ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я никому её не покажу, мальчик, и тебе не советую, – нетерпеливо сказал грифон. – Полвека назад, из-за этой рукописи погиб мой отец, а десятью годами позже я поссорился с Вингом, когда он отказался её восстанавливать. Ошеломлённая Диана чуть не уронила свиток.

– Так ты… Ты действительно знал Винга? – выдавила она. – Но как?! Ведь

грифоны живут не более шестидесяти лет, ты уже давно… – девушка запнулась. Игл мрачно усмехнулся.

– А-а, значит до вас не доходили байки о бессмертном короле грифонов?

– Бессмертном?! – вырвалось у Стига. Грифон тяжело кивнул.

– Да, мальчик. Я бессмертен. Не завидуй такой судьбе; полвека назад, когда меня наградили бессмертием, о семье моей никто не вспомнил. Игл взглянул на Гориэка, молча стоявшего за спинами магов.

– Сын мой телом уже старше отца, – с горечью сказал пернатый. – Если бы я тогда хоть немного подумал… Но мы редко знаем заранее, чем в реальности обернётся мечта.

Встряхнувшись, Игл вновь обратил взгляд ярких голубых глаз на гостей. Стиг и Диана стояли молча.

– Покажите мне рукопись, – попросил грифон. Глубоко вздохнув, Диана кивнула и протянула Гориэку свиток. Грифон не

стал тратить времени: развернув фольгу, он бережно поднял листы пергамента и уложил их на стеклянную пластинку текстом вниз. Мелькнул сиреневый свет.

– Вот и всё, – Гориэк вновь завернул пергамент в фольгу и вернул свиток Диане. – Спасибо.

– Спасибо! – поддержал его голос Игла. – Вы сделали нам замечательный подарок, люди. Чем мы можем вас отблагодарить? Прежде чем Стиг успел открыть рот, его перебила сестра:

– Расскажите про Винга! Призрачный грифон улыбнулся.

– И что же вам рассказать?

– Всё сразу, – серьёзно ответил Стиг. – Игл, ты говорил что поссорился с Вингом. Но поссориться могут только друзья, между тем как согласно рукописи вы с ним…

– Мы с Вингом родились в один день и один час, – негромко сказал Игл. – Мать моя умерла, давая мне жизнь, её убил дракон. Мать Винга была обезглавлена по приказу моего отца. Он раскрыл левое крыло и указал когтем на едва заметную шишечку в области предплечья.

– Здесь Винг сломал мне крыло. На следующий день, по приказу короля ему сломали оба. Этими когтями, – грифон расправил мощные пальцы, – я рвал его плоть на протяжении трёх лет. Этими же когтями я зашивал себе раны, которые получил от охотника, когда спасал подругу Винга… Он горько усмехнулся.

– Всё это не так-то просто рассказать, юноша.

Гориэк встрепенулся, словно хотел возразить, но суровый взгляд Игла заставил его опустить голову. Стиг сделал вид, что ничего не заметил.

– Игл, нет ли у тебя дневника, или рукописи, повествующей о том времени?

– спросила между тем Диана. Грифон молчал так долго, что девушка добавила:

– Если я затронула что-то личное, прошу проще…

– Нет, всё в порядке, – оборвал Игл. Он напряжённо помахивал хвостом. – Я размышляю.

– Иглирр… – на родном языке начал Гориэк, но взгляд отца вновь заставил его умолкнуть. Призрачный грифон шумно вздохнул.

– Хорошо. Вы сделали мне подарок, о котором я мечтал более пятидесяти лет; за добро следует платить добром. Но вначале вам придётся дать клятву, что никто и никогда не узнает от вас содержания моей рукописи. Удивлённая Диана машинально кивнула.

– Конечно, если ты так желаешь…

– Дело не в моих желаниях, – оборвал Игл. – Я не шучу, люди. Если вы нарушите обещание, последствия могут быть плачевными. Стиг с сомнением огладил подбородок.

– Быть может, в таком случае не стоит доверять первым встречным столь опасные тайны? Запнувшись, Игл уставился на молодого мага и внезапно весело, от души рассмеялся. Его примеру последовали все грифоны в шатре.

– Нет никаких тайн, – объяснил король, когда снова смог говорить. – Но вам самим будет лучше, если о рукописи никто не узнает. Видите ли, – он

фыркнул, – официальный культ, принятый в Ронненберге и большей части Арнора, почитает Богиню Агайт и её возлюбленного Светлого Карда, в то время как Врагом Добра и Света признан отвратительный Демон Йакс. Не так ли?

– Всё правильно, – Диана в недоумении кивнула. – Обычные дикарские суеверия. Игл вздохнул.

– Это для вас суеверия. А для львиной доли простых арнорцев, Демон Йакс до сих пор – нечистая сила, отродье Тьмы, за сношения с которым всякий достоин смерти на костре. Стиг встрепенулся.

– Уж не хочешь ли ты сказать…

– Да, – оборвал Игл. – Я хорошо знаком с Демоном Йаксом. Именно он наградил меня бессмертием, и благодаря его помощи, через несколько десятилетий народ моей страны достигнет черты, за которой бессмертие перестанет быть недоступным. Он смерил застывших магов хитрым взглядом.

– Вы ещё желаете прочесть мою рукопись? Ответила Диана, справившись с изумлением:

– Очень.

– Гориэк, распечатай им «Турбулентность», – приказал Игл. – А сейчас простите, молодые люди – мне надо работать.

– Спасибо, достопо… – начал было Стиг, но изображение пропало раньше, чем он успел закончить. Гориэк глубоко вздохнул.

– Что ж, идёмте, – он откинул полог шатра и улыбнулся, приподняв края пластичного клюва. – Устраивайтесь где понравится, тут, как-никак, сад. Скоро я принесу рукопись. Молча поклонившись, Стиг схватил Диану за руку и потянул за собой. Молодые маги покинули шатёр. Место для чтения они подобрали в тени раскидистого дуба, на ароматной траве, шагах в двуста от грифоньего лагеря. Диана ещё не успела устроиться

поудобней, как Стиг заговорил на тайном языке магов, неизвестном никому ниже Третьего Круга.

– Ты помнишь практическую работу по остановке сердца у зверей? Диана невольно вздрогнула.

– Зачем вспоминать о таком…

– Сейчас мы испытаем этот метод на Гориэке, – Стиг усмехнулся. – Ведь он пернатый лев. Девушка отпрянула.

– Ты спятил?!

– Напротив, – молодой маг сжал кулаки. – Только так можно узнать правду. Не волнуйся, ничего с грифоном не случится; когда он подойдёт, я слегка расширю ему сосуды, увеличив ток крови, и введу в вены несколько капель валерианы, – Стиг коснулся мешочка на своём поясе.

– С чего ты взял, что валериана действует на грифонов? – удивилась Диана.

– Они же кошки, Диана. Гориэк опьянеет.

– И что?

– Пьяный грифон ответит на вопросы куда охотнее, – усмехнулся Стиг. Его сестра неодобрительно покачала головой.

– Это нарушение закона гостеприимства. Мы не можем на это пойти.

– Диана, но…

– Нет, Стиг, – серьёзно сказала девушка. – Так нельзя. Лучше узнаем только часть правды. Юноша хмуро вздохнул.

– Женщины, – пробормотал он под нос. Диана улыбнулась.

3

– Разве наш город расположен на равнине? – спросил я Сапсана, тщетно пытаясь найти скалы на достаточно близком для грифона расстоянии от озера.

– Нет, Гелиополь лежит среди тех холмов. Под нами уже сады, видишь? О да, я видел! Я видел драконов! Они парили над землёй, шли по дорогам, работали в полях! Их было много, всех цветов – от золотых до чёрных!

– Драконы… – прошептал я, зависнув на месте, не веря глазам. Повсюду мирно текла обычная жизнь, жизнь моего народа. Обработанные поля простирались на десятки километров, там бродили стада животных,

сопровождаемые юными дракончиками. Прямо подо мной расстилался огромный сад, несколько драконесс мирно беседовали, расположившись в тени декоративных деревьев. Дорожки были посыпаны белым песком, по ним не спеша двигались драконы, драконы, драконы…

– Винг? С тобой всё в порядке? – Сапсан описывал вокруг меня круги.

– Сейчас пройдёт… – с трудом выдавил я. – Впервые за много лет… Увидел дракона. Он удивился.

– Разве ты не бывал на Локхе?

– Нет, я родился и вырос в стране под названием Арнор. Там не живут драконы. Грифон завис на месте.

– Арнор?! Это там была война, давным-давно? Я прищурился.

– Да, там.

– Но в Арноре должны жить драконы! Ареал-вождь Ализон улетел туда полвека

назад, мне мама рассказывала. С ним отправилось множество драконов! – Сапсан был сильно удивлён. Я невесело улыбнулся.

25
{"b":"17720","o":1}