ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дневник жены юмориста
Тринадцатая сказка
Мастер клинков. Клинок заточен
Русалка высшей пробы
Интимная гимнастика для женщин
Проверено мной – всё к лучшему
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
Английский пациент
Любовный водевиль
A
A

– Он ручной, – убитым голосом сообщила эйстайи. – Я воспитывала его с вылупления.

В душе принцессы шевельнулось что-то похожее на жалость.

– Полетишь со мной, – заявила она. – В замке я отдам тебе джета обратно.

Хоббитянка подняла на девушку недоверчивый взгляд.

– Правда? – спросила она робко.

– Правда, правда. Принесите седло.

– Седло?

– Упряжь для джетов.

Эйстайи покачала головой.

– Нет у нас упряжи.

– Как же вы на нём летаете?

– Мы не летаем. Мы хотели скрестить его с короткохвостым аланом, чтобы...

– Так, – принцесса заложила руки за пояс. – Теперь слушай внимательно. Мне необходимо срочно вернуться в Камелот. Если этот... чеширский джет меня туда отвезёт, я награжу вас всех, но если я досчитаю до десяти, и мы всё ещё будем на земле, тебе придётся на собственной шкуре испытать, хорош ли короткохвостый алан в роли производителя. Я понятно выразилась?

Судорожно кивнув, эйстайи обернулась к своему питомцу и быстро о чём-то заговорила. Больше проволочек не было; спустя полчаса, принцесса Синтия верхом на чеширском джете мчалась на юго-запад.

***

Камелот горел. Столб чёрного дыма тянулся к небу, подобный чудовищной опрокинутой чаше. Синтия уже давно всё поняла, но молчала, лишь сильнее погоняя джета. Испуганная хоббитянка не решалась задавать вопросы.

Чем ближе они подлетали к замку, тем страшнее становилась картина разгрома. Выломанные ворота валялись во рву, рядом с обломками подъёмного моста. Вместо него, врагами был переброшен ажурный металлический настил. Главная башня напоминала печную трубу: из-под рухнувшей крыши ввысь рвались языки пламени, удушливый запах горелой плоти чувствовался за милю до замка. У лестницы в королевские покои Синтия уже с воздуха заметила окровавленное тело. Повинуясь её приказу, хоббитянка направила джета к земле.

Молча, так стиснув зубы, что из дёсен проступила кровь, принцесса выпрыгнула из седла. Перепуганная хоббитянка смотрела, как Синтия подошла к мёртвому рыцарю и опустилась на колено.

Несчастный Роланд был утыкан стрелами так, что напоминал дикобраза. Он лежал у подножия лестницы, беспомощно вывернув раненное крыло, в глазах навек застыли боль и гнев. Стараясь побороть отчаяние, принцесса бережно отвела изломанное крыло в сторону и постаралась расправить стиснутые в агонии пальцы рыцаря. Вскоре она нашла то, что искала: под когтями Роланда застряло несколько белых перьев.

– Буран, – прорычала Синтия. От ярости её затрясло, но боевая подготовка вновь пригодилась. Закрыв глаза несчастному юноше, принцесса поднялась с колен.

Оглядев пожарище, она даже не вздрогнула, увидев свою мать, распятую над воротами. Тело королевы Сибел было прибито к деревянному щиту, из груди торчал осиновый кол. На животе кровью было написано грязное ругательство.

– На колени, – глухо приказала Синтия, обернувшись к хоббитянке. Та рухнула как подкошенная.

– Именем светлого божественного целомудрия, я принимаю королевскую влась в Камелоте, – негромко произнесла бывшая принцесса. – Клянусь звёздами, рождёнными в непорочном союзе, что отомщу за смерть матери и поруганную честь нашей семьи.

Опустив глаза к телу Роланда, королева Синтия добавила:

– Властью своею нарекаю тебя Защитником Камелота. Да помнят имя твоё все поколения, и да воздают тебе почести, подобающие герою.

Хрипло вздохнув, девушка на миг закрыла глаза. Теперь отступать некуда. Мосты сожжены, замок погиб. Вскоре соседи Камелота захотят наложить лапу на его богатые земли, и им совсем не понравится, что наследница престола осталась жива. Отсюда следовало уходить, но вначале...

– Как тебя зовут? – сухо спросила королева у перепуганной хоббитянки.

– А... А... Аскахекат, – прошептала та.

– Я буду звать тебя Аска.

– Как прикажете...

– Вот что, Аска, – Синтия указала на джета, который уже успел пристроиться к цветочной клумбе и безмятежно жевал тюльпаны. – Ждите меня в роще, у родника. Я должна совершить похоронный ритуал.

– Слушаюсь... – хоббитянка поклонилась новой королеве. Её хвост нервно подёргивался.

– Летите.

Подождав, пока кошмарный силуэт джета скроется за стенами, Синтия резко обернулась и поднялась по лестнице, у подножия которой лежал мёртвый Роланд.

В разгромленном тронном зале она подошла к массивной статуе, изображавшей святого Джорда, убивающего дракона. Просунув руку под крыло каменного рыцаря, королева нащупала рычаг, покрытый паутиной от многолетнего бездействия. Ей пришлось приложить всю свою немалую силу, чтобы запустить ржавый механизм.

Голова рыцаря с громким скрипом наклонилась, открыв потайной люк в основании шеи. Ухватившись за рога святого Джорда, Синтия взобралась к нему на спину и осторожно вытащила из тайника серебристую платиновую сферу. Складной алтарь лежал там же.

Молча собрав треножник, Синтия раскрыла Сферу Проклятий и бросила внутрь белое пёрышко. Невидимая жидкость, наполнявшая артефакт, беззвучно вспенилась.

– Дракхен унд греффен, магадетц дер клауфхаген, иторр кайле, иторр шварц, панзерлюхге ауфсгартен, – холодно произнесла королева и с размаху швырнула Сферу в стену. Металл брызнул осколками. Коснувшись пола, каждый кусочек немедленно испарился; сиреневый дымок скрутился в призрачное подобие Сферы Проклятий, потемнел и внезапно исчез.

«Вот и всё» – королева Синтия по прозвищу «Скала» направилась прочь из зала. – «Теперь надо сжечь замок, а потом...»

Что будет потом, она не знала.

Глава 9

Адам проснулся поздно. Он закоченел как пингвин, и с дрожью выполз из под деревьев на солнце. Около часа нежился, перекатываясь со спины на живот, расправляя и склыдывая крылья. Потом вскочил. Настроение у принца было великолепным. В синем небе ни облачка, ветер утих, вулкан мирно дымился вдали. Солнце грело землю, словно на миг вернулось лето. Адам потянулся как кот, с наслаждением разглядывая свой корабль. ЕГО корабль!

Принц резко поднялся на задние ноги, приняв боевую стойку. Он уже несколько дней не тренировался, пора это исправить... Сегодня он решил припомнить разработанную им систему боя без оружия.

Адам замер, припав на левую ногу и полурасправив крылья. Руки ладонями вперёд замерли на уровне груди, хвост горизонтально струился над песком. Принц закрыл глаза, концентрируя энергию для единственного удара. Про это он читал в книге о великом герое Джихане.

Изумрудные светящиеся глаза медленно открылысь. Резкие отточеные движения. Удар, удар, разворот в прыжке. Тройной удар ногой, разворот и подсечка хвостом, прыжок и удар руками, сальто вперёд и страшный удар хвостом сверху. Адам не имел ни малейшего понятия о боевом исскустве своего народа, и все приёмы придумал сам, читая описания схваток с чудовищами. Он не знал, что по существу создал собственный стиль. Принц просто получал удовольствие от своей ловкости и силы, а этого ему было не занимать.

Наконец, Адам завершил комплекс упражнений, проведя сложный приём с быстрым вращением ногами и хвостом. Кровь бурлила, сердце гулко стучало в груди. Адам был счастлив, и собирался немедленно начать разбирать корабль. Однако тренировки и холодная ночь вызвали голод. Принц недовольно рыкнул. Припомнив пустые кладовые в замке, он рыкнул громче, но есть-то хотелось... Скрепя сердце, Адаму пришлось отложить работу.

Принц взмыл в воздух и со свистом помчался на юг острова, где жило множество зверей. Он ненавидел охоту. Но она была частью его судьбы.

***

Был уже поздний вечер, когда Редклиф вернулся. Ева грелась у костра. C трудом пересилив себя, она всё же поела жаренную свинину, вызвав у старого моряка насмешливое фырканье. Юнгу капитан накормил сам. Сечас Смитсон храпел как слон, развалившись возле костра, Дик тоже дремал, и бедная Ева чувствовала себя не слишком уютно. Одна, в ночном лесу... Она с трудом удержалась от радостного возгласа, когда могучая фигура Ричарда возникла в круге света.

12
{"b":"17719","o":1}