виду: даже твой знаменитый тяжелый меч Термидадора не возьмет, булава тоже. Копье железному воину — все равно что тростинка, а коня твоего он так пнет, что тот на Луну улетит.

Илья смотрел на князя квадратными глазами:

— Ну, спасибо тебе, Андрей Федорович, утешил. Так, может, мне прямо здесь повеситься, чего тащиться в такую даль?

— Извини, Илья, не хотел обидеть. Просто бдительности нельзя терять. А ты железного воина обязательно одолеешь. Умом! Придумаешь что-нибудь.

— Вот что, князь! — Илья подошел почти вплотную к правителю Руси и посмотрел ему прямо в глаза. — Если я не вернусь, ты о моих позаботься…

Князь на такие слова богатыря, похоже, даже обиделся:

— Мог бы и не говорить, Илья. Сам знаешь, мне твои Елена и Руслан все равно что родные. Ни в чем отказа знать не будут. А ежели этот чугунный болван и сюда доберется, спрячу я твоих и своих в глухой лес, а сам на бой выйду!.. Но уверен — не дойдет до этого! Я верю в твои силы, опыт, ум, способности. И в моей предвыборной программе… Тьфу ты, начитался всякой ерунды западной.

Князь взял Муромца под руку, богатырь, в свою очередь, потянул за уздечку коня, так они все трое по наклонной платформе взошли на ладью.

Старший княжеский приказчик Ермил доложил князю о готовности.

Князь кивнул:

— Ну вот, можно и отправляться. Что, Илья, тебе еще в дорогу дать? Слушай! Возьми скатерть-самобранку, пригодится.

Богатырь поморщился и махнул рукой:

— Да ну ее, Андрей Федорович. Когда в прошлый раз ездил воеводу Кудима из плена горных булгар вызволять, скатерть мне такое устроила! До сих пор помню!

— А что такое?

— Стелю ее, ладонью глажу, прошу накормить. А она мне — одни сладости выдала: пряники медовые, печенье сахарное, пастилу, финики, пирог яблочный, пирог клубничный, пирог сливовый, квас медово-клубничный (жуть, как приторный). Халва, лукум, булочки… Я в жизни с роду столько сладостей в одном месте не видел! Хоть бы кусочек мяса там, или цыпленка. Так и не допросился.

Князь замахал руками:

— Помню-помню, Илья. Скатерть выдает только то, что в этот день готовится на малой княжеской кухне. А мы тогда день рождения моего младшенького праздновали, друзей к нему много пришло — пацанов да девчонок. Вот и готовили на малой кухне детишкам сладости. Три дня гуляли!

Илья затылок почесал:

— Ну, вы даете: три дня сладости мять! Как же у них не слиплось?

— Так ведь слиплось… Потом в баньке отпаривали.

— Ну, ладно, в тот день понятно. А в другие дни как было? То пустую посуду выставит, то еду без посуды — все вперемешку, сплошная каша. Только один раз, когда я потребовал ржаного хлеба с ключевой водой, скатерть выполнила заказ. Да и то подбросила зачем-то кочан капусты с мандарином.

— А что поделаешь, Илья? Ведь скатерти триста лет уже. Латана-перелатана. Вот и происходят сбои при вакуум-телепортации.

— Ну и зачем мне такая портация нужна? Голодным сидеть? Лучше загрузи провизии да командировочных полный кошелек.

— Как хочешь. А может, сапоги-скороходы?

— Малы они мне, порву только. Одолжи-ка лучше чудо-ключ и серебряный бумеранг.

Через несколько минут Ермил принес из особого хранилища требуемые предметы.

Чудо-ключ открывал любые замки, а серебряный бумеранг (подарок аборигенов Кенгурии) — эффективное оружие против нечистой силы: вампиров, вурдалаков, упырей, ведьм, оборотней, гомункулов, маньяков, киллеров, хакеров…

Илья почему-то решил, что они ему могут понадобиться.

Вообще-то Муромец с нечистью и без бумерангов всегда справлялся, тем более что к этому оружию приспособиться надо. Его швырнешь, а оно — все норовит вернуться и тебе же в дыню дать. Но кто знает, что в Европе богатыря ожидает? Потому и решил Илья прихватить с собой и серебряный бумеранг.

Все было готово к отправлению. Богатырского коня, опять же по наклонной платформе, увели в трюм, где для него было подготовлено место и отборный корм. Да, это была самая большая ладья. Почти целый летающий галеон, с самым мощным двигателем. Все остальные суда воздушного флота, по существу, — большие лодки с палубой и маленьким трюмом. Или просто без палубы и трюма — лодка, да и лодка.

Своим внешним видом воздушные суда очень похожи на обычные ладьи. Только без весел, мачт и парусов. А по бокам у каждого летающего судна — небольшие треугольные крылья, сколоченные из реек и обтянутые парусиной.

Илью Муромца на корабле встретил капитан судна — бородатый, как и положено капитану, мужчина среднего роста, лет сорока пяти, в белой холщовой рубашке и светло-серых штанах, заправленных в короткие и мягкие сапоги из шкуры заморской ламы.

Рядом с капитаном крутился парнишка лет пятнадцати. Увидев Илью Муромца, парень замер и стал пожирать глазами легендарного богатыря, защитника земли русской. Капитан ладьи, кивнув в сторону парня, торопливо стал пояснять:

— Сын мой, Кирилл. Уговорил взять с собой, он у меня моторист, за двигателем следит, за расходами топлива. Готовить умеет, за конем твоим присмотрит. Князь разрешил, парень-то большой уже.

Капитан взглянул на князя и поклонился ему.

— И я не против, — сказал Илья. — Мой Руслан тоже мечтает на ладье полетать. Сам-то я один раз всего по небу ходил, когда ладьи строили и испытания проводили. Как величать-то тебя?

7
{"b":"1771","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метро 2035: Питер. Война
Замок мечты
Автомобили и транспорт
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Против всех
Попрыгунчики на Рублевке
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Аграфена и тайна Королевского госпиталя