ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Я верю в любовь
Москва 2042
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Половинка
Татуировка (сборник)
Найди точку опоры, переверни свой мир
Любовь литовской княжны
Курортный обман. Рай и гад

уверенности, что корни того ядовитого дерева – не в богах, не в высших силах. За весь этот год я, как ни старался, не смог обнаружить ни

малейшего следа чего-либо, более могущественного, чем я сам. Понемногу крепла убеждённость, что корни – в нас самих. Что несовершенство разума, и психологические стереотипы, служат невероятным барьером на пути к гармонии. Часто смотрел я на листок пожелтевшей бумаги, читая строчки, написанные, как я узнал из книг, величайшим магом всех времён, непредсказуемым Рэйдэном, учителем самого Ская. Я был сильнее. Я ощущал свою Власть столь полно, что иногда ужасался этой силы. В восемнадцать лет я мог уничтожить горный хребет одной мыслью, мог разрушить весь мир, сказав пару слов. Часто я размышлял, достоин ли такого невероятного могущества. Да, меня не влекла власть, хотя я мог её взять лишь протянув руку. Но достойно ли мне получать наслаждение, изучая мудрость, когда тысячи

разумных существ бьются в клетках предрассудков, а миллионы их орошают своей кровью сад, где растут лишь ядовитые кусты нетерпимости? К концу года подобные размышления сделались невыносимыми, и я понял, что время пришло. Пора было начать очистку сада от крапивы ненависти и религиозной слепоты, засеять его семенами доброты и взаимной любви. Последний лист пергамента превратился в бриллиант, украсив собой ожерелье, на котором висел медальон. Этот предмет из необозримого прошлого, да моя рукопись – вот и всё, чем я дорожил, всё, что хотел считать своим. Я вышел из пещеры, где размышлял много месяцев, и бережно уложил книги Магистра в золотые шкафы. Одно Слово – и шкафы засияли матовым светом, надёжно охраняя бесценное содержимое. Люди говорят, что все драконы имеют сокровищницы и стерегут их не щадя жизни. Что ж, мои

сокровища – это знания, а золото – просто устойчивый металл, способный хорошо их хранить… С чего начать? Возможно, для начала стоило приобрести себе настоящий дом, тот, где я смогу начать работу и куда будут стекаться мои последователи. Ибо они скоро появятся.

Взвесил возможные варианты. Понятно, это должен быть дворец. И так же понятно, что он должен быть знаменит на весь Уорр, ибо только в этом случае обо мне узнают сразу. Улыбнулся. Таких дворцов было два. Белый Дворец Родрика и

разрушенная Чёрная Крепость Владыки. Сейчас я понимал, что Владыка был только властолюбцем, способным послать на смерть тысячи своих сподвижников… О, отец, почему ты погиб, защищая его дело?! Крепость мне не подходит. Она испокон веков считалась прибежищем Зла; дракон, поселившийся там, только усилил бы эти предрассудки. И хотя я мог восстановить Каэр Мортар одним движением, меня это не влекло. Родрик… Ты стал для меня символом Врага. Ты убил мою семью, сделал убийцей меня, ты так жестоко поступал с побеждёнными, что орки подняли бунт около года назад. Я не вмешался тогда, поскольку был

полон ненависти и понимал, что не смогу удержать себя от рек крови. Но теперь… О Родрик, прости меня. Твой дворец, долгие годы нёсший лишь смерть, вскоре подарит жизнь стольким, что я должен это принять. Пока я мчался на север, в душе пылали двойственные чувства. С одной стороны, я страшился того, что мне предстояло, ибо предвидел кровь и смерть. С другой… Я всё ещё был драконом, и гордость моя трепетала при воспоминании об унижениях. На короткое время мне захотелось отбросить мудрость и убить своих

врагов. Задумавшись над этим стремлением, я понял, что излив последние остатки ненависти на тех, кто воистину её заслужил, я стану более совершенным, и ещё ближе подойду к своей цели – миру на Уорре. Сердце защемило от жалости к врагам, но я пресёк её. Враги – они существуют. Смерть порождает жизнь, а цель жизни – бороться со смертью во всех её проявлениях. Приняв наконец решение, я ускорил свой полёт и, со свистом

разрезая воздух, понёсся на северо-запад, в Арнор. О, небо, как же мне не хотелось туда возвращаться…

Конец третьего листа

Медленно подняв голову, Стиг посмотрел в зелёные глаза сестры. Девушка тяжело дышала.

– Так вот, как всё было… – прошептал молодой маг. Диана вздрогнула.

– Почему ты веришь дракону? – спросила она с напряжением. – Разве слова крылатой ящерицы имеют больший вес, чем рассказы учителей? Стиг легонько покачал головой.

– Я чувствую это. Здесь, – он коснулся пергамента, – здесь нет лжи.

Диана отвернулась, с трудом удержавшись от резкого ответа. Несколько минут в беседке царила тишина.

– Сестра, – Стиг первым решился нарушить молчание. – Не делай поспешных выводов. Давай вначале дочитаем рукопись.

– Нет, – холодно ответила девушка. – На когтях её автора кровь. Маг вздохнул.

– Диана, когда мы родились, со смерти Магистра прошло уже сорок лет. Всё, что мы о нём знаем, рассказывал отец, которому в то время едва исполнилось десять.

– Стиг, ты притворяешься или правда не понимаешь? – оборвала Диана. – Эта ящерица… Эта тварь убила мага из нашего рода!

– Не называй Винга тварью, – глухо ответил юноша. Девушка изумлённо моргнула.

– Стиг? – она положила руку на плечо брату. – Что с тобой? Молодой маг отвернулся. Даже сквозь тунику Диана чувствовала бешеное биение его крови, дыхание с трудом вырывалось из ноздрей. Несколько минут в беседке висело зловещее молчание.

– Я немало читал о Винге, – выдавил наконец Стиг. – В основном, конечно, его проклинали, но я всегда старался отделять ненависть от фактов. А факты… – юноша поднял взгляд. – Диана, Винг много лет был моим героем. Он в одиночку сражался против всего мира, пытался завоевать себе место под солнцем. И все его ненавидели. Как до сих пор ненавидят нас… Девушка отпрянула.

– Нас? Нас ненавидят?! Кто?! Опомнись, Стиг! Магов уважает каждый человек на…

– Вот именно, человек! – резко оборвал юноша. – Человек, Диана. А мы не люди. Наклонившись вперёд, он взял сестру за руку и тихо добавил:

– Мы оборотни.

Глава 4

1

Диана замерла, не в силах отвести глаз от лица брата. Прошла минута. Наконец, с огромным трудом взяв себя в руки, девушка опустила голову.

– Мы же обещали друг другу, – сказала она тихо. – Не говорить на эту тему.

– Молчание не изменит истины, – мрачно ответил Стиг. – Мы оборотни, Диана. Люди считают, что наша способность обращаться волками – магия. Даже Учителя в Башнях не знают правды. Но мы-то знаем… Молодой маг коснулся рукописи.

– Винг гораздо ближе нам, чем этот надменный Магистр, который не задумываясь убил бы нашу мать, проведай он, что за кровь течёт в её жилах. Без Винга мы бы просто не родились, Диана. Отцу никогда не позволили бы связать жизнь с простолюдинкой, тем более с полукровкой.

– Замолчи! – девушка резко встала. – Я не хочу говорить на эту тему.

– Хорошо, – сразу согласился Стиг. – Не будем говорить. Он поднял последний лист рукописи и выжидательно взглянул на сестру. Диана промолчала.

Лист четвёртый

В небе Арнора парили грифоны, по дорогам ходили люди и эльфы. Жизнь шла своим чередом и лишь изредка, при взгляде на несчастных рабов, мог наблюдатель заметить, что не всё благополучно в этой прекрасной земле. Я, словно вихрь, нёс на своих крыльях свободу, но впервые эта свобода не означала рабство для побеждённых.

И я встретил грифона в небе. Замедлил полёт и стал видимым. Грифон в ужасе забил крыльями, закричал, райдер едва не выпал из седла.

– Скажи мне, где сейчас Крафт? – спросил я, повиснув в воздухе. Эльф поднял копьё… и в ужасе отбросил огромную змею, в которую оно превратилось. Я рассеял иллюзию и копьё, сверкая, упало с небес.

– Разве я напал на вас, арнорцы?

– Ты Винг! – в смертельном ужасе воскликнул эльф, а грифон широко раскрыл глаза.

– Да, меня так зовут. Они попытались сбежать. Я приземлился на поле и одним движением притянул их на землю перед собой. Взглянув на своего грифона, эльф гордо скрестил руки на груди; пернатый вскинул голову.

17
{"b":"17720","o":1}