ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Синтия смутно помнила истории о времени, когда эльфы и грифоны вместе пытались завоевать земли людей. Они потерпели поражение, но это случилось столько веков назад, что потомки и победителей, и завоевателей давно обо всём позабыли. Сейчас принцесса горько жалела, что плохо учила историю в детстве.

Громадный мохнатый эльф уже час бежал по лесу размашистой рысью. Онемение от яда не проходило, в разуме Синтии из всех эмоций сохранилось лишь отчаяние. Она любила своего коня, доверяла ему... Так глупо попасться!

«Обманута лошадью» – подумала принцесса, и от ярости чуть не откусила себе язык. Правильно сделали враги, когда похитили принца. Она не то что принца, она недостойна даже...

Язык. Синтия чуть не откусила себе язык. Челюсти вновь обрели подвижность! Значит, её не навсегда парализовало, скоро можно будет вновь взять в руки меч, а потом... О, что потом будет!

Принцесса украдкой огляделась. Переброшенная через плечо эльфа, безоружная, она имела немного шансов победить. Но впереди ещё долгий путь; от границ Шервуда до врат Птичьей Погибели пешему эльфу придется бежать не менее трёх-четырёх часов, а они пока даже не покинули лес...

Додумать мысль принцесса не успела. Послышался слабый свист и эльф с мучительным стоном покатился по траве. Синтия рухнула вниз головой и на некоторое время потеряла интерес к окружающему.

Пришла в себя она от боли в кистях рук. Болело всё тело, но там особенно. Довольно долго девушка пыталась понять, почему на небе звёзды. Наконец, Синтия сообразила, что пока она была без сознания, наступила ночь. Онемение от яда прошло, оставив лишь боль в каждом суставе. А кисти рук...

«Связаны» – поняла принцесса. И тут же, увидев, кто спас её от эльфа, невольно вскрикнула.

– Тихо! – существо быстро зажало девушке рот. – Кричать неправильно.

Синтия притихла. Фыркнув с довольным видом, орк свернул свой громадный пушистый хвост и уселся на него сверху, словно на подушку. В бездонных зелёных глазах мерцали огоньки веселья.

– Большая-без-волос, зачем пришла в лес?

Принцесса огляделась. Она была привязана к одинокому пню посреди полянки, окружённой дремучими зарослями. В памяти факелами горели сотни сказок об орках.

Эти существа водились в самых древних и непроходимых уголках леса. Маленькие, юркие и ловкие, они прыгали по деревьям, питались плодами и слыли миролюбивым народом. Однако больше всего орки славились сложнейшими, запутанными играми, в которые они заставляли играть всех, попадавших в свои владения.

– Я принцесса Синтия из Камелота, – мягко, стараясь не раздражать орка, сказала девушка. – Пожалуйста, отпустите меня, нашему замку угрожает опасность.

– Отпустим, – отозвался орк. – Но мы тебя спасли. Сначала отблагодари нас.

Синтия закивала:

– Я всё сделаю!

Орк склонил голову на бок и внезапно прыгнул через всю поляну, повиснув на ветви дерева. Впрочем, по шороху в листве было ясно, что пушистиков здесь гораздо больше одного.

Обхватив ветку хвостом, орк свесился вниз головой и смешно скрестил на груди лапки.

– У тебя похитили самца, – заметил он. – Ты одинокая самка. Самка не должна гоняться за своим самцом, так неправильно. Должно быть наоборот.

Принцесса постаралась ответить спокойно, хотя слова лесного обитателя являлись жестоким оскорблением для любой женщины её рода.

– У людей всё иначе, – сказала она мягко. – У нас самки сражаются за самцов. Самцов очень мало.

– Раньше было не так, – с печалью в голосе ответил орк. – Раньше было совсем не так.

– Раньше Солнце было круглым, а по небу летали телеги, – фыркнула принцесса.

Орк кивнул. Поскольку он висел вниз головой, выглядело это довольно странно.

– Солнце было круглым, да.

Синтия запнулась. Она знала, что рыцари и драконы никогда не стареют, но самый древний из рыцарей родился лишь четыреста лет назад. О драконах никто точно не знал, хотя принцесса сомневалась, что в мире, где столько рыцарей, дракон сумеет прожить долгие века. Но здесь, в лесных дебрях, вполне могли сохраниться свидетели древних времён...

– Сколько тебе лет? – с опаской спросила Синтия. Орк фыркнул.

– Меньше, чем тебе. Я слышал о Солнце от старших.

– А-а-а... – протянула разочарованная девушка. – Отпусти меня!

– Скоро, – обещал орк. – Давай поговорим.

Принцесса тревожно огляделась. Они кого-то ждут... Ну конечно, и подготовили приманку. Или подарок. Или жертву. Или... Об ЭТОЙ возможности Синтия решила не думать, поскольку знала, что не сдержит ярости.

– У меня болят руки, – пожаловалась она. – Развяжи, я никуда не уйду.

Орк спрыгнул на траву и беззвучно приблизился к пленнице.

– Я не зверь, – тихо, но при этом твёрдо сказал пушистик. – Не надо считать нас дикарями лишь потому, что мы живём в лесу. Лес был всегда. Мы видели, как крылатые горные ящерицы научились говорить и стали называть себя рыцарями. Мы видели, как обезьяны спустились с деревьев и превратились в людей, видели, как могущественный колдун создал драконов и эльфов, видели как Солнце стало квадратным. На наших глазах родилась и возмужала история этого мира, не надо считать нас зверьми.

Орк крутанулся на месте, обернув вокруг себя хвост и превратившись в оранжевый мохнатый шар. Его огромные зелёные глаза мерцали в темноте.

– Жить в лесу скучно, поэтому мы любим играть. Но мы никогда не играем в смерть. Наши игры не оканчиваются кровью, мы не хищники. Мы играем в жизнь.

Он протянул лапку и мягко коснулся принцессы.

– Ты хочешь вернуть своего самца, чтобы он спарился с тобой и подарил вашей семье новую жизнь, – сказал пушистик. – Это достойная цель, и мы спасли тебя от полосатого. Но люди – плохие соседи. Они рубят лес, охотятся на его обитателей. Иногда охотятся на нас. Мы не хотим, чтобы так было. Отблагодари нас, принцесса.

Синтия закивала:

– Помогите мне остановить врагов, и я подарю вам весь Шервудский лес! Ни один человек не вступит под кроны деревьев без вашего позволения!

Орк фыркнул.

– Принцесса, если мы захотим, ни одного человека не останется в этом мире. Но мы не хотим. Нельзя запрещать людям ходить в лес.

Он обвёл лапкой могучие деревья, нависшие над поляной.

– Лес мудр и терпелив, – тихо сказал пушистик. – Народы рождаются, растут, стареют и гибнут, а лес остаётся. Он накапливает мудрость. Наши деревья хранят знания бесчисленных эпох, их корни сплетаются в толще земли. Лес живой, принцесса. Но люди этого не видят. Вы не желаете слушать лес, вам не нужны его знания. Вам нужны изделия из мёртвых деревьев и плоть существ, обитающих под их сенью.

Орк тяжело вздохнул. Огонёк в его бездонных глазах поблек.

– Помоги нам, принцесса. Пусть люди придут в лес без оружия, с открытыми глазами. Мы подарим вам знания, пришедшие из вечности, научим видеть сокрытое и внимать безмолвию. Мы храним мудрость веков, мы – это лес. Но люди уничтожают леса.

Орк опустил голову. Синтия заметила, что кончик его хвоста нервно подрагивает.

– Вскоре перед нами встанет тяжкий выбор, убивать или умереть, – сказал пушистик. – Мы не хотим уничтожать людей. Всё, что хранили мы долгие тысячелетия, возмущается против этого. Наша культура рухнет, если мы истребим ваш народ, но в противном случае настанет день, когда люди истребят нас. Это неправильно, принцесса. Так быть не должно.

Девушка с удивлением слушала орка. Она многое не понимала, однако суть его слов ударила Синтию в самое сердце. Маленький, безобидный лесной зверёк рассуждал об уничтожении человеческой расы! Рассуждал так, словно сделать это было не сложнее, чем зарезать поросёнка.

– Вы можете нас уничтожить? – недоверчиво переспросила принцесса.

Орк распустил хвост и вновь уселся на него, смешно сложив лапки на животе. Он казался таким хрупким и неопасным, что сказанные им слова прозвучали для Синтии подобно удару ножом в горло:

– Можем. Боги, сотворившие мир, оставили здесь вкхтк'цт, с помощью которого была создана эта планета. Вкхтк'цт позволяет менять мир. Это он сделал солнце квадратным. Если люди не прекратят вырубать и жечь леса, мы изменим мир так, что людей в нём больше не будет. Словно никогда и не было.

9
{"b":"17719","o":1}