ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Плот развалился через шесть часов. Океан был опасной игрушкой для молодых нахалов, и тот шторм Адам пережил чудом. Два дня в ледяной воде... Принц не любил вспоминать об этом.

«Неужели я так и умру здесь, в одиночестве?» – написал он, аккуратно обмакнув перо в чернильницу. Странные, непортящиеся чернила хранились в огромном глиняном сосуде с хрустальной крышкой, и за четырнадцать лет Адам не сумел даже на волосок уменьшить их уровень.

«Сегодня вновь пробудился вулкан,» – темно-фиолетовые буквы матово блестели. – «Скоро начнется зима, а крысы сожрали все запасы. С каждым годом крыс становится все больше и больше, ночами они бегают по моей спальне, шуршат, попискивают. Я боюсь когда-нибудь проснуться слепым...»

Тяжело вздохнув, Адам отложил перо и закрыл глаза. Он ещё ни разу не болел, не ломал рук, не получал опасных ран. Судьба, словно в насмешку, хранила принца куда лучше, чем героев рыцарских саг, которым, как известно, с первого листа присуща удачливость.

Вспомнив о книгах, Адам подошёл к ближайщему шкафу. Библиотека замка великолепно сохранилась: мохнатые тщательно оберегали любые знания. Принц понимал, что не разучился говорить только благодаря романам. За десять лет он прочёл больше половины библиотеки, но книги дарили ему лишь печаль – ведь везде говорилось о героях и путешествиях, войнах и наградах, любви и ненависти, верности и вероломстве... Об общении. Адам нашёл только один роман, тронувший душу; про моряка, попавшего на необитаемый остров и много лет жившего в одиночестве. Он перечитывал эту книгу десятки раз, извлёк оттуда множество полезных идей, от способов приготовления пищи до животноводства. Правда, звероферма, которую Адам сумел-таки построить несколько лет назад, зачахла после эпидемии странной болезни, но полученный опыт оказался бесценным.

Сегодня принцу не хотелось читать. Мрачная погода и крысы изрядно подпортили ему настроение. Осторожно вытащив из шкафа стопку листов пергамента, Адам бережно разгладил их особой полированной дощечкой и положил на стол.

Он знал, что никто, никогда не прочтёт его книгу. Но разве это когда-либо, кого-нибудь, останавливало? Адам тешил себя мечтами, что в будущем, возможно, уже после его смерти, к острову причалит корабль и доставит наследие одинокого принца к людям. Он в это не верил. Но страстно надеялся.

Слабый подземный толчок породил в чернильнице темные, маслянистые волны.

Глава 2

Над Камелотом мчались облака. Звёзды тревожно мерцали, стремясь разглядеть землю сквозь защитное покрывало туч, в укромных уголках шевелились призрачные тени. Вечный бродяга-ветер, устав скитаться по миру, облюбовал старинную каменную беседку и тихо пел, повествуя о своей нелёгкой судьбе. Ему внимал лишь одинокий филин.

Когда с неба низринулся грохот, вдребезги разбивший очарование весенней ночи, замок Камелот мирно спал. Звук походил разом на хруст подрубленного дерева, рёв гигантского водопада, рокот близкого грома и голос вулкана, проснувшегося от тысячелетнего сна. Гордость хозяев Камелота, стёкла из горного хрусталя, со звоном посыпались на головы спящих людей.

Синтия проснулась мгновенно. Отголоски грохота ещё стояли в ушах, когда принцесса выскочила из опочивальни, сжимая в каждой руке по мечу.

– Где?! – крикнула она стражницам, бежавшим по коридору.

– У ворот виден свет... – начала одна из воительниц, но её перебила другая:

– Главная башня разбита!

Бросив взгляд в большое окно напротив дверей, Синтия стиснула зубы:

– За мной! – она вскинула меч. Пятеро стражниц в одном белье, но при оружии, присоединились к принцессе и вместе с нею рванулись вперёд.

Их длинные косы были обвязаны вокруг шеи. Лишь Синтия из-за близости брачной церемонии распустила фамильные рыжые волосы: они развевались по ветру, подобно странному боевому знамени. Свою зелёно-бурую ночную рубашку принцесса разорвала, чтобы та не стесняла движений, и полуобнажённая летела навстречу опасности.

Промчавшись по тёмным коридорам оцепеневшего замка, Синтия и стражницы выбежали к подвесному мосту, застывшему в ста ярдах от земли. Это был единственный путь в главную башню... До сегодняшней ночи. В слабом лунном свете отчётливо вырисовывались контуры большой неровной пробоины у основания стены.

– Как они сумели? – в бешенстве спросила принцесса. За пару мгновений, пока опускался мост, ей никто не успел ответить.

– Стой! – бросившись следом за Синтией, одна из воительниц раньше неё заметила, что по ту сторону двери в башню нет лестниц. Принцесса с трудом задержала бег на краю стоярдовой пропасти.

– Поздно! – яростно крикнула стражница. – Нам отрезали путь!

Так оно и было; враг, предвидя быструю реакцию защитников замка, предусмотрительно обрушил единственный путь в башню, чтобы без помех совершить задуманное. Но поступки принцессы Синтии по прозвищу «Скала», предвидеть не могла даже её мать.

Закусив губу, девушка оглядела ловушку и заметила, что в тридцати футах от дверей лестничный пролёт сохранился. Допрыгнуть туда не сумела бы даже легендарная королева Жьян'на Жаркая; но башня была древней, и кладка стен частично размягчилась... Не задумываясь – чтобы не испугаться – Синтия отступила назад и внезапно ринулась в дверь, изо всех сил оттолкнувшись от порога. Всё произошло так быстро, что ей никто не успел помешать.

На короткий миг стройное тело принцессы взмыло над пропастью глубиной в сто ярдов. Сердца не успели совершить и одного удара, как мечи с протестующим звоном впились меж камней дальней стены, и Синтия повисла над бездной. У всех перехватило дыхание.

Подтянувшись на одной руке, принцесса вырвала второй меч и с силой вонзила его в щель между камнями двумя футами выше. Продолжая подъём, она вскоре оказалась прямо под лестничным пролётом, нависшим над её головой пятифутовым козырьком. Ни одно живое существо не сумело бы совершить такой прыжок, вися над пропастью без опоры для ног.

Напрягшись, Синтия подтянулась повыше, отпустила один из мечей и резко изогнулась, начав раскачиваться параллельно стене. Потребовалось ещё несколько сильных толчков, чтобы левая нога принцессы зацепилась за рукоять второго меча; мгновение – и она встала на два тонких клинка, придерживаясь руками за нижнюю сторону лестницы.

Глубоко вздохнув, девушка перенесла свой вес на левый меч, ударом ноги выбила правый из стены и подбросила его, поймав за лезвие. Взяв оружие в зубы, Синтия пригнулась, балансируя над пропастью, отвела от стены сначала одну руку, затем вторую... И длинным прыжком покрыла остаток расстояния до края лестничного пролёта. Спустя мгновение принцесса уже мчалась к сокровищнице, сжимая зазубренный меч.

У дверей её встретили три десятка воительниц, сопровождавших вражеского рыцаря. Синтия задержалась секунд на семь, расправляясь с ними, однако именно этих секунд не хватило. Из-за дверей послышался приглушённый свист крыльев.

Взревев от ярости, принцесса страшым ударом выбила стальную дверь сокровищницы и ворвалась туда как раз вовремя, чтобы заметить исчезающий в пробоине хвост рыцаря. Она успела лишь метнуть меч, отрубив кончик этого хвоста.

От вопля Синтии в замке вылетели последние стёкла. Разгневанная принцесса посылала небу проклятия, обещая отыскать похитителя и сделать с ним... Сделать с ним... Впрочем, опустим подробности, ибо проклятиями делу не поможешь, а дело – чёрное, подлое, однако очень выгодное – было уже сделано. Рыцарь-похититель опозорил замок Камелот на долгие годы.

***

«Во имя несокрушимости божественного целомудрия, какой позор...»

Последствия катастрофы ещё не успели окончательно оформиться в сознании вдовствующей королевы Сибел, когда двери её опочивальни разлетелись в щепки под ударом принцессы. Синтия плакала.

– Мама, я не успела...

Королева окинула свою дочь ледяным взглядом.

– Синтия, нас опозорили. Впервые за несчётные века замок Камелот лишится уважения соседей.

2
{"b":"17719","o":1}