ЛитМир - Электронная Библиотека

– Интересная история.

– Верно, – поддержал её Стиг. – Только вопросов стало ещё больше. Гориэк пожал крыльями.

– Прочтите мемуары Игла. И, не сговариваясь, все трое склонились над книгами.

Рассказ Игла

Всё описанное ранее произошло около года назад. С тех пор так многое изменилось, что мне иногда бывает трудно верить, сколь бешенная злоба и нетерпимость терзала тогда нашу прекрасную страну. Но нравится мне это, или нет – а факт в том, что Винг оставил за собой настоящий вихрь в мыслях арнорцев, они изменились, а я закрепил эти перемены навсегда. Родрик просил написать историю Винга, и я постарался. Но то, что сказанно далее

– уже не приказ. Я сам решил продолжить рассказ, и хотя я предвижу определённые сложности, которые вызовет моя повесть, я не могу молчать и дальше. Совесть не позволяет.

Главнокомандующий армией Арнора, Игл Кек'хакар.

Это случилось в канун Нового года, когда снег покрыл страну белым

покрывалом, а люди и эльфы собирались праздновать ещё один год мира. Я со своим личным отрядом летал вдоль и поперёк Арнора, следя за порядком и нанося визиты друзьям. Всё было тихо и спокойно, даже орки мирно сидели в своих горах. Я вернулся к королю с радостным докладом.

– Игл, это хорошо, что в моей стране царит мир, – тяжело ответил Родрик. – Он тоже был бы рад… Мы помрачнели, догадавшись, о ком упомянул король.

– И мне очень жаль лишать тебя возможности спокойно встретить праздник… – продолжал Родрик. – Но тебе придётся полететь в Элиранию. Старр докладывает, что там начались проблемы.

– Да, милорд?

– Феокрит не забыл, что я признал убийцу его сына достойным рыцарем. Старр сообщил, что эльфы намерены потребовать от нас найти Винга и выдать им, иначе – война. Я замер.

– Война? С эльфами?! Король кивнул.

– Невероятно, но все идет к этому. Я послал им ответ, что Винг исчез больше года назад и мы не знаем, где он. Эльфы не пожелали

слушать. Феагорм, брат короля, покинул Кастл-Рок два дня назад, заявив что мы попали под влияние Тёмных сил. С ним ушёл Тириох. Я зарычал. Этот старикашка…

– Я понял, милорд. Предатель будет наказан.

– Нет, ты не понял, Игл. Ты полетишь в Элиранию и доложишь Феокриту о всех событиях, имевших место в Арноре. Полетишь один. Ты – посол, а не штурмовая команда… – Родрик улыбнулся.

– Как ты похож на Крафта в молодости, Игл. Если бы ты знал.

– Вас понял, милорд, – отвернувшись, я покинул тронный зал. Настроение было испорчено. Родрику не следовало упоминать об отце. Как-никак, именно он явился косвенной причиной его смерти. Выйдя на улицу, я полетел к себе во дворец. Там уже во всю готовились к праздникам, моя подруга, Араминта, развешивала под потолком шелковые гирлянды. Предупредив друзей о задании Родрика и не отвечая на кучу вопросов, я нацепил меховую накидку, вооружился, захватив мешочек с золотом и вылетел на восток. Было холодно. Я летел над самой землёй, чувствуя как перья

постепенно покрываются ледяной пылью. Скоро пригороды столицы остались позади, и подо мной потянулись мрачные щупальца ночного заснеженного леса. Кое где мерцали огоньки: костры дровосеков или охотников. Я летел без отдыха почти десять часов, но внизу всё ещё тянулись бесконечные леса. К востоку от Арнора они росли почти без просветов. Люди и гномы редко бывали в этих местах, эльфы здесь не жили. А грифоны лишь несколько лет назад стали свободной расой, и пока предпочитали селиться рядом с людьми. Вокруг меня в радиусе сотен миль не было других разумных существ. Ни огонька, ни просвета. Лишь лунный свет, казалось, замораживал

воздух. Я так окоченел, что решил приземлится и развести костёр, иначе мог не дожить до рассвета. То был переломный момент в истории нашего мира, но я об этом не знал. Разумеется, мне не хотелось садиться на первой попавшейся полянке, и я летел, пока не заметил холм, поросший крупными соснами. Там и приземлился. Костёр загорелся сразу, и я с наслаждением распушил перья, чувствуя, как с крыльев отваливается ледяная корка. Грифоны отлично переносят холод, но у всего есть пределы. Иногда я завидовал людям и эльфам – одежда часто бывает полезна, однако традиции нашего племени насчитывали уже тысячи лет. Грифон в одежде будет выглядеть столь же нелепо, сколь и голый человек на королевском пиру. Хорошо хоть, что смолистый хворост, который я насобирал в роще, отлично горел.

– Ммрф… – прошептал я, расстилая накидку и усаживаясь на кучу еловых веток. Так я грелся пару часов, и настроение немного улучшилось. Скоро мне захотелось поспать, но я держался. Достаточно какому-нибудь зверю успеть повредить мне крыло – и я мертвец. Никто, никогда не найдёт в такой чаще одинокого грифона… А жить охотой я разучился. Прошло ещё три часа, и внезапно послышался шорох. Я вскочил, выпустил когти. Рука легла на копье.

– Не надо, грифон… Голос принадлежал молодому, измождённому эльфу, который с трудом стоял, прислонившись к дереву. Я помог ему дойти до костра.

– Кто ты? Что делаешь так далеко в лесах? Он молча грелся у огня. Я ждал. Наконец, эльф произнёс:

– Меня зовут Эльстар. Я охотник. А ты кто?

– Игл, главнокомандующий армией Арнора. Он подскочил.

– Грифон?! Я криво усмехнулся.

– Да, еще недавно это звучало бы странно. Но теперь у нас в Арноре полное равноправие. Он поник.

– Прости. Я столько лет не был дома, что стал дикарем. Я с интересом разглядывал Эльстара. Он был молод и, вероятно, когда-то весьма неплохо выглядел. Сейчас он смотрелся как жертва нападения стада слонов. Эльф был страшно измождён, его, некогда

прекрасная одежда, теперь превратилась в лохмотья. Даже лук – гордость любого эльфа, был сломан и перевязан верёвкой. Да, пришлось ему пережить…

– Что ты делаешь так далеко от обжитых мест? – поинтересовался я.

– Охочусь, – эльф мрачно смотрел в пламя.

– Разве мало зверья в лесах Элирании?

– Тех, на кого я охочусь, там нет. Похоже, их вообще не осталось. Эта горная гряда – последний шанс. Меня пробило неприятное предчувствие. Неужели?..

– Эльстар, на кого ты охотишься?

– На драконов. Я вздрогнул. Перед глазами возникла картина окровавленного Винга, которого волокли за канат, продетый сквозь крылья…

– Это лучшая добыча для воина? – сурово спросил я. Он с изумлением поднял глаза.

– А что может быть почётнее? Убить самую сильную тварь из служителей Зла – достойное дело. Я замолчал. В голове скакали воспоминания. Неужели и я был таким? Да, был. Хуже. Я не противился не только охоте на драконов, но и страшным мучениям, на которые обрекли несчастного Винга. Я сам их усугублял… После Войны, когда враги пали, мы должны были остановиться, не переносить свою ненависть на невинных.

– Эльф, что тебе сделали драконы? Он вздрогнул.

– Странные вещи ты спрашиваешь, Игл. Драконы – зло! Я мысленно продолжил своими словами: «Они недостойны жить».

– …они недостойны жить! Да. Вот таким я был два года назад. Таким виделся Вингу… О, боги…

– Почему, Эльстар? Эльф чуть не поперхнулся от изумления.

– Грифон, ты сошёл с ума?

– Напротив, эльф. Ответь.

– Драконы наши враги! Они сражались на стороне Владыки и принесли тому победу! – он стиснул зубы. – Драконы захватили мою страну и обратили в рабство народ эльфов.

– Поправь меня, но я всегда думал, что война началась, когда из эльфийского рабства на волю вырвался израненный дракон по имени Ализон? – заметил я грозно. Эльстар промолчал.

– В истории было множество войн, – сказал я. – Незадолго до рождения моего деда завершилась война между Арнором и Элиранией. Люди бились с эльфами. Так почему ты не охотишься на людей? Они тоже были врагами твоего народа, и война так же завершилась их поражением. Эльф долго смотрел на меня, потом покачал головой.

– Игл, драконы – служители Зла. Они несут только смерть. Я резко подался вперед:

– А ты видел дракона, Эльстар? Он отвернулся.

28
{"b":"17720","o":1}