ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошо. Но сначала – дочитаем рукопись! Идём домой.

– Нет, – возразил Стиг. – Дома станут задавать вопросы. Устроимся в парке, там есть несколько беседок. У нас каникулы, помнишь? Никто не знает, что мы вернулись. Диана с любопытством моргнула.

– Но я голодная, – заметила она. Стиг фыркнул.

– Заглянем на ближайшую псарню.

– Я вторую неделю не ела, как человек.

– Две недели выдержала, значит ещё один день точно сумеешь. Диана недовольно нахмурила брови.

– Почему ты не хочешь идти домой? Стиг оглянулся. Улица была пуста, последние лучи солнца бросали зловещие тени к ногам юных магов. Вздохнув, юноша подошёл к сестре вплотную.

– Эльф из Каэр Мортара мог прислать грифона и предупредить, чтобы нас обыскали, как только вернёмся, – сказал он вполголоса. Диана вздрогнула. Помолчав, она кивнула и первой направилась к парку, раскинувшему кроны деревьев в западной части города. Стиг шёл рядом. Пустую беседку удалось отыскать не сразу; в двух горел свет, в третьей было темно, но слышались такие звуки, что молодые маги поспешили пройти мимо. Наконец, когда на небе уже сверкали первые звёзды, Стиг и Диана вошли в изящную закрытую беседку. При их появлении, белый магический шар под потолком самостоятельно вспыхнул. Не говоря ни слова, Диана вытащила свиток и бережно развернула золотую фольгу. Брат и сестра склонились над пожелтевшим от времени пергаментом.

Лист третий

«Магистр…» – от предвкушения я с удовольствием играл Силой, не спеша двигаясь к седьмой Башне – огромной, почти до облаков. У входа стояли несколько стражников.

– Я иду к Магистру по важному делу. Прошу пропустить, – спокойно сказал я.

– К Магистру нельзя пройти без приглашения, эльф – ответил старший.

– Мне можно… – улыбнулся я, и стражники упали к моим ногам. От ощущения, что я мог делать всё, что хочу, и при этом никого не убивать, в душе поднималось тёплая радость. Я открыл высокие двери и прошёл в коридор. Там я стал туманом и, мгновенно вознёсшись на вершину, вновь принял вид эльфа. Бронзовая дверь с барельефом Мыслителя бесшумно открылась, пропустив меня в сводчатый зал. Вдоль стен стояли резные шкафы, заполненные книгами. Стены украшали гобелены с изображениями магических фигур, а в центре, рядом с круглым мраморным столом, за которым сидел старый волшебник в белой мантии, стоял хрустальный алтарь, на котором я увидел две золотые шкатулки. Волшебник поднял голову от книги.

– Здравствуй, мальчик, – он улыбнулся. – Ты ко мне? Ненависть оставила мою истерзанную душу в эти минуты, и я от чистого сердца ответил:

– Нет, Магистр. Я пришёл за Книгой. Он только шире улыбнулся, глядя, как я не спеша приближаюсь к столу.

– Что ты надеешься прочесть в Книге Древних?

– Способ исполнить свою клятву, не погубив тысячи невинных жизней,

– совершенно правдиво ответил я. Маг, казалось, немного удивился.

– Ты странно говоришь для пятнадцатилетнего мальчика, эльф.

– Я уже не мальчик, о Магистр. Я слишком многое перенёс. Он тяжело вздохнул.

– Ты был в плену… Мне очень жаль, сынок. О, боги, как мне захотелось обнять его и выплакать всю свою боль… Только сейчас я понял, КЕМ был для меня отец. От бессильной ярости воспоминаний в глазах потемнело.

– Да, мудрый человек, я провёл в плену пять лет. Родителей убили у меня на глазах, а затем, победители заставили меня присутствовать на пиру как шута, и смотреть на голову своего отца. Позже на мне тренировали воинское искусство молодые воины врага, и каждый раз я выживал только думая о мести. Месть стала мне матерью, только она не давала покончить с собой, когда я, закованный в цепи, валялся в подземельях, когда меня секли кнутом, когда меня травили собаками, а друзей казнили на моих глазах. О маг, я более не мальчик, хотя мне лишь шестнадцать лет. Волшебник закрыл глаза.

– Сын мой, Тьма не пребудет вечно, поверь. Мы почти победили, в мире остались лишь жалкие остатки сил Зла. Но боги справедливы. Они обязательно дадут тебе шанс найти покой для своей души. Верь в них, сынок, и они станут бальзамом для твоих ран. Знай, что более никогда Тьма не возьмёт вверх, и никто не сможет творить подобное! – Магистр вышел из-за стола и положил руку мне на плечо. Я дрожал. Неужели они не понимают?! Неужели не видят, что они такое?! Как возможна подобная слепота?! Он пришёл в ужас от моей истории. От моей НАСТОЯЩЕЙ истории. Но что он скажет, объясни я, КТО такой? Он проклянёт меня и, имей он силы, вновь сделает то же самое. Я содрогнулся, ощутив всю глубину и безысходность пропасти между разумом и предрассудками. Я говорил с ним сам. Ни одно слово не было надуманным. Он слышал МОЮ историю, и пришёл в ужас, как любой нормальный человек или дракон на его месте! Знание ударило меня, словно раскалённая пика. Так значит, между

людьми и орками, эльфами и чёрными рыцарями, грифонами и драконами нет иной пропасти, кроме ТЕЛА?! Будь я эльфом, этот старец обнял бы меня, как сделал сейчас, услышав рассказ дракона! И тогда я ощутил глубокую, абсолютную истину: это мне

предначертано стереть слои окаменелых стереотипов. Это МНЕ дана власть привести Уорр к миру, а не к войне.

– Магистр, спасибо тебе, – сказал я. – Ты открыл мне глаза на то, чего я не мог и представить. Ты воистину дал мне мудрость, человек. Маг печально улыбнулся.

– Мудрость? Нет, сынок. Мудрость нельзя дать или взять. Она приходит сама. Я долго смотрел ему в глаза, понимая, что маг просто не видит мою

сущность. О, боги, сколько бы я дал за миг понимания! Сколько бы я дал за подобное выражение лица, обращённое ко МНЕ!

– Ты неправ, мудрый человек. Иногда бывает, что годы, проведённые с одной мыслью, мешают видеть то, что скрывается в глубине. Иногда

следствия влекут за собой реакцию, не давая разглядеть за ней причины. Ты показал мне основы взаимной ненависти, которая отравляет души всех жителей Уорра. Ты дал мне то, для чего я хотел взять Книгу Древних. Ибо я видел верхнюю часть ядовитого дерева, и в гневе своём решил вырвать её, не подозревая о корнях, которые способны породить ещё более ядовитые всходы. Магистр спокойно выслушал меня, а потом спросил:

– Кто ты?

– Меня зовут Винг. Улыбнувшись, маг тихо сказал:

– Странное имя для эльфа.

– Я не эльф. Он кивнул.

– Это я понял, едва ты вошёл. Я удивлённо поднял брови.

– Как?

– Ни один эльф не смог бы пропустить охрану, которая стоит у входа в эту комнату. А ты её не заметил. Вздрогнув, я посмотрел на двери магическим взглядом и различил едва заметное голубое сияние. Заклинание было мастерским. Не зная о

нём, даже маг моего уровня мог ничего не заметить. Я внезапно осознал, сколь мало знаю про магию. Могучая Сила, которой я повелевал, в моих руках напоминала огромную дубину. Но этот старец, не имея сил даже сдвинуть её, мог своей изящной шпагой причинить больший урон. Знания… Как я мечтал о них!

– Твоё мастерство впечатляет, мудрец. Прости, что не сразу увидел в тебе Силу. Он приподнял брови.

– Ты не увидел во мне Силы? Но мальчик, я не вижу Силы в тебе. А я могу различить даже слабые ее отголоски, поверь. Я встал, протянув руку ладонью вверх. Глаза мои засветились, в воздухе возникло алое сияние. На стол перед Магистром плавно опустились листы пергамента, содержавшие мою историю. Маг выглядел удивлённым.

– Странно… – заметил он, усевшись в своё кресло и откинувшись, скрестив руки на груди. – Впервые я не смог разлядеть в тебе Силу, мальчик. Ты необычен. Я горько улыбнулся.

– На этих листах записана история моей жизни, о маг. Прочти её, пока я буду листать Книгу Древних. Он молча простёр руку над столом, притянув пергамент. Я подошёл к шкатулкам. Они были древними. Настолько древними, что меня пробила дрожь при мысли о тысячах лет, неспешно обходивших стороной их содержимое. Шкатулки были совершенно одинаковыми, золотыми, с изображением странного символа на крышке – монограммы из сплетённых рук, принадлежавших различным существам. Я различил драконью – она была сверху, и крепко сжимала руку человека. Смысл рисунка ударил меня пониманием. Дружба. То, что хранилось ТАМ – было предназначено не для кого-то одного, но для всех!

15
{"b":"17720","o":1}