ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы определили возраст этого тома, – заметил Фатар. – Ему как минимум сто сорок независимых лет. Кто бы ни был автором сего, кхм, произведения – он жил в постядерную эпоху.

– Тогда понятно... – Шайтак вздохнул. – Вероятно, книга писалась под землей, отчаявшимися людьми... Неясно лишь, что искал в ней Делвин.

Они прошли по комнатам. Обстановка производила впечатление неряшливости и лени хозяина, вещи были разбросаны, постель не заправлена. В кухне нашелся старый дезинфицирующий аппарат, рядом с ним стояла механическая соковыжималка, до сих пор пахнувшая яблоками. Фатар уже собирался уходить, когда Шайтак внезапно замер и указал спутнику на цинковое ведро, полное мусора и яблочных огрызков.

– Рыба! – следователь подбежал к ведру. Следом подошел Фатар, морща нос от неприятного запаха.

– Кусок гнилой рыбины, – согласился он. – И что?

Шайтак возмущенно прижал уши к голове.

– Вы ослепли? Она завернута в бумагу!

Фатар недоуменно моргнул.

– Шайтак, с вами все в порядке?

Детектив уже опрокинул ведро и рылся в мусоре.

– Вы из 20-го, верно? – спросил он, не поворачивая головы.

– Из начала 21-го.

– Значит, вы просто не привыкли, – сыщик бережно поднял грязную, насквозь провонявшую рыбой, измятую бумажку. – С каких пор в 24-м веке еду стали заворачивать в бумагу? Это все равно, что найти коробку конфет из папируса...

Шайтакс величайшей осторожностью положил огрызок бумажки на стол и разгладил когтем.

– Вам не кажется, что это кусок страницы? – спросил он торжествующе.

Фатар склонился над находкой.

– Вы правы, – он с досадой стиснул кулаки. – Как мы могли это упустить! Ведь проверили мусор, даже пересчитали яблочные огрызки!

– Уже неважно, – Шайтак очертил когтем круг, создавая воздушную линзу. Мелкий шрифт бросился в глаза. Склонившись пониже, он прочитал вслух:

– "Близок час, и обрушу гнев свой на непокорных, и воздастся им по делам их, и узнают, что я – Дракон!" – строчка была жирно, несколько раз, обведена красным фломастером. Под нею тем же фломастером было приписано от руки: – «Господи, мне страшно»

– Становится все интереснее и интереснее, не правда ли? – заметил Шайтак. – Вгляните, перо дрожало. Писавший был либо чрезвычайно возбужден, либо смертельно испуган.

– Верно... – Фатар выпрямился. – Мне это не нравится, Шайтак. Он в возбуждении отметил строку в книге, затем одумался, испугался что это откроет кому-то его тайну, вырвал лист и бросил в ведро.

– А затем вышел во двор и взорвал себя? – иронично спросил сыщик. – Нет, друг мой, здесь что-то другое. Скорее всего, Делвин увидел в окно своих убийц и в панике попытался спрятать единственное, что могло навести их на след. А это мне уже совсем не нравится, Фатар, – Шайтак встал. – Делвин погиб перед рассветом, когда вокруг стояла тьма, а в доме горел свет. Он мог увидеть убийцу только если тот прижался снаружи к окну, или... – детектив умолк. Фатар смотрел на него диким взглядом.

– Или?..

– Или он его ждал, – угрюмо закончил Шайтак. – Я полечу осматривать городскую квартиру Делвина. А вы проведите гравиметрическую сьемку земли вокруг всех окон. Мне нужен след, Фатар, – он клацнул зубами. – Я волк.

4

Шайтак в глубокой задумчивости стоял посреди просторной светлой комнаты и помахивал хвостом. Погибший ученый жил в 24-м веке по независимому летоисчислению, но интерьер квартиры отличался консерватизмом. Здесь не было энергомебели и гравитационного бассейна, не было модных «осколочных» лазерограмм, даже занавесок с имитатором ветра. В рабочем кабинете стоял лишь массивный стол из красного псевдодерева, на редкость огромный девиатор и двумерная видеостена, настроенная на успокаивающие картины из жизни динозавров. Единственным украшением, которое позволил себе покойный Делвин, была изумительная стеклопластиковая модель парящего дракона, висевшая над столом с помощью вмонтированного в потолок гравитонита.

Шайтак смотрел на модель и размышлял. Драконы были единственными «мифическими» существами, которых не удалось найти после создания Стражи. Эльфы, варги, гномы, единороги, даже тролли и огры – все они оказались реальными видами, истребленными людьми задолго до расцвета цивилизации, но когда из далекого будущего явились Вечные, и созданная ими Стража взяла на себя обязанность оберегать и хранить жизнь на Земле, судьбу обреченных народов удалось переписать заново. Лишь самых известных и ожидаемых – драконов – обнаружить не смогли. Совсем. Даже следов.

Шайтак вспомнил, как забирали его семью. Варги умели менять облик и продержались гораздо дольше других, скрываясь в глухих сельских районах, но с приходом промышленной революции настал и их черед. Когда толпа с факелами ворвалась во двор их дома, Шайтаку было всего шесть лет, но он прекрасно помнил ужас на лице матери и потрясенное молчание отца в миг, когда время застыло и перед окаменевшими людьми из воздуха появилось несколько варгов в серебристых одеждах.

Родители так и не смогли приспособиться к новой жизни, они остались агентами в родном времени. Но юный Шайтак поступил в школу, быстро проявил необыкновенную интуицию и вскоре превратился в самого известного детектива из работавших на Стражу. Он раскрыл десятки дел, ставивших в тупик куда более опытных специалистов, но сейчас, стоя в квартире погибшего Делвина, Шайтак впервые ощущал полную пустоту в душе. Его удивительная интуиция молчала.

– Старик, старик... – прошептал детектив. – Кто убил тебя?..

Девиатор включился бесшумно. Несколько минут Шайтак бродил по системе, надеясь встретить что-нибудь важное. Тщетно; специалисты Отдела уже поработали здесь. В этом временном сегменте Стража скрывала своё существование от людей: предстояло пройти еще трем независимым векам, прежде чем тайна будет раскрыта.

Отчеты с фермы, личные заметки, письма студентов, видеопочта... Шайтак уже изучил все это. Совершенно обычная, скучная жизнь заурядного человека. Если бы сыщик не знал, где работал Гхмерт Делвин, он никогда бы не заподозрил...

Шайтак замер. В висках знакомо кольнуло: вот оно. Вот, что подсознательно его беспокоило. Закрыв глаза, детектив откинулся в массажирующем кресле и принялся тщательно, любовно развивать мысль.

Делвин был СЛИШКОМ нормален. Конечно, записи в девиаторе проходили контроль, и тем не менее должно же было быть хоть что-то интересное в жизни этого старика? Шайтак мысленно перебрал всю информацию, которую собрал о погибшем ученом, и не сумел отыскать никаких отклонений от нормы, ничего странного или тревожного. Делвин был образцом добропорядочного обывателя. А гениям это не свойственно.

Нужный номер давно был скопирован в память комма. Шайтак надел индуктор и мысленно послал вызов. Не отвечали очень долго, надпись «Ждите...» равномерно мигала.

Наконец, послышался шорох и экран тускло засветился. Взору открылась небольшая уютная комнатка. Пожилая человекоженщина с совершенно белыми, гладкими волосами до плеч, опустилась на кровать перед девиатором.

– Кто вы? – спросила она устало.

– Извините, что беспокою так поздно... – сестра Гхмерта Делвина, Гана, была в ночной рубашке. Шайтак облегченно вздохнул, заметив на окнах тяжелые багровые шторы: он не любил лунный свет даже в экране. – Моё имя Шайтак, я детектив. Мне поручено расследовать дело о самоубийстве вашего...

– Он не убивал себя, – прервала старушка. – Его покарал Господь!

Следователь удивленно навострил уши.

– Почему вы так считаете?

– Молодой волк, кто был его сестрой, я или вы? – язвительно поинтересовалась Гана. – Гхмерт запятнал себя грехами, каких еще не видывал свет. Поверьте, уж я-то знаю, я знаю!

Шайтак мысленно отметил излишнее возбуждение женщины.

– Возможно, вы правы... – протянул он задумчиво. – Благородная Гана, я должен задать вам очень важный вопрос, и молю ответить на него искренне.

4
{"b":"17715","o":1}