ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вижу, вас проняло, – усмехнулся единорог. – Меня Делвин тоже сумел заинтриговать. Видите ли, я по специальности конструктор, проектирую и строю роботов. Идея разработки живого существа увлекла меня и я согласился помочь Делвину.

Он мотнул гривой.

– Модель, что вы держите в руках – финальная версия нашего дракона. Были и другие, менее совершенные. Мне было жаль их выбрасывать, вот я и решил устроить цирковой номер с «дрессированными драконами»...

Шайтак погладил Хегга по холке.

– Что было дальше?

– Ничего, – коротко ответил единорог. – Поблагодарив меня за помощь, Делвин забрал чертежи и исчез. С тех пор прошло четыре биогода, и лишь пару дней назад от людей Фатара я узнал, что моего старого знакомца сбил скутер.

Следователь замер.

– Вам сказали, что он был сбит скутером? – тихо спросил Шайтак.

Единорог остановился.

– Что вы имеете в виду? – он обернул голову. – Агенты показали запись. Беднягу размазало по взлетной полосе, сохранилась одна голова. Не знаю, кто это сделал, но...

Шайтака внезапно словно ударило лбом о стену. Чувство опасности взорвалось в разуме шаром из раскаленных игл, мир поплыл перед глазами. Прежде, чем он понял, что делает, сыщик спрыгнул со спины единорога и вложил все свои нечеловеческие силы в единый рывок.

Могучее тело оборотня взвилось над манежем. Коридор стремительно приближался, Шайтак уже влетел в дверной проем, когда позади раздался мощный взрыв и тошнотворные чавкающие звуки. Взрывной волной следователя потащило по коридору, словно поршень в цилиндре.

«Плохо...» – родилась мысль. – «Теперь мишенью стал я...»

Опомнившись, Шайтак поднялся на ноги и, слегка шатаясь, побежал к выходу. Возвращаться назад не было смысла; он слишком хорошо знал, что там увидит.

У бортика залитого кровью манежа беспомощной кучей осколков валялась модель стеклянного дракона.

6

Шайтак нервно озирался по сторонам. В Англии солнце уже садилось, скоро оборотню следовало запереться в глухой комнате без окон, как делали все варги на Земле и Марсе.

От электроники пришлось избавиться еще в цирке. Шайтак оставил при себе только хроноскоп, надеясь, что враги не успели записать его личный код и затруднятся выделить Шайтака среди сотен агентов Стражи. Он не был уверен даже, кто его враг. Хотя догадывался.

Убийство Хегга породило сотни вопросов, но и ответило на несколько важных. Теперь Шайтак не сомневался, что Делвин был убит, не сомневался и в том, что неизвестные действовали на уровне, более высоком нежели отдел безопасности Фатара. Откровенно говоря, единственными, кто был способен на такое, оставались Вечные, но Шайтак запрещал себе развивать эту гипотезу. Если за обоими убийствами стояли Вечные, то он неизбежно станет трупом в ближайщее время. А вместе с ним вообще все, кто имел отношение к этому делу.

Подозревать Фатара Шайтак не хотел. Начальник отдела безопасности не имел причин приглашать его, Шайтака, для расследования. Даже если Вечные намекнули Фатару, что неплохо будет иметь в команде варга с интуицией, тот мог выбрать кого угодно среди известных специалистов, однако выбрал самого талантливого из всех. Преступники так себя не ведут...

Сыщик уже подходил к зданию, где скрывалась резиденция местного отделения Стражи, когда навстречу ему из темного скутера вышли двое. Высокие, дородные, одетые в одинаковые черные костюмы, с жесткими квадратными лицами.

– Детектив Шайтак 7194410? – холодно спросил первый.

Следователь остановился.

– Простите? – он уже догадался, с кем встретился, но не хотел спешить.

– Мы из девятого отдела, – ровным голосом произнес второй. – Вы полетите с нами.

Шайтак попятился.

– Девятый отдел? – переспросил он растерянно. – Вы обознались, я инженер Владимир Шарапов, только что прибыл из Швеции с деловым визитом...

Первый громила шагнул вперед и резко сказал:

– Прекратите ломать комедию. Вы обвиняетесь в убийстве агента Тарнума и саботаже расследования. Не пытайтесь сопротивляться.

Краем глаза Шайтак следил, как второй человек заходит к нему за спину и поднимает руку к борту пиджака. Ждать становилось опасно, но сыщик решил закинуть приманку поглубже.

– Убийстве?! – он в ужасе заломил руки. – Это ложь! Я знаю, кто убил Тарнума и уже сообщил имена преступников в отдел. Свяжитесь с ними, они подтвердят мою невиновность!

Приманка сработала: громила едва заметно вздрогнул. У Шайтака пропали всякие сомнения относительно личности двух «агентов», приходивших к единорогу перед ним, и он начал действовать. Прежде, чем второй убийца успел вытащить оружие, сыщик резко изогнул левую руку и вдавил пальцем родимое пятно под локтем.

В глазах на миг потемнело. Боль кольнула виски непереносимым жаром, но это сразу прошло, и мир перед Шайтаком остановился. Зрение стало слегка мутноватым: сетчатка едва успевала пересылать мозгу данные. Теперь следовало действовать молниеносно.

Детектив рванулся вперед. В ускоренном режиме инерция его собственных конечностей могла бы разорвать мышцы и вывихнуть кости, однако Шайтак был хорошо обучен и знал, как надо двигаться под ускорителем. Шаг... Второй... Нелепая статуя человека в черном поворачивала глаза в его сторону. Шайтак заметил, как рука, протянутая к кобуре, медленно движется, и поразился реакции этих парней. К счастью, он опередил их с включением ускорителя – в таких схватках побеждал именно тот, кто первым дотягивался до кнопки.

Двигаясь плавно и обдуманно, Шайтак вдавил пальцы с нервные узлы на шее ближнего убийцы, позволяя тем времнем своему телу продолжать полет по инерции. Столкновение с препятствием означало мгновенную смерть ускоренного.

Пальцы ощутили поддающуюся плоть. Не тратя драгоценные микросекунды, Шайтак начал разворачиваться, вынося перед собой ребро ладони на уровень горла. Это напоминало танец под водой, только вместо упругого сопротивления среды, каждое движение начиналось болью, продолжалось сказочно мягко, безо всякого труда... И оканчивалось чмокающим ударом, сминавшим кости и хищника, и жертвы. Но Шайтак был оборотнем; его ткани превосходили прочностью человеческие.

Второй убийца, скорее всего, даже не успел понять, кто переломил ему шейные позвонки. Шайтак завершил разворот в паре дюймов от капота скутера и полностью расслабился, ожидая пока окончится действие ускорителя. Нажать на сенсор под локтем в его состоянии было все равно что ткнуть пальцем в бетонную стену.

Несколько секунд реального времени показались ему получасом. За период вынужденного бездействия Шайтак успел внимательно осмотреть своих неудавшихся убийц, заглянул в скутер и с облегчением отметил, что третьего внутри не было. Между тем ускоритель с хлопком отключился, и тело немедленно скрутила жестокая боль. Закашлявшись, Шайтак сложился пополам, хватая воздух перекошенным ртом.

Посиневшая от удара ладонь левой руки потеряла чувствительность, пальцы на правой болели так, словно их переехал танк. Однако нельзя было терять время: труп первого убийцы уже рухнул наземь, второй покачнулся, беспомощно уронив голову на грудь. Напрягая силы, Шайтак выпрямился и шагнул к скутеру.

Вся схватка заняла едва ли пять секунд. Люди на улице только начинали оглядываться. Подхватив труп, Шайтак сунул его в скутер, следом втолкнул парализованного и захлопнул дверь. Быстро оббежал машину, прыгнул на водительское сидение. Рассчет оказался верным: на приборной панели светился экранчик портативного каналлера.

– Неплохо живут наемники... – пробормотал следователь. Перегнувшись через сидение, он левой рукой схватил полуживого убийцу за волосы, вздернул ему голову и включил сканер сетчатки на руле. Скутер послушно завелся.

Отбросив парализованного, Шайтак с места рванул машину в небо. Только бы успеть, только бы у громил в головах не было детонаторов, только бы никто не следил со стороны... Успел. Едва набрав безопасную высоту, сыщик сунул свой хроноскоп в прорезь каналлера и набрал координаты родной школы в 28-м веке. Стекла скутера на мгновение – плюс четыреста лет – обратились в зеркала.

7
{"b":"17715","o":1}